Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Лечебный корпус > Амбулатория



Ответ
 
Опции темы

В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)

Старый 16.01.2020, 15:17   #1
Тяжелый случай
 
Регистрация: 27.01.2019
Адрес: планета Земля. прямо посредине
Сообщений: 281

В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


В Багдаде все спокойно (20 лет тому назад)

"Власть развращает! А абсолютная власть развращает абсолютно!"

"Самое прекрасное и самое бесполезное слово на свете - Свобода!"

* 1 *
Блеклое осеннее солнце зацепилось за вершины гор и зависло над горизонтом, словно желая напоследок еще раз полюбоваться покинутым городом. Затем, беззвучно вздохнув, скатилось за синеющую гряду Копетдага.
А едва скрылся последний луч, над каменным строением барачного типа загорелась неоновая вывеска: «Ресторан «Багдад». Город устало затихает. Рабочий день окончен. А здесь он только начинается.
Весело трещат горящие дрова в мангале, и всегда веселый шашлычник Ашир насаживает на шомпола куриные окорочка.
Бармен Толик протирает последний стакан…
На кухне шеф-повар тетя Галя, озлобленно матерясь, снимает с плиты огромный чан с картошкой…
Администратор в последний раз прошелся по залу, полумрак которого после уборки насыщен душной влагой и пылью.
Столиков в зале всего девять. По три – в ряд. По три – на одну официантку. И грозный Сурен (так зовут администратора), бросает свирепые взгляды на трех легкомысленных особ женского пола в оранжевых кофточках и коротких темных юбочках, сидящих у стойки. Ему не нравится их жизнерадостное и игривое настроение.
Они смеются…
Значит, опять сегодня будут жалобы на невнимательность обслуживающего персонала…
Они смеются.
Значит, опять какая-нибудь почтенная дама с рыхлым напудренным лицом и расплывшейся талией закатит скандал из-за того, что ее солидный супруг с апатичной физиономией над пахнущим нафталином узким воротничком вдруг утратил аппетит и тоскливо глядит на соблазнительные фигурки официанток.
-А ведь у него язва! Давление… У него положение…
Они смеются!
Значит, опять бармен Толик, регулярно напивающийся к концу рабочего дня, станет приставать к клиентам и опять получит в зубы от вышибалы Гриши!
Они смеются!!!
-Дженнета! – Сурен, грозно хмуря брови, застывает на середине зала и пронизывает взглядом девушек.
-Ая? – стройная, с тонким личиком официантка обворожительно улыбается боссу, оглаживая юбочку, плотно облегающую бедра.
-Тьфу! – Сурен отвернулся, чтобы прогнать зеленовато-желтую пелену, мерцающую перед глазами, и перевести дыхание. Слишком вызывающим и откровенным было поведение его подопечных. И он хорошо знает всю их подноготную, и хорошо знает, на что они способны, даже из простого озорства или спортивного интереса.
Дженнета приехала к брату из колхоза. Но жить в маленькой комнатушке вчетвером – брат, его жена, ребенок и Дженнета, - было невыносимым. К тому же, брат сел на иглу. Начались скандалы, ругань, побои. Невестка – забитая, тихая, - приторговывала на базарчике от случая к случаю, содержа и мужа, и ребенка, и Дженнету, которой пришлось заняться проституцией, отдавая половину выручки своему другу-сутенеру. Он пообещал жениться, как только поднакопит с ее помощью деньжат. Однако денег так и не накопил, потому что попался во время рейда и сел, а Дженнета по случаю устроилась в ресторан, посильно помогая семье брата, изредка возвращаясь к прежнему ремеслу.
Пухленькая, рыжеватая Люся – язва, каких свет не видал. Избалованная донельзя (шестой ребенок в семье и единственная дочь), она демонстрирует великолепный коктейль из жестокой расчетливости, ошеломляющей наглости и почти детской невинности, разбавляя все это маниакальным желанием сохранить девственность до замужества.
Она обожает внимание мужчин, упивается флиртом, но дальше идти не решается. У нее – пять братьев, а у братьев – крепкие кулаки и твердые моральные принципы… В отношении младшей сестры. На братьев же она и надеется, когда грубит направо и налево, бравируя развязностью, которая с недавних пор считается неотъемлемым признаком современной девушки.
И Алина. Высокая крашеная блондинка с миловидным лицом и огромными синими глазами. Она пришла в ресторан год назад, после того как окончила институт и неделю проработала в школе. Хозяин намекнул, что возьмет ее, если… Договаривать не потребовалось. Она поехала с ним вечером, а утром была зачислена в штат ресторана официанткой и в штат хозяина – третьей любовницей.
Сурен подошел к стойке, провел пальцем по полированному дереву и показал Толику серый налет. Толик – мрачный, вечно жующий парень, - молча обмахнул стойку тряпкой и опять принялся за стакан.
-Открывай! – Сурен махнул рукой Грише, дежурившему у двери, и погрозил пальцем Алине: - Смотри, чтобы не как вчера!
Вчера она заехала подносом по морде какому-то «крутому», который попытался ущипнуть ее за грудь.
Длинные ресницы дрогнули, на мгновение широко распахнулись и, обдав администратора синим холодом, снова опустились…
Официантки рассмеялись и ушли на кухню.
-Плохо, когда твоя подчиненная спит с твоим начальником! – философски заметил Толик. – Дринкнуть хотите?
-Заткнись хоть ты, оратор проспиртованный! – Сурен поплелся к дверям, чтобы встретить первых посетителей.
За стойкой загремела музыка:
«В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!
И спят седые воины на золотых коврах.
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!
И только недоволен судьбою падишах…»

* 2 *
Первыми, как ни странно, сегодня оказались три полицейских.
Едва заметив их серую форму, Гриша спрятался за портьеру – слишком памятна для него последняя встреча с блюстителями, когда, возвращаясь с работы, был задержан и доставлен в отделение. Очнулся же лишь под утра у подъезда своего дома – без денег, без часов, без передних зубов и с двумя сломанными ребрами. Это происшествие обернулось для Гриши длительным лечением и правилом, вколоченным в его тело дубинками: закон всегда прав!
Трое парней в форме вошли в зал и заняли угловой столик. Были они до неприличия уверены в себе, развязны, и все трое - неместные, почти как все полицейские – из сельской местности, по очередному набору.
-Джен! – Сурен кивнул на них.
Дженнета направилась к ним, а в зал уже входили две дамы чуть старше бальзаковского возраста, и администратор кинулся к ним, рассыпая слова приветствия, благодарности и извинений, одновременно делая знаки Алине. А как только официантка взяла курс на столик с дамами, Сурен уже летел за Дженнетой:
-Что заказали?
-Три ужина и пиво…
-Действуй! – и снова оказался у дверей – вошли молодой человек и девушка. Потом пришли двое мужчин. Потом - еще и еще…
«Неплохо!» - с удовлетворением констатировал Сурен, глядя на заполняющийся зал и потирая руки. – «Халк, Ватан, Туркменбаши!» Но заклинание произнес про себя, потому что всегда найдутся Один-два скептика и ретрограда, не проникнувшихся духом времени и почитающих за честь заехать в глаз передовому человеку…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно! – грохотала музыка, почти покрывая шум голосов, норовящих вынырнуть из шума и привлечь ненужное внимание…

* 3 *
Три полицейских в углу, подождав, пока Дженнета расставит тарелки и уйдет, приступили к ужину, изредка поглядывая на зал.
Сержант постарше, с едва заметным шрамом на щеке – след пьяной драки в родном колхозе, взял кружку и, отхлебнув, усмехнулся:
-Зря ты, Баллы, к нам пришел. И у нас жизнь не сахар. Конечно, были времена… Но теперь…
-А где сейчас лучше? – вступился второй сержант с алой родинкой над бровью, энергично принимаясь за еду. – Если только в комитете или прокуратуре…
Третий – рядовой – вяло ковырял вилкой в тарелке (вилку видел впервые в жизни, но старался не отставать), и слушал , но – невнимательно, думал о чем-то своем.
-Сам посуди, - продолжал первый, - оклад он и есть оклад. На нем далеко не уедешь – здесь столица, жизнь дорогая. Льготы – отменили, вещевое довольствие – отменили… Эти вот рубашку и брюки я покупал сам и на свои деньги… И знаешь где? На складе МВД! Так за каким порядком мы следить должны, если у самих в системе беспорядок?
Как облавы на наркоманов или проституток – сутки не ешь, не спишь… Случилось что-то – по двенадцать часов торчи на улице… И подзаработать не дают…
-Да, - охотно подхватил второй сержант, - вот раньше… Нужны мне деньги! Я иду на базар, высматриваю пару-тройку торговок и предлагаю им: или платите, или сдаете товар и убираетесь… И платят! Как миленькие! А что им – они за час все вернут. А у меня – жена, дети, мать с отцом в колхозе… А это же спекулянты! Да что там, - он обиженно махнул рукой и снова принялся за еду.
-А тут еще план ввели! – вспомнил первый. – Надо задержать столько-то наркоманов, алкашей, столько-то нарушителей паспортного режима… А если к концу месяца план горит, майор всех гонит в народ… И премии не видать… Сейчас еще хорошо, что курить запретили в общественных местах – эти выручают… Но если напорешься на «крутого», у которого папа-мама в Совете или еще где – вылетишь сразу, потому что комитет и прокуратура не спят – кон-тро-ли-ру-ют! Мать их!!!
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!


Shohrat Romanov"С"
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Реклама
Старый 16.01.2020, 15:19   #2
Тяжелый случай
 
Регистрация: 27.01.2019
Адрес: планета Земля. прямо посредине
Сообщений: 281

Re: В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


* 4 *
-Нам зачет по естествознанию сдавать, а она и говорит на последнем практическом: без этого, - юноша потер пальцами, - зачеты не поставлю. А кому пожалуешься? Скинулись, купили цветы, шампанское, коробку конфет, кофе, да еще и конверт приготовили. Старосты групп пошли к ней, рассчитались, а на другой день нам объявляют, что зачет будет принимать другой преподаватель…
-У вас хоть так… А у нас в институте за каждый зачет или экзамен надо платить. Препод приходит и говорит: «тройка» - пять «баксов», «четверка» - десять, «пятерка» - двадцать… И можешь не появляться на «парах»…
-Кстати, - с тревогой заговорил юноша, - как с курсовой у тебя? Ведь до декабря надо сдать… А ты еще не начинала…
-Куплю! – равнодушно ответила девушка, пожав плечами. – Девчонки говорили, что в центральной библиотеке…
-Карла Маркса?
-Да, приходишь и заказываешь… Через неделю получаешь… Сто пятьдесят – двести тысяч… Остается только переписать…
-Это потому что там Интернет есть, - проговорил мечтательно юноша. – Только там! Вот бы у всех был…
Девушка задумчиво помешала ложечкой кофе, потом подняла голову – на лице играла смущенная улыбка, но карие глаза смотрели трезво, жестко, оценивающе:
-Коль, женись на мне, а?
Юноша от неожиданности едва не выронил чашку.
-Я все умею… Я буду хорошей женой, - продолжала она, а в глазах стояли тоска и безысходность.
Избегая смотреть на нее, Коля растерянно пробормотал:
-Что это с тобой?
Она выдержала паузу и негромко спросила:
-Честно отвечать?
-Да, если любишь!
-Люблю? – она захлебнулась истеричным смешком. – С чего ты взял?
Коля, залившись краской, молчал.
-Коля, Колечка! – пропела девушка, наклоняясь к нему через столик. – Какой же ты еще мальчик! Неужели ты веришь в эту чушь? Дурачок ты мой, ведь ничего этого нет…
-А что же тогда есть? – охриплым голосом спросил он.
-Расчет! – просто ответила она. – Ты думаешь, мне так хочется получить этот диплом и возвращаться в поселок? Что я там буду делать? Ты знаешь, как там живут? После шести вечера на улицу не выйдешь! Это здесь полиция на каждом шагу. А там – нет… Там амнистированные живут, кого в Ашхабад не пускают. Каждую ночь кого-то убивают, грабят, насилуют, жгут… А вы здесь живете и ничего не знаете…
-Так что же ты не вышла замуж за Армена? – криво усмехнувшись, спросил Коля. – Ведь ты с ним…
-Да! – резко ответила она. – Я спала с ним! Потому что деньги нужны! Чтобы снимать квартиру, а не гнить в общаге, а на стипендию не приживешь и родители помочь не могут… Но я не хочу быть подстилкой, игрушкой, купленной вещью… Я хочу быть человеком. А ты – единственный, кто относится ко мне по-человечески… Я хочу остаться здесь… Понимаешь?
Коля молча протянул сигарету, но, заметив полицейских, спрятал руку под стол…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 5 *
-Да не расстраивайся ты так, Надюша, - говорила за соседним столиком дама, положив руку на плечо подруги. – Сокращают – и ладно. Пойдешь в школу. Подумаешь! Как будто гороно – центр Вселенной! Ты же педагог с тридцатилетним стажем… Вот и будешь поближе к детям…
-А двадцать лет забыть? – со слезами в голосе спросила Надя, похрустев тонкими пальцами. – Новых инспекторов набирают… Они же ничего не знают!
-Зато – национальные кадры! И чьи-то родственники…
-Как они будут аттестовать учителей?
-Уже аттестуют! Приходят в школу. Учителя скидываются и вручают конверт председателю комиссии. Для проформы спросят гимн, про флаг, клятву – и хватит. Большего им не требуется. И всем хорошо… Или ты думаешь, что все это делается из-за большой заботы об образовании? Черта с два! Тридцать шесть часов в неделю! Что же это будет за работа? Классы уплотнили… По сорок человек и больше первые классы! Сокращают учителей… Да ну их всех! Давай лучше выпьем!
-Постой! – Надя придержала подругу. – Танюша, а что это за приказ по учебнику истории?
-Новый учебник вышел, - с усмешкой ответила та. – Раздали по школам. А кто-то пошел к президенту: мол, извращается концепция великого вождя о происхождении туркмен… Авторы не дали кому-то в лапу… Теперь пришел приказ – в три дня изъять учебник!
-Кошмар! А с чем останутся дети?
-А кого сейчас интересуют дети, скажи на милость?
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 6 *
Двое мужчин за столиком у портьеры терпеливо дожидались заказа. Ждали долго. Наконец Люся принесла графинчик водки и закуску.
-Девушка, что же вы так долго? – с упреком спросил седой, теребя черный в полоску галстук. – Так и с голоду умереть можно!
-Не помрете! – отрезала официантка. – У меня не сто рук!
Расставив посуду, она неторопливо направилась к стойке.
-Вот стерва! – пробурчал седой, открывая графинчик.
-Ты что-то не в себе сегодня, - заметил второй – помоложе, с тоненькими усиками на круглом живом лице.
-Попытался к главному редактору сегодня пробиться! – неохотно ответил седой, разливая водку по рюмкам.
-Ну и что?
-Ничего! Это раньше она была человеком. А теперь она – главный редактор единственной газеты на русском языке, учрежденной, то есть переименованной Президентом… Ей сам папа руку пожал… Ну, поехали! – они чокнулись и выпили.
Наступило непродолжительное молчание.
-А зачем ходил-то? – прожевав кусок хлеба, спросил молодой.
-Теперь и сам не знаю! – признался седой, придвигая графин.
-А все-таки?
-Паршиво все, вот в чем дело! Я на днях полистал подшивку за последние семь лет и кое-что подсчитал. Газета дала более двух тысяч указов президента с формулировкой: «снять за недостатки в работе», «за использование служебного положения». И только шестеро уволены. Остальные переведены на другую работу…
-Да ну, не забивай себе мозги!
-Не забивай! Сначала писали просто: товарищ Ниязов, потом – Туркменбаши, теперь обязательно добавляем эпитеты: Великий, плюс дорогой, любимый, мудрый…
-Пусть пишут!
-Так писать-то нам приходится…
-С волками жить…
-Вот именно, с волками. Только мы-то не волки, мы – овцы… Бараны мы! Все всё видят, знают, но молчат!
Молодой побледнел. Но он справился с волнением.
-Не принимай близко к сердцу… Где сейчас лучше? Посмотри, что в России делается…
-Лучше, наверное, нигде, но от этого не легче! Ты помнишь, в феврале ходили слухи, что Ниязова хотели короновать? Так вот, мне один из его окружения сказал, что все верно, собирались! Только старейшины воспротивились! Мол, у туркменов никогда не было шахов и султанов…
-А может – вранье?
-Может и вранье! Только академиков-то разогнали, когда они отказались избрать его президентом академии наук! Один историк рассказывал, что ему приказали составить родословную Ниязова и вывести его род от какого-то там шаха… За это обещали и звания, и деньги… А он отказался! Теперь его из университета поперли – за недальновидность и политическую неблагонадежность…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.01.2020, 15:20   #3
Тяжелый случай
 
Регистрация: 27.01.2019
Адрес: планета Земля. прямо посредине
Сообщений: 281

Re: В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


* 7 *
Парень и две девушки подошли к стойке и заказали пиво. Но не разливное, а самое дорогое, бутылочное.
-Только не напивайтесь, девчонки! – предупредил парень, бросив Толику несколько купюр. – Вам еще работать…
Девушки – блондинка и брюнетка – взобравшись на высокие стулья, переговаривались и громко смеялись, не обращая внимания на Толика, уже немного окосевшего, но не потерявшего пока человеческого облика, бросая презрительные взгляды на зал.
-А помнишь этого… кажется, Чары… - щебетала брюнетка. – Ну, мы еще на дачу к нему ездили, на море! Как он за тобой ухаживал… Каждый час розы присылал… Прогулки на катере… Шампанское… Стихи читал…
-Свои! – вставила блондинка, поднимая запотевший бокал.
-Свои? – удивилась брюнетка. – Это он-то?
-Представь себе… Фу, как от него пахнет, - сморщилась блондинка, отворачиваясь, когда к стойке подошел Гриша, чтобы взять у Толика сигарету.
-А тот из казино? Который разбрасывал пачки денег? Говорят, он известный художник! Выставлялся в Нью-Йорке…
-Да, он мне говорил… Пишет исключительно портреты президента… Пойдем, сядем в зале, здесь так воняет… - блондинка сползла со стула и, мазнув взглядом по остолбеневшему Грише, направилась в глубину зала.
Брюнетка громко и недовольно потянула носом воздух и пошла за подругой. Остановилась.
-Принеси нам пиво вон за тот столик! – бросила она Толику.
-Слушай, - дрогнувшим голосом осведомился у бармена Гриша, выходя из столбняка, - что это за девчонки?
-Эти что ли? – равнодушно мотнул головой Толик. – Понравились?
-Да… - промямлил вышибала, переводя дыхание и морща низкий лоб. – Шикарные девочки. Цивильные. Видно, что не из простых, не чета нам…
-Да, не из простых, - поперхнулся дымом Толик и, забрав со стойки бокалы, отнес девицам. Вернулся и докончил: - Валютные они, Гриша…
-Чего-о? – Гриша перегнулся через стойку, уронив пепел с сигареты на свою единственную белую рубашку.
-Шлюхи! – пояснил Толик, дрожащей рукой наливая себе водки. – Сто «баксов» за ночь… Естественно, не с простых смертных. Их еще подкладывают к артистам в номерам… Ну, кто приезжает из России… К Меладзе там… Еще к кому-то… Вот и выпендриваются, точно модели какие-то…
-Так те тоже продаются! – с досадой заметил Гриша. – Я слышал, их арабский шейх снимает… Месяц с одной, месяц с другой… По тридцать штук «зеленых» за ночь кидает…
-А эти по сотенке дерут, - криво усмехнулся Толик и залпом проглотил водку. – Дешевки…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 8 *
-А помнишь, Беки, ту сучку? Ну, с вокзала?
-А, Гузельку… - сержант со шрамом оживился и даже радушно подливает сотрапезникам пива.
-Кто такая? – спросил Баллы, хмуря белесые брови.
Сержанты перемигнулись и мечтательно заулыбались, прокручивая в памяти какие-то приятные воспоминания.
-Расскажи! – разрешил Беки и от избытка чувств хлопает Баллы по колену.
Рахим затягивает паузу, хотя и видно, что ему не терпится поделиться с новичком.
-Ну, не тяни! – почти умоляет Беки.
-Ладно, - Рахим подпер голову рукой. – Ты помнишь, недавно были перебои с хлебом? Очереди стояли… Хлеб по две буханки выдавали… Так было здесь, а в районах еще хуже! Вот и ехали в Ашхабад разные… - он почмокал губами. – Мы на вокзале дежурили. Отловим несколько теток с мешками хлеба… Они, конечно, в слезы! Деньги суют, ругаются… А мы их в машину и – в отделение! Там хлеб конфискуем… Протокол, штраф и все такое… А вечером как-то задержали одну… Лет двадцать, не больше. Она еще на вокзале орать начала, что родители без хлеба сидят, ребенок голодный, муж наркоман… Семья – двенадцать человек… Привезли в отделение, хлеб отобрали и посадили в клетку – поздно уже было. Решили продержать до утра и отпустить. Пошли мы ужинать, а когда вернулись – дежурные нашу птичку по кругу пустили. Беки, сначала, возник: превышение, изнасилование, групповуха! А лейтенант смеется: заходите, ребята, всем хватит… - Рахим расхохотался.
Беки тоненько подхватил, запрокинув голову.
-Значит, - задыхаясь от смеха, продолжил Рахим, - всю ночь мы с ней развлекались. Всем дала, да по нескольку раз. А утром вернули ей хлеб, добавили еще несколько буханок, посадили в поезд и отправили. А через три дня опять она! С сестрой и двумя подругами! Так два месяца мы и… - Рахим выронил вилку и полез в карман за платком.
-Хорошая была баба, - мечтательно произнес Беки, - безотказная как автомат Калашникова. Со всеми переспала – и ничего, еще подруг привозила…
-Да, - кивнул Рахим, утирая веселые слезы. – Побольше бы таких…
-Жаль, меня не было! – с сожалением вздохнул Баллы.
-На твой век хватит! – снова расхохотался Рахим.
-Да что там! – загорелся Беки. – Сейчас проедем по Шевченко… Там, как стемнеет, такие ласточки стоят… Вот мы парочку и зацепим… А утром отпустим…
-А деньги? – наивно спросил Баллы. – У меня мало…
-Вот твои деньги! – Рахим, смеясь, ткнул пальцем в форму. – Это такая валюта…
-Пусть спасибо скажут, что мы их отпустим, - ухмыльнулся Беки. – Здесь не Европа, и проституция карается…
-Только осторожно! – предупредил Рахим, поднимаясь и подзывая официантку. – Прежде всего отбирайте у девок сумки – там деньги и презервативы… Пригодится и то и другое… Поехали…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 9 *
-Так что же, Коля? – девушка следила за лицом собеседника, который теперь истово курил, отчаянно стараясь укрыться за пеленой дыма от этого строгого и пронизывающего взгляда.
Но отвечать все-таки было нужно. И он, решительно погасив окурок, поднял глаза.
-Знаешь, Лена, ты… ты мне очень нравишься, но… ты для меня всего лишь друг и я… - Коля смешался и замолчал, растерянно мигая.
-Вот и оказал бы дружескую услугу, - произнесла она и вымученно улыбнулась. – Как будто я не понимаю! Я тебе противна… Еще бы! Переспала со столькими пацанами…
-Нет, что ты! – испуганно воскликнул он и замолчал, уставившись на девушек, сидевших за спиной Лены.
Блондинка, что-то рассказывавшая подруге тоже замолчала, и сквозь слой косметики проступили на лице ярко красные пятна.
-Светка? – удивленно протянул Коля. – А ты что тут делаешь?
Блондинка неловко отодвинула бокал и встала.
-Да вот, я с подругой, - она кивнула на брюнетку, - ушли пораньше с работы, решили немного отдохнуть…
-Это моя сестра, - сообщил Коля Лене.- Светлана. А это Лена, мой хороший друг…
Девушки враждебно взглянули друг на друга, сразу ощутив взаимную неприязнь.
-Знаем мы, какие у вас подруги в кабаках! – язвительно произнесла Светлана, высокомерно и бесцеремонно разглядывая худенькую девушку в свитере и джинсах. – А если отец узнает? О, да ты еще и куришь! Повзрослел уже, что ли?
-А ты? – буркнул Коля, теряясь под напором сестры.
-А я давно уже взрослая. Только смотри, докатишься… Девочки с улицы до добра не доведут! Еще подцепишь что-нибудь…
-Перестань!
-А почему я должна перестать? – намеренно повышая голос, спросила Светлана. – Или я тебе чужая? Я старше, и имею право высказать свое мнение… Насчет твоих сомнительных связей!
Брюнетка захихикала.
-Дай ей денег! – приказала Светлана. – И пусть идет…
-Да как вы смеете?! – Лена, побелевшая от ярости и унижения, готова была выпалить в лицо Светлане самые грязные слова, какие знала, но тут к ним подошел парень в кожанке – сопровождающий Светланы и ее подруги.
-Что за шум?
-Так, - растерянно пробормотала Светлана, возвращаясь на место, - знакомого встретила…
-Это ты, что ли, знакомый? – пара глаз, глубоко вдавленных в череп, остановилась на Коле.
Юноша подавленно молчал.
-Имей в виду, знакомый, - изогнувшись, сообщил парень, - халявы не будет. Сто «баксов» и – ночь твоя. Желаешь, могу уступить обеих за сто пятьдесят…
Светлана метнула на брата взгляд полный отчаяния и опустила голову.
-Что-о? – Коля сделал попытку встать, но тяжелая рука пригвоздила его к стулу. – Сиди! Сегодня опоздал - есть пятеро клиентов… - Поехали! – кивнул сутенер девушкам, и они покорно пошли за ним к выходу…
Коля перевел растерянный взгляд на Лену – она плакала, спрятав лицо в руках…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.01.2020, 15:21   #4
Тяжелый случай
 
Регистрация: 27.01.2019
Адрес: планета Земля. прямо посредине
Сообщений: 281

Re: В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


* 10 *
-Не знаю, вздыхала Надя, отставляя рюмку, - что будет с образованием!
Татьяна хитро посматривала на подругу и молчала.
-Кому нужна девятилетка? А вузы? Куда возьмут нашего выпускника с таким образованием? Четыре года…
-Возьмут, будь спокойна! А если еще… Ну, да ладно. Все верно, все правильно. Запрещают ставить ученикам плохие оценки? Правильно! Зачем травмировать ребенка, зачем портить успеваемость? Ведь так и начальству спокойнее – вот как мы работаем, вот у нас какая успеваемость! Насыщаем школьную программу политикой Туркменбаши? Тоже правильно. Воспитываем молодежь в духе патриотизма, подводим идеологическую основу. Урезаем часы по русскому языку и литературе? Не забывай, мы – независимое государство, туркменский язык у нас государственный, а русский – язык национального меньшинства. А литература! Кому она сейчас нужна? Ведь это аморально изучать русскую литературу, далекую от счастливой туркменской действительности… Неактуально! У нас есть своя литература… Да и не хочет молодежь читать Достоевского и Толстого. Она лучше напишет сочинение на тему «Независимый нейтральный Туркменистан», чем будет размышлять над исканиями Болконского или Раскольникова… Кроме того, зачем же учиться, если они знают, что на выпускных экзаменах учитель подсунет листочек с готовым решением задачи или тезисами сочинения! Они знают, что после школы. в лучшем случае, они пойдут в платные лицеи или колледжи, а вузы – единицы. Они знают расценки для поступающих в университет и нархоз…
-Но ведь так нельзя!
-А кто это сказал? Министр? Или президент? Они сказали можно! У нас есть новая программ «Образование»! У нас есть Рухнама, а в этой книге есть все ответы на вопросы. Там есть все – обычая и традиции великого народа…
Так рассуждали эти дамы, по двадцать лет просидевшие в своих кабинетах, занимавшиеся какой-то абстрактной, далекой от жизни педагогикой, утвержденной корифеями советской педагогической мысли еще полвека назад…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 11 *
Когда количество жидкости в графине уменьшилось на две трети, журналист помоложе тронул за плечо седого коллегу, мрачно жевавшего мясо, уставившегося в одну точку.
-Марат!
-Что?
-Как настроение?
-Настроение! – седой усмехнулся. – Сейчас никому не положено иметь собственное настроение. Все зависит только от настроения папа! – В слове «папа» он сделал ударение на последний слог, на французский манер.
-Тише…
-Секретарь сказал, что если хочу печататься в газете, должен подписываться туркменской фамилией – негласное распоряжение сверху. В туркменской газете не должно быть нетуркменских фамилий!
-Ты спятил?
-Хотелось бы! Восемь статей уже в столе…
-Брось, не расстраивайся. Пройдет и это…
-Но – когда? Ты «Отцовский талисман» Какабая Баллыева читал? Очередная фальшивка… Роман-эссе. Оказывается, Ниязов мечтал о независимости и двадцать и тридцать лет назад, и был чуть ли ни инициатором развала Союза и идейным борцом… Кого он хочет обмануть? Как будто люди забыли, как во времена ГКЧП он прятался и молчал, а потом примкнул к победителям…
-Тише, тише же…
-Да кто слышит? Музыка громкая! И все вокруг думают так же…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 12 *
Тут всеобщее внимание привлек грохот бьющейся посуды и визгливый голос Люси, выкрикивающий ругательства. Сурен поспешил к месту происшествия.
У столика стояла Люся. А трое парней растерянно глядели на нее. Один из них был облит чем-то жирным, отчего его светлый костюм приобрел грязно-бурый цвет.
-Что случилось? – строго вопросил Сурен.
-Этот вот урод, - Люся указала на пострадавшего, - предложил мне сто тысяч за ночь и засунул руку мне в трусы…
-Подумаешь, недотрога! – усмехнулся прыщавый, обнажая два ряда золотых зубов. – Если мало, так и сказала бы…
-Да они ведь пошутили! – попытался выкрутиться третий, опасливо косясь на фигуру Гриши, выросшую за спиной Сурена.
-Зря только костюм испортила! – криво усмехнулся облитый, и спросил: - А где у вас туалет? Где можно умыться?
-Люся, проводи! – приказал Сурен.
-А что я-то? – возмутилась та, но он оборвал: - Проводи, я сказал…
Девушка пожала плечами и пошла к стойке. Парень незаметно подмигнув приятелям, поплелся за ней. Потом обернулся:
-Шохрат, дай платок!
Прыщавый торопливо поднялся и поспешил к нему.
-Хотите еще чего-нибудь? – спросил Сурен у третьего.
Парень закурил и покачал головой:
-Нет, давайте счет…
Сурен облегченно вздохнул и подозвал Алину:
-Прими расчет…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 13 *
-Ну, рассказывай, что у вас там – на границе?
Это офицеры, только что освободившиеся после репетиции парада (страна готовится к очередной годовщине независимости своего президента), - теребят молодого лейтенанта, случайно оказавшегося в столице.
-Как, стреляют?
Лейтенант смущенно улыбался, не решаясь доверить товарищам то, что для простых смертных стало государственной тайной, о которой все знают, но вслух не говорят.
-У нас говорят, вы там воюете… Или врут?
-Да, стреляют… - растерянно бормочет лейтенант.
-Талибы?
-И талибы, и свои…
-То есть как?
-Как всегда: красноводские рвут марыйских, марыйские – ашхабадских, а ашхабадцы – всех подряд… Спать приходится с солдатами, в казарме. Каждый час проверяем посты – не сбежал ли кто…
-Ну, у всех так… А что на границе?
-Да нет ее, границы. Солдаты на КПП стоят, а мимо ходят все, кому надо… Наркоту таскают в основном дети. Что с ребенком сделаешь? А если крупную партию задержим – начинается стрельба…
-А капитан Яйлымов как?
-Я уезжал – он на «губе» сидел…
-За что?
-Пять солдат отдал в аренду какому-то башлыку. У нас же теперь самообеспечение. Кормить солдат надо. Вот Довран и отдал пятерых на три месяца – отару пасти, строить что-то… Башлык за это дает десять баранов, два мешка риса и мешок муки в месяц…
-Обменял пять баранов на десять?! Ловко! – офицеры хохочут.
-А с той стороны часто обстреливают?
-Когда как… Взбредет в голову – палят… Во второй роте случай был. Мы чуть от смеха не передохли… Комвзвода закапывает подразделение в землю – учения в обстановке, максимально приближенной к боевой… Взвод только-только окопался, а с той стороны стали стрелять… Взвод и разбежался… Остались двое – командир и радист – тот в наушниках был, слушал музыку, стрельбы не расслышал…
-Весело!
-Веселее было, когда потом взвод собирали…
-А на огонь отвечаете?
-Не дают! Приказ: на провокации не поддаваться. Но сейчас, пока американцы их долбят, потише стало. Вначале они грозились: попробуйте поддержите американцев – от вас ничего не останется. А теперь притихли. Как ветер с той стороны – слышно стрельбу и взрывы…
-Что ж, значит, на нас пока не попрут…
-Выпьем за непобедимую туркменскую армию!
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.01.2020, 15:22   #5
Тяжелый случай
 
Регистрация: 27.01.2019
Адрес: планета Земля. прямо посредине
Сообщений: 281

Re: В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


* 14 *
Около девяти часов в ресторан вошли трое мужчин в строгих костюмах, с одинаково оплывшими лицами и надменной властностью в повадках.
-А ну-ка столик нам! – скомандовал один из них, едва заметив Сурена. – Коньячок, закуску – все как всегда.
Сурен кивнул и поторопился отдать распоряжения – этих клиентов он знал: работники хакимлика, представители власти. Из тех госслужащих, которые, будучи допущенными к власти, воровали, воровали, воровали, словно надеялись жить вечно. Проворовавшись, переводились указом президента на другое место работы. И так до конца; до опалы, которая через год-другой захлопнет за ними дверь камеры лет на десять, с конфискацией наворованного и без права на помилование. И с правом на вечное забвение. Но сейчас, попробуй, скажи что-нибудь поперек – через час ресторан опечатают.
Несколько мгновений спустя все было готово, и чиновники приступили к трапезе.
-Свободен! - кивнул Сурену толстый, заказавший столик. – Да, включи еще телевизор…
Сурен включил телевизор и удалился от греха подальше.
На экране появился молодой человек, нараспев прочитавший:
-Добрый вечер, дорогие, уважаемые зрители независимого нейтрального Туркменистана… В эфире – новости…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 15 *
В это время к администратору, пошатываясь, подкрался Толик.
-Уже нажрался! – набросился на него Сурен. – Хоть бы людей постеснялся!
-Не в первый раз! – обидчиво выдохнул бармен. – Я вот зачем…
-Почему место бросил?
-Не просто так! – отрезал Толик. – Там это… Люську… это…
-Что? – спросил Сурен брезгливо глядя в перекошенное водкой лицо парня.
-Алинка сказала, что ее… те парни… изнасиловали, что ли… Или избили…
-Кто? Где? – всколыхнулся администратор.
-Что-то у меня с головой! – посетовал Толик.
-Да говори же! – Сурен схватил его за воротник и тряхнул.
-Не расплескайте… Ик! – вырвалось у Толика. – Алинка сказала, чтоб я вам сказал, что ей сказали…
-Где она?!
-Кто? А… в туалете, кажется…
Оглядев зал и не найдя недавних виновников стычки с официанткой, Сурен отправился в подсобное помещение, уже по дороге вспомнив, что парни ушли несколько минут назад.
Толик вернулся за стойку и уставился на экран телевизора, откуда до его сознания доносились лишь отрывки фраз: «Туркменбаши… Великий Туркменбаши… «
-Халк, Ватан, Туркменбаши, - забормотал Толик, наливая водки в стакан, - ты мне ручкой помаши… Ик!
В подсобке на стуле сидела зареванная Люся, кутаясь в накинутый на плечи белый халат тети Гали. На ее щеках виднелись черные разводы туши; разбитая губа – опухшая и потерявшая форму, - сочилась кровью; на лбу красовался синяк. Она уже не плакала, ее трясло.
-Что случилось? – спросил Сурен, опускаясь на колени и заглядывая Люсе в лицо.
Она нервно всхлипнула и отвернулась.
-Успокойся! Не надо! – приговаривала тетя Галя, прикладывая узелок со льдом к разбитому лицу девушки.
-Я в туалет зашла, - заговорила повариха без предисловия, обращаясь к Сурену, - смотрю: она сидит… Вся избитая, оборванная… в крови… Что же они с тобой сделали, сволочи проклятые! – заголосила тетя Галя, прерывая рассказ.
-Алина, иди в зал! – приказал Сурен.
Официантка кивнула и исчезла.
-Так что же случилось? – спросил администратор у Люси, когда в коридоре затих стук каблуков.
-Не видишь, что ли?! – возмутилась повариха. – Измывались над ней! Те, с кем она в зале повздорила… Заперли, избили и…
-Пусть посидит, успокоится, - сказал Сурен, поднимаясь с колен. – Потом Гриша вызовет «скорую» и полицию…
-Не надо! – прошептала Люся умоляюще, заливаясь слезами.
Сурен тяжело вздохнул и вышел…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 16 *
В одном из самых темных углом зала сидели две женщины и мужчина. Уже по запаху лекарств, исходящему от них, можно было понять – кто они! А тут еще и разговоры на медицинские темы…
-«Скорая» туда… «Скорая» сюда… - возбужденно говорила миловидная женщина лет сорока пяти, энергично жестикулируя. – Чуть что – «скорая» виновата! А у меня за месяц – три летальных исхода. Вызывают, когда мы уже ничего сделать не можем! Дают на дежурство один одноразовый шприц – только для детей и для богатых клиентов, чтобы платили и шума не поднимали… Всем остальным – таблетки, а если инъекцию делать – кипятим старые…
-У вас хоть машины есть, - заметил мужчина, закуривая и разгоняя дым рукой. – А нам что делать? Нам на поликлинику дали одну машину… А вызовы? А семейные врачи?
-Машины? – возмущается женщина. – Водители ругаются! Машины новые, но надолго ли? Запчасти они сами покупают… Склад забит новыми покрышками, а директор, хочет – выдает, хочет – продает, а кое с кем и говорить не хочет, кто бесплатно к нему в гараж устроился. А водителям из своего кармана тоже платить не интересно… А кто из них рот откроет – увольняют. У директора автопарка рука наверху есть… Сам министр здравоохранения!
-Только ли в машинах дело? – в сердцах воскликнула вторая женщина, заправляя под платок выбившуюся темную с проседью прядь волос. – Приходит ко мне старушка: сердце болит, ноги ломит… Я ей выписываю рецепт, а ведь знаю, что в аптеках этого лекарства нет, только – в коммерческих. Она мне жалуется: страховку плачу, а ничего купить не могу – только йод, вату и аспирин… Куда вы все мои деньги тратите? Зачем же, спрашивается, людей обманывать? Ведь насильно заставляли страховаться!
-Если бы еще специалисты были! – резонно заметил мужчина. – Лучшие уехали. А сейчас кого ни тронь – родственник главврача, замминистра, министра… И ведь ни черта не знают! Вчера один меня спрашивает: раз инфлюенция – грибок, какую мазь лучше больному прописывать?
-А у меня соседка никогда в поликлинику не обращалась. Говорит, лучше дома помирать, чем с вашей помощью, живодеры. Дешевле обойдется!
-Ладно, - гася сигарету, проворчал мужчина. – Чего зря болтать. Только нервы портить… Пошли, поздно уже… В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.01.2020, 15:23   #6
Тяжелый случай
 
Регистрация: 27.01.2019
Адрес: планета Земля. прямо посредине
Сообщений: 281

Re: В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


* 17 *
-Сегодня Президент Туркменистана Сапармурат Туркменбаши вернулся из двухдневной поездки по Марыйскому велаяту, - благочинно читал ведущий. – В аэропорту имени Сапармурата Туркменбаши Президента встречали члены кабинета министров и другие официальные лица…
Когда на экране появился президент, идущий по ковровой дорожке, толстый чиновник – раскрасневшийся и разгоряченный коньяком, - возбужденно завозился и заговорил:
-Вон, вон… справа… Видишь? Хаким стоит, а за его спиной – я…
А президент между тем обходил ряды чиновников, благосклонно и небрежно подавая руку, которую каждый, подобострастно склоняясь, прижимал к губам и ко лбу.
-В эфире – новости…
В адрес высокочтимого, уважаемого Президента продолжают поступать поздравительные письма и телеграммы от трудовых коллективов страны по случаю десятилетней годовщины независимости нашей любимой Родины…
«Дорогой наш Отец, мудрый Сердар Великий Сапармурат Туркменбаши! Этот год стал для туркменского народа и для каждого гражданина нашего независимого нейтрального государства особенно радостным, воистину историческим.
Мы торжественно празднуем десятилетие великой независимости, которую подарил нам основатель нашего государства – великий Сердар Сапармурат Туркменбаши…»
-Ну, что… что это такое? – спросил седой журналист, тыча вилкой в экран. – Ты видел? Они готовы ботинки ему лизать… А ведь если его не станет, они начнут его проклинать и славить преемника!
-Да успокойся ты! – растерянно шептал молодой, показывая глазами на чиновников.
-Не могу больше! – с гримасой отвращения воскликнул седой и крикнул на весь зал: - Эй, кто-нибудь, выключите это позорище!
Зал на мгновение замер. Наступила зловещая тишина, нарушаемая лишь голосом диктора, продолжающего зачитывать здравницы в честь «великого вождя великого туркменского народа».
-Я не… понял… -гневно поднялся толстый чиновник. - Что вы называете позорищем?
-Вот это! – седой ткнул пальцем в экран. – Это позор для всех нас!
-Что именно? – недобро усмехнулся толстяк.
-Фальшь, лицемерие, наглую ложь!
-Вы хотите сказать, что народ…
-Народ здесь ни при чем! Народ не додумается до такого кретинизма! Я ведь знаю где и кто сочиняет эти письма и телеграммы…
-И кто же их сочиняет? – ехидно спросил чиновник в очках, небрежно играя брелоком.
-А вы спросите у Какабая Баллыева, пресс-секретаря президента… Он-то знает…
-Неужели вы думаете, что народ не хочет поздравить любимого, всенародно избранного Президента? – явно играя, спросил толстяк.
-Весь мир знает, что результаты выборов были сфальсифицированы. Девяносто девять и девять десятых процентов населения за Ниязова, при восьмидесяти процентах не принимавших участия в выборах! Смех да и только!
-Вы знаете, - добродушно заметил чиновник в очках, - а за клевету на Президента у нас есть статейка… И хотя у нас нет уголовного преследования инакомыслящих…
-Расскажите эту сказочку кому-нибудь другому! – отрезал седой. – Я еще не склеротик, т не забыл шествий по проспекту Свободы… тогда еще Свободы… теперь – Махтумкули… в девяносто третьем и девяносто четвертом. Не забыл я и многодетных матерей, перекрывавших дорогу Президенту. Что с ними сталось? Может, вы знаете?
-Кучка наркоманов – еще не глас народа! – снисходительно пояснил толстяк.
-Да, но несколько сотен человек, которым при задержании подбрасывали наркотики, и тут же обвиняли в хранении наркотиков – совсем другое дело.
-Я не понимаю сути нашего спора! – вспылил чиновник, ощущая шаткость своих позиций.
-А суть в том, что… - журналист сделал паузу и процитировал: «Стяжательство, страх и продажность – вот устои человечества…» Не морщьте лоб, не напрягайте извилину, - это не Туркменбаши, это сказал известный немецкий писатель-философ…
-Туркменскому народу не нужны инородные умники! – высокопарно заявил чиновник в очках, нервно бросая брелок на столик. – У нас есть свои философы…
А толстяк просто задыхался от ярости. По его лицу градом катился пот. Словесное сражение с более эрудированным противником истощало его силы быстрее, чем любовные утехи с секретаршей и двумя малолетними наложницами.
-Взгляните! – воскликнул он, спасаясь, и указал на экран телевизора, где опять показывали танцы. – В какой еще стране народ так беззаботно веселится, не зная бед?
-Да, - согласился журналист, - нигде такого нет. А у нас будет! Только вы ошибаетесь – эти люди не веселятся, они зарабатывают на жизнь. Потому что в самодеятельных и иных коллективах платят больше и регулярнее, чем где-то в колхозе или на производстве… Поэтому у нас при населении в пять миллионов – несколько тысяч танцевальных коллективов.
-Через искусство, культуру народ идет к духовному возрождению! – выкрикнул очкарик фразу, которую сегодня (очень кстати) вычитал в газете.
-Конечно, - кивнул седой. – Но как? Балет туркменскому народу не нужен. Опера тоже. Так распорядился президент. Литература… Современная литература сводится к одному: «Халк, Ватан, Туркменбаши!» А десятки поэтов, художников, композиторов вычеркнуты. В культуре образовалась брешь! А образование? А наука? А здравоохранение? Это вы называете заботой о народе? Или желаете воспитать поколение полуграмотных рабов, которые будут довольны дешевым хлебом и сыты зрелищами, но при этом совершенно отучены думать?
-Вы переходите все границы! – заорал чиновник, вскакивая.
-Ой ли? – недобро усмехнулся седой. – Я еще не все сказал! Поцеловать руку президенту или натравить его на неугодного – это вы можете. А вот отвечать – не желаете…
-Заткнешься ты, наконец? – все более свирепея, толстяк бросился на оппонента.
Журналист хладнокровно отпихнул его и с иронией заметил:
-А как же свобода слова?
В следующую секунду его опрокинул удар в лицо. Однако, он быстро поднялся, взял со стола пустой графин и расчетливо опустил посудину на голову толстого чиновника.
-Надо уметь переносить то, чего нельзя избежать! – прозвучал на весь зал голос третьего чиновника, который на протяжение всего спора беззаботно потягивал коньяк и что-то шептал Дженнете, расстегивая на ней блузку. Девушка давно уже забралась ему на колени и весело смеялась, когда за каждую расстегнутую пуговку, он пихал ей за лифчик купюру.
Бросив в зал эту фразу, он снова занялся официанткой, даже не взглянув на тело, лежавшее у столика. И посетители заговорили, словно ничего не случилось.
И зал загудел, превращая людей с их мыслями, проблемами и болями в сплошную, безликую массу. А с экрана телевизора доносилось:
«Туркменистан, отчизна любимая,
Край родимый мой.
И в мыслях, и сердцем
Я всегда с тобой.
За малейшее зло, причиненное тебе,
Да отнимется рука моя!
За малейший навет на тебя
Да обессилеет язык мой!
В час измены Родине,
Сапармурату Туркменбаши Великому,
Священному стягу твоему
Да прервется дыхание мое!»
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 18 *
Гриша опустился на колени перед плачущей Люсей.
-Ну, не плачь… - пробормотал он неловко, чувствуя себя огромным и неуклюжим рядом с ней – маленькой и несчастной.
Девушка со стоном отняла руки от лица:
-Скоты… Какие же они скоты… Они думают, что им все можно…
-Ну, не надо, - просил Гриша, сжимая ее руки – тонкие и мокрые от слез, - в своих: грубых и сильных.
-что я скажу маме? – жалобно шептала она. – Ведь меня же… - Люся снова беззвучно зарыдала.
-Ну… ну что ты… - растерянно бормотал вышибала, и, поддавшись какому-то чувству, порыву, обнял ее и привлек к себе.
-Гриша, миленький, - шептала девушка, всхлипывая, - что же мне теперь делать? Кому я такая нужна теперь?
-Мне… мне ты нужна… - шептал он ей, не слыша, не понимая, что говорит. – Я тебя никому не отдам… Слышишь, никому! А тех ублюдков я найду… из-под земли достану… я…
Она мягко отстранилась и взглянула на него глазами полными слез:
-Правда?
-Конечно, правда, - улыбнулся он. – Я тебя никому обидеть не дам… А все, что было, мы забудем… И завтра этого уже не будет… Все станет новым…
-И мы? – недоверчиво спросила она, силясь улыбнуться.
-И мы! – твердо и уверенно ответил он, снова привлекая ее к себе. – И нам нет дела ни до кого…
-Да, - счастливо вздохнула она, - и нам никто не нужен…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!

* 19 *
Сурен, утомленный шумом, вышел из ресторана. Закурил. Из темноты вынырнули три силуэта. Это были представители трех главных сил в стране – МВД, КНБ и Минобороны. Именно этим трем ведомствам Президент поручил охранять порядок в городах и селах на время праздников.
-Как у тебя? – спросил один, в штатском. – Все тихо?
-В «Багдаде» все спокойно! – ухмыльнулся Сурен, бросая окурок.
-Ну и слава Богу! – силуэты исчезли во тьме.
А Сурен направился в зал, чтобы навести порядок – какой-то клиент отбивался от пьяного Толика, а Гриша куда-то запропастился…
В Багдаде все спокойно! В Багдаде все спокойно!
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.01.2020, 15:58   #7
На обследовании
 
Регистрация: 13.09.2019
Сообщений: 61

Re: В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


чо, классно) ещё пару комметов напиши себе сам, Ниязи)
Вундебаар вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.01.2020, 20:02   #8
Тяжелый случай
 
Регистрация: 27.01.2019
Адрес: планета Земля. прямо посредине
Сообщений: 281

Re: В Багдаде все спокойно ( 20 лет тому назад)


Он помер

Добавлено через 40 секунд

Но все осталось по-прежнему

Последний раз редактировалось Shohrat Romanov; 17.01.2020 в 20:02. Причина: Добавлено сообщение
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 23:13. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet