Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Наши пациенты > Палата N5 : Прозаики

Палата N5 : Прозаики Ничто так не развивает творческий почерк, как автографы.



Ответ
 
Опции темы

ДЖЕССИКА ФОРЕВА!!! чч3и4

Старый 24.04.2007, 21:14   #1
тощий злюка
 
Аватар для Peccator
 
Регистрация: 10.04.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 7,559
Записей в дневнике: 35
лучшее

ДЖЕССИКА ФОРЕВА!!! чч3и4


ДЖЕССИКА ФОРЕВА! - 3

ЛЬВОПС.

- Серёжа, а Серёж?
- Угу... - пробурчал я, не отрываясь от клавиатуры.
- Так я поехала? Да оторвись ты от этого проклятого аппарата, пойдём, проводишь!
Тащиться на другой конец города, потом за Окружную... К тёще вместе позже съездим, успеется. Ольга пока едет одна, без меня.
- Конечно, милая!
Жамкаю на "Сохранить как..." .Давненько ничего в голову не приходило, завертела новая, семейная теперь уже, жизнь. Со своими плюсами и минусами, проблемами и прочее, и прочее, и прочее...

До электрички ещё шесть минут. Расстаёмся всего на один день, а всё равно на душе неспокойно как-то, словно предчувствие какое, что ли. Уже почти забылось жуткое моё ночное приключение, непрошеные "гости" не посещали, да я и не писал почти ничего всё это время. Разве что заходил на портал и стихожабил помаленьку, чтоб вовсе не забыли Пеккатора, ворчливого абизьяна. Интересная порой метаморфоза происходит с Музами, когда они становятся жёнами. Вот и моя так же: вдохновляла на стихи и прозу, на массу пародий, скетчей, даже тостов, а теперь: "Ты шкаф думаешь чинить когда-нибудь? Дверца не закрывается сто лет! Кран уже неделю капает, не видишь, что ли? По-твоему, я сантехник? И вешалку прибей, наконец, наказание!" И чинятся шкафы, краны, прибиваются вешалки, полки, переставляется мебель по фэн-шую (слово-то какое паскудное!). Не до творчества - оно принесено на алтарь семейного благополучия.

- Ты чего грустный такой, Серёж? Я ж на день всего, завтра вечерком приеду, не куксись!
- Да чего мне кукситься-то? - несколько печально отвечаю я. - Соскучусь - позвоню сразу!
Ольга чмокает меня в щёку. Поцелуй почти дежурный, без той нежности, что была совсем недавно.
- Ты только смотри мне, без глупостей! - она делает строгую мину. - А то я тебе устрою бой с Чёрной Музой!
Да что ж ты так не к месту вспомнила про неё, родненькая?! Вот что не даёт покоя, вот что меня тиранит изнутри - это обещание Чёрной вернуться, добить, искалечить мне жизнь. А может и не только мне?
- Серёж, ну-ка, посмотри на меня! Ты чего смурной такой?
- Ну не знаю я, Олечка! Просто не в настроении сегодня.
Ну, как тебе это объяснить? Ты же забыла уже про всё, только мои шрамы тебе напоминают о произошедшем. Мне бы так легко забывать о неприятностях.
- Серёжка! Ты ж мне смотри, не вздумай укушаться в моё отсутствие! Пивка бутылочку возьми, а больше - не разрешаю! - говорит жена, уже садясь в вагон. Ещё один чмок в щёку.
- Непременно, ну ты же меня знаешь! - деланно возмущаюсь я. - Привет маме!
Ольга машет мне за стеклом окна вагона. Счастливого пути, золотко! Хоть малость отдохну от твоей строгой опеки...

********

Ага. Пиво - 2 литра (главное - не разгоняться, иначе втык получу). Нет! Нынче День Мужской Свободы - 4 литра, светлого! И рыбки, рыбки поболе! Гулять, так гулять! И - в Сеть, на портал, безнаказанно и до покраснения в глазах! Начитаться, приветов понапередавать, письмишек написать землячкам!
Ффуффф... "Ввалилось, дух переведя, заговорило басом..." Ещё помнится из Маяковского. Ковыряюсь в прихожей, стягивая ботинки. Странно. Я же комп выключал, когда уходил! Чёрт возьми, кто здесь?! Неужто это Чёрная? Да нет, днём быть такого не может, её время - ночь. Достаю из-под тумбочки в прихожей молоток, оставленный после ремонта вешалки. Сейчас, господа жулики, сейчас...

Из-за двери нашей с Олькой комнаты доносится какое-то смоктание, будто кто-то раскуривает невдолбенный косяк! "Пыф-пых-пых... Мва-мва... Пых-пых" И запах какой-то странный, но не шмаль, что-то вообще неописуемое. Тихонечко так играет "Джетро Талл"... Воры, курящие косяки и наслаждающиеся флейтой Андерсона? У меня что, крыша рушится? Предельно осторожно пытаюсь заглянуть в почти закрытую дверь. Ни хрена не видно! Распахиваю рывком, замахиваясь инструментом.

- Пыххх... Серый! Ты чё?!
ЭТО лежит на нашем супружеском ложе, пыхая маленькой трубкой с наборным мундштуком, нахлобучив мои бесценные "техниксовские" наушники, и мурлыча в такт мелодии. Описать облик? Да пожалуйста - такое хрен забудешь, если и видел хоть мельком. Таких тварин можно увидеть разве что на старинных русских лубках или на произведениях народных промыслов. Слаб мой грешный язык... Лап - шесть, в одной из передних ЭТО и держало дымящуюся курительную трубку. Тело его было покрыто гладкой, но плотной серовато-песочного окраса шерстью, похожей на львиную шкуру, и с такой же гривой, что интересно, весьма ухоженной и расчёсанной. Башка зверюги с трудом поддаётся описанию - гибрид львиной и собачьей, но с львиными ушами. Противоположная часть тела оканчивалась хвостом, делившимся в середине на три прута, сплетенных в косу и завершавшихся кисточками. Что касаемо главного полового признака - такой болт сделает честь любому мужику. Я грохнулся на пол, не выпуская молотка из рук, просто ушёл в аут...

Медленно и тягостно прихожу в сознание. Меня мягко, но настойчиво шлёпают по щеке.
- Эй, Пека! Ну, ты чево этово? Извини, браза, если напугал! Титьтвуматьто, вот незадача...
Открываю глаза и сталкиваюсь взглядами со зверем. Глаза - жёлтые огорчённые смайлики, он едва не плачет...
- Ну, Пек, ну вставай ты...
- Кыш!!! - единственное, что смогло придти в мою голову.
- Ты погоди, не "кышкай"! Давай-ка вот так вот, - лапы превратились в довольно спортивные мускулистые мужские руки, с силой оторвали моё расслабленное тело с пола, и пересадили в кресло, - так получше?
- Угу... - я ощупывал недюжинную шишку на затылке, выросшую от крепкого удара о паркет. - Ты кто?
- Давай знакомиться - Шестилап. Львопс. - ЭТО протянуло переднюю конечность, вновь ставшую лапой.
- Пекка..., то есть, Сергей! - ответил я руко- или лапопожатием, уж и не знаю, как точнее. - А Шестилап и львопс: это что - имя и фамилия?
- Львопс - это такой вид парнасского зверя. Лев и пёс - два в одном. Зови меня Шестилап.
- А нахрена тебе шесть лап? - глупо выдавил я.
- Могу и четыре оставить, если тебя смущает. - усмехнулся Шестилап. Одна пара лап исчезла, средняя заняла место передних. - Но так бывает неудобно - только передняя пара у меня в руки превращаться может. Да и какой же я Шестилап тогда буду?
- Носи, как тебе удобней. - отмахнулся я. - А как ты в квартиру-то пролез, и ваще, зачем?
- "За шкафом"! - хохотнул львопс. - Ты у Джессики всегда интересовался, как она к тебе приходит? Она приходила и всё. Вот и я так.
- Откуда про Джесси знаешь? - напрягся я. - От Чёрной?
- Знаешь, Серый... Давай-ка за встречу хряпнем маленько, и я тебе всё на лапах...на пальцах, то есть, объясню. Тебе стресс снять надо - вон как тебя крючит нипадеццки! Давай, по-нашенски, по-парнасски!

Необъяснимым образом, буквально из воздуха, он выловил бутылку "Столичной" и две стопки, мастерски откупорил пузырь руками-лапами, разлил прозрачную, как слеза, жидкость по стопочкам.
- Эээ, нет, погоди - эдак ты расплещешь! Да расслабься ты! Вот так, - он бережно влил в меня содержимое стопки. Водка была просто отличная, холодненькая, мягче пуха, - и огурчик-с! - Он дал мне сначала занюхать, затем пропихнул маринованный огурец в мою, клацающую от страха, пасть.
- За нас с вами и за йух с ними! - провозгласил он и опрокинул бодрящую жидкость в жерло своей звериной утробы.
С минуту мы молчали, созерцая внутренним оком продвижение спиртного по организму, и разглядывая друг друга. "А он ничего себе парень, из наших, простецкий такой" - подумал я, немного успокаиваясь. Львопс улыбался глазами-смайликами, жуя огурец.
- Ну, ты как, отошёл малехо? - наконец прервал зверь минуту молчания.
- Да как сказать... - вымолвил я неуверенно. - Повторить бы.
- Нема базара! - осклабился Шестилап. - Держи! Удержишь? Ай, малацца! За встречу!
Чокнулись, выпили.
- Тю-тю-тю-тю! Закусывай, закусывай давай! - очередным неуловимым движением он поймал из воздуха бутерброд с копчёной колбасой. - На вот! У нас ещё два разговора: деловой, и так, за жисть просто - ты мне нужен "в форме"!
- Ну да... - ответил я, перемалывая челюстями жёсткую колбасу. - Только вот на кой хрен я тебе нужен, не пойму никак.
- Читай, пока не захмелел. - он протянул мне лист бумаги и квитанцию. - Распишись по прочтении там, где галочки проставлены.
Я взял документ и стал читать. Хрень какая-то...

"Уведомление.
Уведомляем сим, что парнасский зверь породы львопс, именем Шестилап, придаётся Вам, автору-креативщику Гобареву Сергею Николаевичу, в качестве личной охраны для обеспечения безопасности творчества на период явной угрозы сему. По исчезновении данной угрозы, вышеозначенный зверь должен быть возвращён в место постоянной дислокации(гора Парнас)..."
Я перевёл взгляд на Шестилапа.
- Ты читай давай, не отвлекайся!
"...Запрещается...Нецелевое использование сотрудника охраны в сугубо личных целях..." Далее шёл перечень табу, как-то: совместное распитие, походы в "ночной" за добавкой, пьяные оргии и прочее. Откуда только они про меня столько знают? В графе "Сотрудник" стояла выполненная каллиграфическим почерком подпись "Шестилап". Я поставил свою подпись в графе "Клиент", не такую уж каллиграфическую, ясное дело...В графе "Учреждение" значилось:"Служба обеспечения безопасности авторов-креативщиков", сокращённо СОБАК. Да уж...
- И вот тута. - зверь стукнул когтем в квитанцию.
- Развели бюрократию, вашу мать... - проворчал я недовольно, - уже и на слово никто не верит.
- Времена такие, Серый, кругом учёт и контроль, как при социализьме. - вздохнул львопс. - Самого задолбало. Эй! - гаркнул он куда-то вверх. - Печать давай!
На стол шмякнулась штемпельная подушка и печать.
- Хххыххх! - зверюга с силой проставил оттиск на документах. - Теперь порядочек! Эй, контора, лови!
Он подбросил вверх документы и печать. Они тут же растаяли в воздухе.
- Теперь-то всё ясно?
- Уж куда яснее. Снова Чёрная на горизонте?
- Она, сука! - Шестилап злобно ощерился и засопел. - Кто теперь, как Джеська, мне так гривку почешет... - и внезапно всхлипнул. - Эхх, Серый... Давай за неё, не чокаясь, "третью"...
Мы встали оба и опрокинули по третьей. Маленькая слезинка сбежала из глаза-смайлика Шестилапа на его бравые усы. Я скрежетнул зубами. Снова замолчали.

- Ты хорошо знал её, да?
- Ещё бы. - ответил Шестилап, взяв себя в лапы. - Самолично стерёг в то время, пока вы в ссоре были. И не уберёг. Сестрица ночью подкралась, тварь поганая, я едва успел глаза сомкнуть - устал на посту. Да так тихо пролезла, сволочь... Я за ней рванул, да разве её догонишь? Вёрткая змеюка! Вернулся, а Джессичка наша и не дышит уже... Эхма... Вот, теперь дали возможность реабилитироваться, тебя приставили стеречь. Провалю задание - спишут в утиль. Все оперативные данные указывают, что не миновать вам с Чёрной новой встречи. Она же рвёт и мечет теперь! Для неё твои удачи и новообретённая Муза что в п**ду калёный шомпол! Да ты её отметелил неслабо, теперь у неё ненависти, что яду в гюрзе. Бдительность, и ещё раз бдительность, Серёга! Я помогу, чем могу, но и ты не оплошай. Жена в курсе?
- Охохо, Шестилапыч, не верит она мне! Думает, что у меня просто нервный срыв был.
- Куяссе, "срыв" - вон на тебе какие следы остались!
- Следы следами - не верит и всё! Хоть и Муза она мне, не просто жена. - помрачнел я. - Жена она прекрасная, но вот Музы из неё не вышло, да ты и сам знаешь.
- Ничего, Серый, всё в порядке. Тебе свезло невероятно, понимаешь прекрасно! А уж Музу ты сам в ней пробудить заново обязан! Или ты не абизьян? - львопс лучезарно улыбнулся, и смайлики в его глазах заблестели лукавством. - У меня вон, на Парнасе, такая львокошка есть - умммм... Вернусь, такое с ней затеем!
Тут я с некоторой тревогой посмотрел вниз его туловища. Звериный "прибор", без того немалого калибра, принялся стремительно увеличиваться. Я решил сменить тему разговора.

- А ты откуда албанский-то знаешь?
- Хххыххх! Да кто ж его теперь на Парнасе не знает? - удивился Шестилап. - У нас и курсы открылись давно, осваиваем. Прогресс, он прогрессирует!
Внезапно он резко сел на пол и, лихо извернувшись, принялся зубами ловить что-то в шерсти.
- Ах ты ж мерзавка! Ага, поймал!
- Насчёт блох в уведомлении ничего не писано... - растерялся я. - Мож тебя помыть чем или попудрить дустом? У нас для кошек есть...
- Нет необходимости. Не дрейфь - это наши, парнасские, на людей не нападают. У нас там такой "крапооз", что тебе и не снилось, хошь ты и автор. - он рассмеялся, коротко и добродушно, упреждая мой вопрос. - Читал, читал! Довольно забавно.

Потихоньку вечерело. Я выглянул в окно. За ним текла обычная городская жизнь. Вряд ли кому за пределами этой московской квартиры могло придти в голову, что в ней творятся настоящие чудеса. Настоящие страсти...

- Слуш, Шестилапыч, а моя маманя не брыкнется, как я, тебя увидев? - спросил я, когда мы осушили ещё "по маленькой". - Мне бы этого шибко не хотелось...
- Нормуль всё, не бздёхай - я дважды перед ней продефилировал. Эмоций ноль целых, ноль десятых. Это ты меня видишь, Ольга может видеть, а она - нет. Ибо воистену! - он расхохотался, обнажив мощные львиные клыки. - И не беспокойся по поводу "удобств", я уже освоился тут. Извиняй, браза, я в твоих вещах порылся, и "наверх" вещдоки передал, амуницию Чёрной - юбку и ножичек. Тебе они ни к чему, а для следствия нужно. Не в обиде?
- Пожалуйста. - устало ответил я. - Я прилягу, наверное. Устал что-то...
- Ясен пень, для одного дня это докуйа! - согласился зверь. - Ложись давай, а я пока почитаю, что ты там наваял. Не беспокойся, тайну соблюду - не из болтливых.
Он взмахнул в воздухе лапой, выловив из него пенсне, и водрузил его на нос, отчего звериная физиономия приобрела и забавность и солидность одновременно. Прикусил длинный мундштук небольшой трубки и наполнил дымом комнату: пых-пыф-пыф...
- Тебе не дам. - ответил он на мой немой вопрос. - Спать не сможешь долго. А мне надо - служба. Это наша травка парнасская, особая. Спи давай.
- Я, я, натюрлих. - ответил я, пристраиваясь на кровати. - Удачного дежурства.
- Спасс.
Понемногу я стал проваливаться в сон, стараясь не думать ни о чём. Как странно это все, как странно, странно... Завтра всё, завтра...

© Peccator 2007

Добавлено через 1 минуту
ПРОЩАЙ, ЧЁРНАЯ!

- Серый! Вставай же, Серёга!
Я проснулся оттого, что меня трясут за плечо. Странный сон такой приснился. Не сон? Шестилап будил меня, отчаянно и бесцеремонно.
- Здесь она, я её брюхом чую - тут она!
- Кто?
- Да Чёрная же, забыл?
Я подскочил, как пёс, ужаленный в задницу осой. За окном была ещё непроглядная зимняя темень. 04.44 на часах - самое время для подобного визита... Я быстро запрыгнул в штаны и натянул тельник. Хрен ты меня врасплох теперь застанешь, бабомонстр!

И тут, словно тёмная дымка оторвалась от обоев стены, и начала материализовываться в человеческую фигуру. Шестилап взъерошился, зарычал утробно, выпуская длинные когти из двух пар лап одновременно, готовясь к прыжку. У меня похолодели все внутренности, и холодный пот иглами прошёл через кожу. Я понял, что сейчас должно произойти что-то чудовищно страшное. Её нельзя сейчас убить, мы все трое это понимаем. Пока она не в плотном теле, против неё бессильно любое оружие.
И вот она, Чёрная Муза, королева моих ночных кошмаров, пока ещё полупрозрачная, и от этого ещё более зловещая. На сей раз просто мертвенно бледная, глаза черны до полной непрозрачности, только мизерные зелёные искорки ненависти проскакивают в них.
- Серёженька, мальчик, заждался меня...
Голос, от которого всё тело сводит судорогой. В нём приторная ласковость, таящая в себе смертельный яд.

- А я ведь так к тебе стремилась, что же ты не предупредил, что у нас гости?
- У кого это "у нас"? Ты что, жена мне?! - ярость во мне начала растапливать лёд ужаса. - Убирайся!
Резкий прыжок мне навстречу. Свист стали, тяжелый удар в стенку шкафа. Это оружие будет пострашнее того самого ножа! Еле успел уклониться.
- Свет! Львопс, свет включи! - дико заорал я. - Я её не вижу!
- Я вижу! - рявкнул Шестилап, и метнулся ко мне. Леденящий звук рвущейся плоти, полосуемой когтями, вперемешку со звериным рыком и звоном металла. Шестилап и Чёрная катались на кровати, сцепившись в клубок так, что невозможно было разобрать, где кто. Страшный женский вскрик - похоже, клыки достигли цели. Львопс отпрянул назад, тяжело дыша. На руку мне попали горячие брызги. Кровь? Чья: его или её? Я включил свет.

Чёрная Муза лежала на постели, запутавшись ногами в покрывале. Густая, почти чёрная кровь из разорванного львиными клыками горла, пенясь и булькая, заливала одеяло и простыни. Грудь и живот в глубоких, словно ножевых порезах от когтей. "Ты не сдохла, я знаю!" - подумал я и побежал на кухню, где лежал тесак для рубки мяса. "Только через обезглавливание, только!" - колотилось в мыслях.
Когда я заскочил в комнату, она уже стояла на ногах, влагая в ножны короткий скифский меч-акинак.
- Плохо ты стал гостей встречать, Серёжа, не бережёшь ты их! Одним гостем стало меньше. Остались ты и твоя Ольга. В следующий раз...
Она почти мгновенно стала полупрозрачной дымкой и растворилась.
Я бросился к Шестилапу. Удар был нанесён сильно и точно, почти под сердце. Львопс лежал на боку, зажимая рану ладонями, сквозь пальцы которых толчками просачивалась кровь.
- Шест! Держись, браза! - я суматошно дёргался по комнате, ища, чем можно зажать и перебинтовать рану.
- Брось, Серый... Для нас такие удары от Муз почти всегда смертельны. Прости, что Джесси не спас тогда... Не мечись ты, как заполошный. Накрой меня, холодно. Холодно как... Не стой над душой, меня заберут. Не смотри.

Я накрыл его одеялом и вышел, включив свет в коридоре и на кухне. Паранойя. Настоящая паранойя. Шиза, бред кромешный, такого в принципе не может быть. Почему она не убила меня в другом месте, а ищет для меня смерти именно здесь?
Вернувшись в комнату, я нашёл только пропитанное кровью одеяло. Шестилапа не было. Она и его тоже...
"Тварь, тварь, тварь..." - отдавалось в голове с каждым моим шагом по комнатам. "Не может быть, чтобы ты была бессмертна! Я всё равно тебя уничтожу, всё равно..."

- Сергей, что тут происходит, что за шум? Почему тут пахнет кровью?
В комнату зашла мать. Увидев окровавленное одеяло, стала медленно сползать по стене, еле успел её подхватить. Я сбегал на кухню за водой.
- Мам, ну чего ты? Просто показалось тебе, вот и всё. - сказал я, когда она немного пришла в себя. - Никакой крови, ерунда всё.
Одеяло было чистым - ни единого кровавого пятнышка. Неужели выжил Шестилап-греховодник?
- Ты что, приводил кого, что ли? Я вот скажу Ольге, когда вернётся!
- Да ну тебя, мам! Всё у тебя в голове перепуталось на старости лет!
- Ты ещё "старой дурой" назови! - она поднялась. - Хватит колобродить, спать ложись, писака!
Ага, тут заснёшь, пожалуй... Лишь бы дождаться дня. Только бы сразу не вернулась, по горячим следам... Я уснул прямо за столом на кухне, уронив голову на руки.

- Серя, а, Серя...
- У... - я повернул голову на голос, тихий и вкрадчивый. Шестилап?!
- Ты живой, дружище? Ты же при смерти был? - было отчего не верить глазам своим.
- Намана всё. Думаешь, только эта сука живуча? Я её ещё встречу. Иди спать, она сегодня реванш попробует взять - я её хорошо знаю. Твоя сегодня приезжает?
- Ага. Вечером как раз.
- Весело будет... - совсем невесело резюмировал львопс. - Хотя, по преданию, самая верная смерть Чёрной Музе - от Музы Светлой.
Мне стало тошно. Об этом я моей Ольге даже заикаться не стал, опасаясь скандала. Боялся, что назовёт психом и просто уйдёт. Навсегда.
- Иди и спи. Пивка попей для разрядки, что ли. Или зря покупал? Пока можно, пока светло - пей светлое! - он криво ухмыльнулся, блеснув клыком. - Отоспись. У нас тяжёлая "ночная смена" будет.
- Шест, почему ей важно замочить меня именно дома? - задал я львопсу терзавший меня вопрос.
- Хххыххх! Во-первых, это бзик у неё такой - убить врага на его поле. Во-вторых - ты именно дома сочиняешь, ей особенно приятно грохнуть тебя за работой. В-третьих... В-третьих - это Оля твоя, твоя новая Муза. Это для неё добыча не менее важная, чем ты. Вот я и боюсь, что боя меж ними не избежать...

Я проснулся уже под вечер, с тяжёлой, как чугунная гиря, головой. Шестилап бодро бегал пальцами по клавиатуре.
- Что печатаем? - вяло поинтересовался я.
- Отчёт о проделанной работе. Готовлю заранее. Вкратце обрисовал всё, оставив место для этой ночи.
- Торопишься. - мрачно сказал я. - Шкуру неубитого медведя делишь.
- Бодрей, Сергей! Больше позитива!
- Бля, как вы достали со своим позитивом...
Я зашёл в ванную и сунул голову под кран. Неужто моей славной придётся в рукопашной сойтись с этим чудовищем? Проклятье.
Будильник на кухне сухо тикал, отстригая секунды уходящего дня, приближая страшное время сумерек и ночи.
- Серый, пожуй чего-нить! - предложил Шестилап. - Смотреть на тебя страшно - скелет скелетом! Вот высушила, сучара! Пива много не пей, - он отнял у меня флягу, - во вред делу.

Тихий, едва слышный шорох. Ухо львопса повернулось, как локатор, в его сторону. Звук шёл из стены. Чуть клацнув клыками, Шестилап медленно и бесшумно встал.
- Серый! Я лезу под кровать, и караулю её снизу. Будь здесь. Нож возьми и из рук не выпускай.
Он осторожно забрался под кровать и затих. Шорох повторился. Это точно была она. Пугает, изводя ожиданием, чтобы сдали перенапряженные нервы...
Молниеносный рывок чего-то чёрного из угла, противоположного направлению шороха. Сильнейший удар в голову. Чёрная наваливается на меня, хватая за горло.
- Ааангрррр! - это вцепляется в её тело клыками откуда-то снизу Шестилап. Провалился твой план, браза...
Слабеют мои руки, пытающиеся отжать от горла лезвие клинка. Сила потусторонняя перебарывает силу живую. Даже Шестилап уже не в силах помочь. Внезапно становится легче, руки Чёрной моментально ослабили стальную хватку. В чём дело? На ходу меняем правила игры, как ты привыкла?
Обмякшее тело падает на пол. Я оборачиваюсь. На пороге комнаты стоит Ольга, нелепо выставив подрагивающую руку вперёд. Смотрю вниз, на Чёрную. Из её уха, чуть поблескивая, торчит Ольгина шпилька для волос...
Шестилап, медленно распрямляясь, встаёт на задние лапы. Выдаёт вердикт:
- Подохла, однако... Светлая убила Чёрную, как и предсказано.

Оля садится в кресло. Глаза жуткие, остекленевшие, как у покойницы.
- Что это было, Серёжа? - произносит еле слышно, одними губами.
- Всё, миленькая, всё хорошо, всё уже кончилось! - я пытаюсь вернуть её к реальности. Хотя какая это, к свиням, реальность, когда на полу лежит мёртвое тело незнакомой бабы, а над ним, наклонившись, зверь неизвестной науке конфигурации, говорящий человеческим голосом. Происходящее далее окончательно повергает мою жену в транс.
- Эй, там, в Отделе! Принимайте "свеженькую"! - отдаёт распоряжение Шестилап.
Труп Чёрной Музы медленно воспаряет в воздух, поднимается под потолок и исчезает.
Львопс садится на кровать, бодро задрав плетёный хвост кисточками вверх.
- Поздравляю, мадам! Вам удалось завалить Чёрную Музу, едва не прикончившую Вашего супруга. Это подвиг, уж Вы мне поверьте!
- Дурдом... - шепчет Олечка. - Дурдом. Я попала в дурдом... Ха-ха-хха-ха!
У неё начинается истерика, её бьёт страшной дрожью. Шестилап подаёт ей стакан воды. Ольга заталкивает воду в себя почти силой, давясь и икая.
- Я знала, что ты сумасшедший ик... Я догадывалась давно. Теперь и я ик... сумасшедшая. Чёрт бы тебя побрал, Гобарев, с твоими ик... россказнями и баснями... "крапоозами"... К маме уйду, чёрт ...ик...
- Ни к какой маме ты не уйдёшь! Ты мне обещала стать моей Музой, и ей стала. Знала ведь, на что шла! Или думала, что я всё байки травлю? Теперь вот своими глазами увидела, Фома неверующая! Хоть чёртиком зови, хоть горшком, только в печку не сажай!
- АААБДЧХУЙ!!! - оглушительно чихает наглотавшийся под кроватью пыли Шестилап. - Пардоньте. Я вам тут пыльцу протёр заодно...
- Мама... Мамочка... Роди меня обратно... - горестно сквозь слёзы шепчет Оля.
Обнимаю мою заплаканную, несчастную Музу, Музу безбашенного автора. Всё хорошо, миленькая! Уже всё хорошо.
- Кстати: как съездила-то? Как там мама?

© Peccator 2007. 02. 05
Peccator вне форума   Ответить с цитированием
Реклама
Старый 24.04.2007, 21:23   #2
тощий злюка
 
Аватар для Peccator
 
Регистрация: 10.04.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 7,559
Записей в дневнике: 35
Падонковский сленг

Финал.Может быть...


ГОЛОС СОВЕСТИ.

Ольга пытается что-то вымолвить, но губы почти не слушаются, выдавая только почти бессмысленные слова и фразы. Шестилап тихо поманил меня к себе, махнув лапой.
- Серый... Ей надо немного притупить восприятие - плеснуть надо. Давай.
Он достал из-под стола бутылку, прикоснулся когтем к этикетке, подержав так пару секунд.
- Ага, теперь холодная... Оля, вот, возьмите - Вам это сейчас нужно!
Он снова, жестом заправского фокусника, лихо достал из воздуха шоколадную конфету, обёрнутую в красивую цветную фольгу. Ловко развернул.
- И вот это держите!
Оля опрокидывает в себя стопку водки, попёрхивается и кашляет, согнувшись. Мы с Шестилапом стучим ей по лопаткам, каждый со своей стороны.
- Спасибо... Серёжа, что... кто это такой? - спрашивает она, глядя на львопса.
Я глянул ему ниже пояса.
- Ты бы срам хоть при даме прикрыл, ходишь, отсвечиваешь тут...
- Ты когда-нибудь видел львопса в штанах? И куда мне хвост девать, в штанину, что ли?
Я не видел львопсов в штанах. Я их до вчерашнего дня вообще не видел, потому его саркастический вопрос оставил без ответа.
- Оля, это наш друг и защитник Шестилап. Я тебе всё попозже объясню.
- Серёнь, я в душ пойду, приведу себя в порядок. - беспомощно бормочет она и поднимается, опираясь на мою руку.

Пых-пыф-пыф-пуфф... Зверь раскурил свою трубочку, и прошёлся передо мной по спальне, окутав меня пеленой дыма душистого парнасского зелья. Пхх-пуфф-пуфф... Он что-то обдумывал, но что именно творилось в голове мифического создания, было неясно. Наконец, он остановился передо мной и, прислушавшись к шуму воды в ванной, сказал:
- Сейчас, когда всё закончилось и пока мы антр ну*, сможешь ответить мне на несколько вопросов?
- Задавай, Лапыч, пока время есть.
Он выколотил трубку о стеклянную пепельницу на столе, снова набил её термоядерным содержимым, чиркнул когтем о мундштук, прикурил. Сел на кровать и задумался. Хвост его расплёлся на отдельные части: было ясно, что зверь внутренне волнуется и нервничает.
- Даже сам не знаю, с чего лучше начать. Понимаешь, я не уполномочен, но я за вас с Ольгой беспокоюсь.
- В чём дело? - внутренне подобрался я.
- В тебе самом. За неё я спокоен. А вот в тебе - не уверен. Ты помнишь о предсказании, что дала твоя Чёрная Птица Жизни?
- Да, только я не понимаю, причём здесь она.
- А в том. Тебя не удивило то, что она ни словом не обмолвилась о твоей Ольге? Не описала её хоть мельком, вскользь?
Я вспомнил. Действительно, Птица ничего не сказала о моей жене, даже появившись в своё время повторно. Я совершенно забыл об этой детали, оглушённый свалившимся на меня счастьем, показавшимся мне столь внезапным и неожиданным...

- Говори впрямую, не томи!
- Я и не томлю. Я хочу, чтобы ты сам разобрался и понял.
- Так ты хочешь сказать, что Чёрная Муза и Птица - одно и то же?
- Вот за что я тебя ценю, браза, что ты хотя бы в крайних ситуациях подключаешь мозги. Именно так.
- Но откуда ей ещё тогда было всё известно? - мне стало до того жутко, что холод продрал меня даже сквозь рубашку, в комнате, в которой было довольно тепло. - Откуда?
- От верблюда! - зло бросил Шестилап. - Эта твоя Чёрная Птица на удивление ловко спрятала ложь за каменными плитами истин, которые тебе прекрасно известны давным-давно. Ты купился как мальчишка, приняв всё это за откровение.
- Извини, но я не понимаю...
- О всевеликая Вселенная! Ему и теперь непонятно! 199.. год, август, Черноземье! Включи память!

Натужно скрипят жернова моей заскорузлой памяти. Я и Света. Мы сбежали тогда от беды, которую я тащил за собой, как сеть, прицепившуюся к ноге... Гроза. Наша ночь в чужом доме, дождь, я сторожу сон моей Любимой... День другой. Мы просыпаемся прямо на земле, уснув на телогрейках у костра, накрывшись покрывалом. Я тогда проснулся первым, и смотрел на восходящее сквозь туманную дымку багровое солнце. Его блик на остывших угольях костра, с тёмно-зелёным отсветом, какой бывает в перьях чёрного ворона. Чёрная. Уже тогда ты была рядом...
- Вспомнил? - Шестилап пристально посмотрел на меня. Его глаза стали похожи на оранжевые глаза старого филина. - Вспомнил, чем кончилось всё?
- Она ушла...
- Это ты бросил её! - львопс вскочил, и заходил по комнате, отстукивая когтями задних лап дробь по паркету. - Как удобно: это не я, это всё она! Ты забыл, сколько ты решал, быть ли вам вместе мужем и женой? Неделю? Две? Месяц? А ты ведь ради неё написал свои первые строчки, свой самый первый в твоей жизни рассказ!
- Перестань! - я был уже в ярости. - Кто тебе дал право меня судить? Ты что, взял на себя функции моей собственной совести?
- А если она дрыхнет вечным сном, совесть твоя?! Если даже ангел-хранитель её не смог разбудить, ты же забыл даже, как позвать его! Слова молитвы забыл даже!
- Врёшь, всё ты врёшь! "Ангеле хранителю, от Бога мне данный..." - я осёкся. Я забыл слова...
- Вооот! - протянул львопс. - Приехали! Итог: ты в полном одиночестве, у неё счастливая жизнь с другим! Далее! 200.. год, онкоцентр, 5.40 утра...
- Не смей! - заорал я. - Не смей!
- Ты ведь мог это предотвратить, но ты просто тупо ожидал развязки! Хорошо. Вспомним другое. "Сёмка! Сёмыч! Руку давай, руку! Братуха, руку дай! БМП досылает в окно, плюющееся смертью, 76 миллиметров радости..." Или не твоё?!
- Ссука! - я уже не ору. У меня нет сил орать. Меня тупо трясёт и я плачу. - Сука ты, Шест...
- Сука не сука, а кроме меня, похоже, напомнить и некому. - он наклоняется надо мной, его глаза перестают быть смайликами. Это человеческие глаза, и я узнаю их. Глаза Серого Доктора, глаза Смира. Серые стальные скальпели, вырезающие письмена на живом сердце.
- Смир, не смей! Ты снова вклиниваешься в мою жизнь, чтобы всё порушить!
- Порушить? А кто тогда спас тебя, дав возможность убраться из Москвы, когда у твоего страха глаза полезли из орбит? Кто устранил проблему, которую сам же ты и породил? Кто поддерживал тебя и Свету? Кто сберёг твой разум тогда, ночью, когда ты в первый раз схватился с Чёрной врукопашную? - и он с силой оттолкнул меня к спинке кресла.
- Ладно, кто тогда Лиля была? С глазами Чёрной?
- Можешь считать её просто материализованным образом твоего страха. Не более.
- А укол?
- "Иллюзия бывает куда достовернее любой реальности"! Ты всё же слаб памятью и логикой, Серый...

Он повёл ушами, прислушиваясь. Шум воды в ванной прекратился.
- Вот почему я не уверен в тебе. Ты слишком часто предаёшь. С лёгкостью невероятной, даже не задумываясь, лишь бы самому остаться целым и невредимым. Фила помнишь?
- Оставь меня, я не могу больше... - я был похож на рыбу, вытащенную из воды уже давно, выгорающую на солнце и умирающую от атмосферного кислорода. В моём случае этим кислородом и солнцем была правда, сказанная зверем.
- Ничего, терпи. Я бью тебя, как тогда, чтобы дать тебе силу устоять, когда придёт время для настоящих испытаний. Ты знаешь, я не упомянул самого главного и самого страшного. Ты знаешь, о чём я.
- Умоляю... - только и нашлось во мне сил, чтобы произнести это.
- Не буду, пожалею. Но если ты предашь и в этот раз - смотри, жалости не будет. Не сбережёшь если - её ранишь смертельно, и сам подохнешь. Сам не сможешь подохнуть - я помогу.

- Ребята, вы что, ссоритесь тут, мальчуганы? - в комнату заглянула Оля, в халатике и с тюрбаном полотенца на мокрых волосах. - Что за шум, а драки нету?
Если бы ты знала, моя маленькая, что здесь было несколько минут назад...
- А мы ничего - так себе сидим, болтаем потихоньку! - непринуждённо ответил зверь, сидя на кровати, снова заплетя хвост в косу и болтая задней лапой. - Сказочки рассказываем на ночь!
Сказочки, мать твою, что пострашнее самой страшной реальности, потому что это - жизнь...
- Ольга, эээ... как Вас? - начал было Шестилап.
- Владиславовна! - подсказала взбодрившаяся под душем моя супружница. - Можно просто Оля.
- А давайте маленький пирок устроим по поводу и без повода, а?
"Чёртов зверюга" - подумал я. "Только что вынул из меня все потроха, и ведёт себя так, будто ничего не произошло".
- А давайте! - согласилась неожиданно моя благоверная. - У нас и селёдочка есть, сейчас картошечки отварим, и мяска я привезла, мама снабдила! Серёнь! Да чего ты, как неживой сидишь? У нас гость голодный!

Через четверть часа на кухне уже аппетитно шкворчало на сковородке мясо, строгался на скорую руку лёгкий салатик, я, отвернувшись к мусорному ведру, чистил картошку. Занятие, честное слово, мною нелюбимое, но и не могу сказать, что делать этого не умею. Да и настроение, как понимаете, у меня было непраздничное.
- Тэээкс! Кто так селёдку чистит? А ну, дай сюда! - Шестилап оттеснил меня из привычного сектора кухонной деятельности. - Учись, студент, пока я жив!
Ррраз! Рыбье брюхо распорото когтем. Два! Плавники удалены. Три! Рыбье пузо вычищено. Четыре! Ловкий надрез по хребту, шкура сползает как бы сама собой. Пять! Шестилап аккуратно укладывает половинки тушки на разделочную доску, небрежно отшвырнув в мусорное ведро костяк.
- От так мы их били, "мама не жалуйся"!
Шесть! Тык-тык-тык - и селёдка покромсана на аккуратные порционные ломтики и уложена в селёдочницу под ароматные, остро пахнущие, кольца репчатого лука и полита маслом. Мастер-кулинар, ёбть...

- Хххыхх! Иии - раз! - зверь ловит руколапой одну бутылку из воздуха. - Иии - два! - ловит другой руколапой другую. - Праздновать, так праздновать, дорогие мои!
На столе бутылка водки "Столичная" и бутылка красного вина, старинная, даже подёрнутая пылью, с ниточкой паутины на горлышке. Шестилап умеет удивить! Беру бутылку водки в руку и присматриваюсь к этикетке. "Верхнепарнасский ЛВЗ". Куяссе... Везде люди с нашим пониманием проблемы есть...
Ппыкк - это Шестилап вывернул пробку из бутылки, превратив коготь в штопор. Дастархан такой накрыт, что слюну может вышибить даже у предельно сытого обывателя.
- Ну-с, любезнейшие мои Сергей Николаич и Ольга, ээээ... Владиславовна! Давайте выпьем за победу, что так дорого нам досталась!
Выпиваем и закусываем. Шестилап не просто ест - он будто дегустирует, смакует - настолько изящно есть умеет не каждый. Расширяет львопсовые ноздри, обоняя парящую в блюде картошку, посыпанную укропом. Глаза просто фосфоресцируют смайликами удовольствия.
- Вы кушайте, кушайте! - супруга наваливает в тарелку "гостя" изрядную порцию картошки и жареного мяса. - Вы просто мастерски разделались с рыбёшкой!
- Мррррм... - мурлычет Шестилап, и припадает губами к запястью моей жены. "Что ещё за нах? « - проскальзывает в моём взгляде.
Львопс улавливает мой ревнивый посыл, осторожно откладывая вилку. Достаёт из воздуха свою незаменимую курительную принадлежность.
- Хотя "между первой и второй", но... Курните эту прелесть - вам понравится! Сначала мужчина, потом женщина! А-ап! - он ловит лапой маленькую щепоть какого-то зелья, набивает трубку и даёт прикурить мне. Сладковатый аромат, который сложно с чем-либо сравнить, с небольшой примесью горечи во вкусе. Я затягиваюсь и мельком бросаю взгляд на свою Олю. Ну до чего же ты хороша, моя золотая!
- Теперь очередь девочек! - львопс передаёт трубку Ольге. Она делает небольшую затяжку. Её глаза становятся словно медовыми, притягательными настолько, что невозможно удержать себя, чтобы не приблизиться к ним...
Мы встаём с ней из-за стола, забыв про Шестилапа, про битву с Чёрной, про всё на этом и том свете, тащим друг друга в комнату, в манящую темноту, бросаемся в объятия.
"Я". "Ты". Кто теперь сможет разделить, расчленить, разорвать на части то, что мы сейчас из себя представляем? Мы не "трахаемся" - мы любимся, бешено и остервенело, словно это единственная в нашей с тобой жизни ночь, и нам страшно упустить любую секунду, каждый вздох, каждый миллиметр тел друг друга... "Солнце моё..." "Радость моя..." Сладость вперемешку с тоской, будто нам никогда уже не быть вместе. "Родная...". "Милый...".
Мы лежим в объятиях друг друга, устав от борьбы противоположностей...

Встрёпанные и счастливые, мы идём на кухню, к продолжению праздника. Кухня пуста. Стол ещё хранит великолепие пиршества, но за ним нет гостя. Стеклянная пепельница, трубка с наборным мундштуком, и записка каллиграфическим почерком:
"Сергей и Олечка! Я надеюсь, что вам понравилось! Пусть у вас всегда будет так. Берегите друг друга, не ссорьтесь и будьте счастливы!
P. S. Серый! Если беда - ты знаешь, как меня найти. Ваш Шестилап."

- Ну надо же - даже чаю не остался попить... - печально говорит моя Муза.
- Ничего, - говорю я моей золотой, - он, как Карлсон - улетел, но пообещал вернуться...

*антр ну – между нами (франц.)

© Peccator 2007.02.07.
Peccator вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2007, 09:34   #3
стихирург и прозектолог
Модератор
 
Регистрация: 16.04.2007
Сообщений: 1,345
потрясающая вещь!!!
от же ж прет тебя, Пека! нет слов
treplo вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2007, 18:06   #4
Независимый одиночка
 
Регистрация: 10.04.2007
Сообщений: 403
Шестильвопсый Шестилап...
Серега,я уже один раз сказал,но повторю - почаще тебе надо с Джесськой встречаться!


Супер!
Дингер вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2007, 20:38   #5
тощий злюка
 
Аватар для Peccator
 
Регистрация: 10.04.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 7,559
Записей в дневнике: 35
treplo, не "прёт",а "пёрло".Сейчас передышка.Молчит Муза - я тоже молчу.
Дингер, Джесси была убита - ты же читал.Пришедшая на её замену тихо ушла,бесследно,что ещё больнее.Состояние можно назвать:"Автор в поисках Музы".Прежней ли,новой ли - даже сложно сказать.Вернулась бы прежняя - был бы рад очень.Найдётся новая - увидим.Как сладится.)))
Peccator вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.04.2007, 17:52   #6
Независимый одиночка
 
Регистрация: 10.04.2007
Сообщений: 403
Peccator, да вернется она к тебе... Куды ж такого оставлять одного?!Неее,никак нельзя...

Добавлено через 1 час 40 минут
Да,кстати, больной пациент,а чего мы шастаем по коридору?Ну-ка,марш в Палату!



Дингер вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.04.2007, 08:03   #7
Посетитель
 
Аватар для Паселентизатор
 
Регистрация: 20.04.2007
Сообщений: 29
Да, хороший у тебя поиск Музы! Не представляю, что будет, когда вакантное место займут!
Шикарно, Пек! Просто шикарно! Ушел много думать
Паселентизатор вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2007, 16:12   #8
Тяжелый случай
 
Аватар для Яль
 
Регистрация: 19.04.2007
Адрес: Ереван, Армения
Сообщений: 416
Пека... Это...
Как же я раньше не читал???

ЗЫ. Попросишь за меня львопса между делом заглянуть?
Яль вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.07.2007, 05:20   #9
...*)<|^~^|>(*...
 
Аватар для cyan
 
Регистрация: 20.04.2007
Адрес: с другой стороны монитора
Сообщений: 1,703
Кхгм.. а можно мне чуууть-чуть вот той парнасской...плиииз (я не шучу)
Однако то ли еще будет, Серега...чувствую интуитивно.
cyan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.07.2007, 13:06   #10
сломанный чушеплет (с)
Модератор
 
Аватар для thelonewolf
 
Регистрация: 16.04.2007
Адрес: Израиль, приИерусалимье
Сообщений: 4,108
уже читал и уже комментировал.

это Пеккатор и этим все сказано. браво!
thelonewolf вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Реклама

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 20:03. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet Rambler's Top100