Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Лечебный корпус > Приёмный покой

Приёмный покой Лечим таланты без фанатизма: Градусник. Грелка. Лечебная клизма.



Ответ
 
Опции темы

Копылова Марфа Степановна

Старый 18.09.2021, 14:01   #1
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,417

Копылова Марфа Степановна


Копылова Марфа Степановна.

Это невероятное событие произошло в стране Эрэфии. Страна была огромна, богаты были её недра, почвы плодородны, вОды обильны, а также, работящи и талантливы граждане. Но всеми этими данностями жители страны пользовались из рук вон плохо. Как только полезные ископаемые оказывались на поверхности, они, каким-то непонятным образом, набирали двойную, а то и тройную цену; обильные урожаи, попав на полки магазинов, так дорожали, как будто их выращивали на Марсе, а на Землю доставляли космическим транспортом; вОды периодически травили отходами производства, а сами граждане, от небогатой и нездоровой жизни, были несчастны до такой степени, что, отчаявшись, занимались распитием спиртных напитков. Иногда, даже в будни! В одиночку! На голодный желудок!

И не то, чтобы какая-то малая часть населения грабила другую, большую часть и поэтому жила счастливее. Нет. Просто жили как-то тревожно, но в то же время вяло. Одни вяло воровали, другие вяло смотрели на это дело сквозь пальцы, третьи лежали перед телевизорами на диване и стонали от хронического безденежья... И все три категории с завистью посматривали за рубеж, на счастливых и довольных граждан других стран.

Конечно, в Эрэфии водились достаточно образованные люди, которые говорили во всеуслышанье, мол, нет национальной идеи. Всё есть, даже конфеты «Птичье молоко» в кондитерских магазинах, а вот простой, ясной формулировки - а чего это ради, один должен встать с дивана, другой перестать воровать, а третий убрать от своего лица растопыренную ладонь... - нет. Во всех других странах есть, а в Эрэфии - как Мамай прошёл!

И вот однажды, в один из эрфийских провинциальных городков приехала женщина. Ну, как женщина... старушка. Звали её Копылова Марфа Степановна. Первой об этом узнала квартирная хозяйка, которая сдала Марфе Степановне комнату в коммунальной квартире. Коммунальная квартира, если кто не знет, это некая жилплощадь, в которой, чуть ли не в обнимку, проживают абсолютно чужие друг другу люди. Публика в этой квартире подобралась лихая, если не сказать, отчаянная, и в первый же день у Марфы Степановны кто-то отъел ровно половину кастрюльки горохового супа... по-братски.

Теперь пришла пора описать саму Копылову Марфу Степановну, потому что это главный, нашего опуса, персонаж. Если вы, когда-нибудь видели военный парад, то, наверняка, замечали среди проходящих мимо вас стройных колонн воинов, одного самого-самого. И мысочки тянет, и каблучками цокает, и весь такой тугой, что твой лук-порей. А спина... о, господи... такая прямая, точно обработана на плоскошлифовальном станке. Так вот, если поставить этого воина-порей спиной к спине с Капыловой Марфой Степановной, то окажется, что его прямая - просто прямая, а Марфы Степановны такая прямая, что даже в бесконечности ни с чем, никогда, не пересечётся.

Эта гипертрофированная выпрямленность вызывала у людей шок. И, заодно, указывала, на их хронический сколиоз третьей степени, вислое потное брюхо и полностью разбалансированное духовное состояние. Фигура старушки была суха, аки лист гербария, лицо было строгое, губы поджаты, как перед каким-то невероятным усилием, а полное отсутствие косметики говорило, что всё... шутки кончились... никаких условностей и обобщений... только правда с ободранной и плачущей сукровицей кожей.

А ведь ещё были её глаза. Тут автор теряется. Нет, можно, конечно, написать, что глаза были немного выпуклы и смотрели на визави с невыносимым укором и осуждением, а также, не моргая и сверкая жуткой священной ненавистью, но это всё не то. Потому что там, к этой невыносимой ненависти, была примешана невыносимая жалость к слабостям людским, невыносимое материнское всепонимание и всепрощение... Нет, я отказываюсь от этого неблагодарного занятия описывать её глаза и всё отдаю на откуп читателю. Слава богу, есть ещё такой читатель, который, как и бумага, всё снесёт, стерпит и нафантазирует ещё лучше, чем сам писака. Вот на такого и уповаю... аминь.

Но вернёмся к гороховому супу. Обнаружив, что у неё, в абсолютно незнакомом ей городе, завёлся довольно бесцеремонный братец, Марфа Стапановна вышла на середину дымной, полупьяной, коммунальной кухни, обвела всех присутствующих ясным испепеляющим взором и произнесла всего два слова на русском языке - Это отвратительно!..
Если бы на кухонную аудиторию вдруг рухнул бетонный потолок, это произвело бы меньший эффект. Стыд, уродливый и разбухший, как качающийся на люстре самоубийца, повис в онемевшей кухне. Секунды молчания длились, как года и капали раплавленным металлом на темя жильцов коммунальной квартиры.

А когда истекло ровно десять лет, вышли на середину кухни два алкоголика, два тунеядца, пропивших всё кроме своих комнат - Лосьон и Свежесть. Их клички отражали вкусовые предпочтения. Один являлся апологетом огуречного лосьона, другой - туалетной воды «Свежесть».
Не смея поднять головы, они предстали перед Марфой Степановной, и употреблённый гороховый суп подкатил к лужённой химикатами глотке.
Тогда Марфа Степановна взяла свою ополовиненную кастрюльку и вручила её падшим со словами: - Ну, ничего, ничего... Вы же были голодны. Возьмите... - и это было сказано с такой теплотой и лаской, что Лосьон вдруг сразу вспомнил, что зовут его Петя Звонарёв, и что у него, как и у всех была мама, и как она ему в пятом классе подарила щенка. А Свежесть вдруг окатило, что он Сашка Трубицин, и, как его мама, на могиле которой он не был лет десять, в один прекрасный день учила вместе с ним стихотворение Некрасова - Однажды в студённую зимнюю пору...

Лосьон со Свежестью вдруг заплакали, и накопившееся за долгие годы раскаяние закапало с трёхдневной щетины прямо на крышку кастрюльки. Что тут началось?! Все разом загомонили. Стали совать алкоголикам продукты, а серьёзный и очкастый Виталий Сергеевич подарил Лосьону абсолютно новую шёлковую пижаму. Жильцы вдруг заметили, что на их общей коммунальной кухне всё до того заслякощено, неумыто и серо, что нельзя было понять, как, вообще, можно существовать в такой обстановке почти сто лет, со дня приватизации этой роскошной квартиры (купца 2ой гильдии Кумакумцева) революционными матросами.

Притащили тазы и тряпки, пролился едкий натр на газовые плиты и освежающий хлор на затхлость углов. Запузырилось мыло на полках, столах и стульях, повисли на окнах гардины и заполоскались на лёгком летнем сквознячке ситцевые, в цветочек, занавески. На подоконниках заполыхала герань и ощетинилась коллекция кактусов... А Саша Трубицин, вешая люстру и балансируя на табурете, продекламировал, с чувством и выражением - Однажды в студённую зимнюю пору...

На следующее утро, Марфа Степановна двинулась в сторону Центрального рынка. Чтобы попасть на рынок нужно было преодолеть небольшой спальный район «Акварель», затем городской парк и площадь, на которой стояли здания муниципалитета. На самом деле, продвигалась Марфа Степановна по городу не одна, а с небольшой свитой, состоящей из праздных горожан. Потому что весть о чудесном перевоплощении загаженной коммуналки в квартиру образцового порядка и быта, мгновенно распространилась по городку. И это шествие по утренним улочкам, слегка напоминало библейский въезд, через восточные ворота, с оливковой веткой в руках и на белом ослике.

Пройдя меж домов «Акварели», Марфа Степановна вдруг остановилась. Очень прочно и основательно. Так останавливаются, когда на месте остановки собираются, как минимум, разбить бивуак. Место, которое она выбрала, ничем особенным не выделялось из таких же, подобных мест. Ну, может пятиэтажка более облезлая, чем соседняя. Ну, медленно умирающая детская площадка, казалась более умирающей. Правда, чахлый полисад, с гнилым штакетником, был вне всякой конкуренции и мог служить декорацией к фильму «Апокалипсис».

Марфа Степановна стояла всего пять минут. Стояла неподвижно, лишь изредка, с непередаваемой вопросительной брезгливостью, поглядывая на свои часы и на окружающий её скорбно-загибающийся урбанизм. Ровно через пять минут, из-за угла дома, на рысях, показались заместитель председателя и главный бухгалтер ТСЖ. Зам был худым высоким оглоблеподобным мужчиной, с лысиной, опушённой по краям редкой рыжью. Главбух была его полным антиподом. То есть, приземистой женщиной, причём такой мощи и толщины, что казалось, будто все голодающие Африки были на её совести. Голова главбуха была украшена тщательной вороной стрижкой «Пубертат».

Как только эта пара приблизилась к Марфе Степановне, в ту же минуту, за несколько тысяч километров от нашего эрфийского провинциального городка, к ресепшену одного из отелей острова Кипр бросился наспех одетый мужчина, с кое-как собранным чемоданом и попросил полный расчёт. Это был сам председатель ТСЖ.

Вся эта суета топ-мененджеров ТСЖ, являлась следствием, пока ещё малоизученного синдрома - «коррупционер в режиме ожидания ареста». Ведь нарушающие закон - чрезвычайно чуткие люди. Они непрерывно мониторят информационное поле Земли на предмет мельчайших вибраций, вызванных тяжёлой поступью Закона. Вот поэтому, где-то там, между коллекцией старинных авто и золотым унитазом, непременно обретается «тревожный чемоданчик». В нём ждут своего часа спортивный костюм, предметы личной гигиены и словарик криминальной лексики.

Как только зампредседателя ТСЖ и его главбух объявились пред Марфой Степановной, в округе воцарилась звенящая тишина. Все уставились на старушку Копылову, но не с праздным любопытством, а с ощущением того, что вот, наконец, хоть кто-то взялся, хоть кто-то знает, как выбираться из этой трясины. Это было чрезвычайно похоже на первую встречу первоклассников со своей первой в жизни учительницей. Где-то там впереди, в необозримом будущем, пусть маячат конфликты поколений, надуваются и лопаются пузыри коллизий и сама собой сворачивается ладная фига в кармане. А пока только чистая детская любовь, неугасимая жажда понравиться, услужить и побежать на край света за мокрой тряпкой и мелом.

Выдержав паузу, достойную МХАТа времён Станиславского, Марфа Степановна произвела руками жест. Такому движению гипертрофированного упрёка, обвинения и порицания не обучают на юридических факультетах, но любой прокурор отдал бы свою почку, за умение владеть такой громобойной жестикуляцией.

- Это отвратительно!... - твёрдо сказала Марфа Степановна и её взлетевшие над головой руки, и прямая спина, и жгучий плакатный взгляд «Родина-мать зовёт», и косметически-парфюмный аскетизм... подтвердили: - Да, именно, так... Отвратительно!

Подсобравшаяся, к тому времени, немалая толпа, как по команде, огляделась вокруг себя и, буквально через считанные секунды, всех присутствующих пронзила простая, но горькая мысль: - А ведь и впрямь, отвратительно!

Последующие, за этой общей мыслью, движения человеческих тел, были абсолютно противны обыкновенной эрфийской человеческой природе. Убрать мусор брошенный не тобой, выполоть сорняки и посадить цветы на ничьей земле, выкрасить лавочку в цвета эрфийского флага, умыть тротуар, выкупить из металлолома канализационный люк... и ещё много, много чего бессмысленного бросились делать граждане. Это был аврал чистоты. Яростное самоочищение. Работа закипела, да так, будто в немецкий муравейник вытряхнули переполненную пепельницу. «Орднунг унд арбайтен» - вот что это было.

А Марфа Степановна уже шла дальше по спальному району «Акварель». И все человеческие особи, попадавшие в её гипнотическое поле воинствующей чистоты и порядка, вдруг обретали лютую ненависть к уродству кривых полисадов, к липкости загаженных лифтов, к ржавчине на скрипучих каруселях, к трещинам облезлого цоколя, и вообще, ко всему тому, что относится к термину «бардак».

И уже покатилась впереди Марфы Степановны нехитрая, но полумистическая слава. Мол всё... допрыгались. Явилась. САМА! Теперь не сдобровать. Достанется всем, поголовно. Ибо замараны и стар, и млад, и мытарь, и пахарь, и власть имущий, и прав неимеющий. Все!
Теперь только один выход. Засучив рукава, хватать тряпки, вёдра, кисти, шпателя... Начищать до блеска... рубить из свежей смолистой древесины... чтобы слой асфальта не меньше 10 сантиметров, а гравий и щебень только из плотных горных пород. И чтоб всё по расписанию, и чтоб всё по регламенту, по уставу, по совести.

Радость гнала людей. Радость! Взамен многолетней невнятной тоски по утраченному навек самодержцу, явился весёлый страх перед недремлющим оком духовного лидера с прямой спиной и с безупречной репутацией полубога.

(с)олдшуз

Последний раз редактировалось олдшуз; 18.09.2021 в 14:34.
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.09.2021, 14:03   #2
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,417

Re: Копылова Марфа Степановна


Копылова Марфа Степановна

А Марфа Степановна Копылова покинула «Акварель» и ступила под сень теннистых аллей городского парка. Ну, как теннистых... скорее заросших. Да что уж тут юлить... в лес она ступила... в дикий, непроходимый лес! Беспризорная флора съела асфальтовые дорожки, задекорировала плющом и хмелем металлические скелеты аттракционов и сплела над головой купол из взбесившейся непролазной зелени. Но всё таки, бывший парк был посещаем. Иногда туда прорывались грибники и апологеты скоротечной плотской любви. И между одноразовым использованным шприцем и одноразовым использованным контрацептивом, пёрли из жирной земли подберёзовики пополам со свинухами.

Только широкая центральная аллея не сдавалась. Уменьшившись до размера велосипедной дорожки, аллея навылет пронзала буйные заросли. По ней изредка пробегали испуганные граждане, вздрагивая шагреневой спиной от вполне себе диких воплей, коими сопровождается жизнь территории, не посещаемой нарядом полиции.

Вдруг в конце аллеи, на излёте стрелы, пущенной от «Акварели» в здание городской администрации, появилось небольшое пёстрое облако. Его сопровождало какое-то невнятное песенное многоголосье. Облако быстро увеличивалось в размерах, пока не превратилось в толпу людей, вооружённых шанцевым инструментом. Это было устрашающим зрелищем, и смахивало, скорее всего, на психическую атаку, так как люди толпы ещё и пели популярный революционный шлягер прошлого века:

Вихри враждебные веют над нами,
Тёмные силы нас злобно гнетут.
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас ещё судьбы безвестные ждут....

Бог их знает, с какими такими тёмными и злобными силами, эти вооружённые мирным инструментом люди, собирались биться. Скорее всего, в их песенном арсенале не нашлось подходящего случаю словесно-музыкального сопровождения.

Гроздья народного гнева трёх революций повисли на лохматых кронах испуганных и притихших деревьев. Топоры и пилы налились пролетарской злобой. Лопаты, грабли и вилы вспомнили беспощадность и анархизм древних крестьянских бунтов.

Вдруг песня оборвалась, и с металлическим звоном выстрелила и выпрямилась человеческая пружина давно сдерживаемого желания чистоты, порядка, и гармонии. Застучал, завизжал и взревел инструмент в умелых руках, и полетели в кузова подоспевших грузовиков первые трупы воинствующей флоры.

Рабочий люд исподтишка поглядывал на проходящую мимо Копылову Марфу Степановну и боялся только одного - удара, ставшей уже знаменитой, фразы: - «Это отвратительно!»
Но Марфа Степановна даже не повернула головы и прошла мимо - прямоспинно и целеустремлённо. Она шла к зданию городской администрации.

А, тем временем, площадь перед мэрией, наполняла атмосфера, всё того, же немецкого муравейника. Отъезжали и подъезжали служебные автомобили, носились курьеры, в раскалённом тревогой воздухе гремели команды и распоряжения... Руководители городского управления спешно подчищали следы своей деятельности-бездеятельности.

И только мэр - большой импозантный мужчина с благородной, по всей голове, сединой - не суетился и не подчищал. Ибо подчищать нужно было такие необъятные авгиевы конюшни, что уж лучше сразу под суд.
Он вышел из кабинета, задумчиво фланируя, преодолел ковровую приглушённость трёх этажей мэрии и обречённо вышел на площадь.
- Слава, богу! - подумал импозантный мэр, глядя в голубое эрфийское небо - Закончилась, наконец, эта гонка за баблом, за властью, за ещё, чёрт знает чем... Как же я устал... как я устал! - классика ситуации холодно потребовала воронённого огнестрельного ствола. Но не было, в пределах доступа, ни прямодушного воронённого ствола, ни извращённого подлого кинжала, ни ампулы с цианом за бритой мужественной щекой. А была запредельная усталость и перспектива исповеди с отпущением грехов.

Между тем, состав свиты, сопровождающей Марфу Степановну, радикально поменялся. На место просто любопытствующих, явились кровно заинтересованные. С килограммовыми папками жалоб на городскую власть, с досудебной и послесудебной перепиской... шли за Марфой Степановной униженные и возмущёные, обездоленные и просто правдорубы-принципиалы.

Как только Марфа Степановна объявилась на площади, площадь замерла. Быстроногие курьеры и зеваки вытянули шеи; чиновный люд, эти шеи, наоборот, втянул в плечи, и не было, среди присутствующих, человека, без этой холодной и скользкой жабы в груди, которая нет-нет противно и гулко ворочается возле самого сердца, в предчувствии чего-то давно ожидаемого и безусловно страшного.

Не дойдя трёх шагов до обречённого мэра, Марфа Степановна остановилась, и глядя градоначальнику в глаза, молча протянула правую руку назад, к своей правдоискательной свите. Свита подбоченилась и коротко прошелестела своими скорбными бумагами.

Тишина стала абсолютной и принялась мучительно давить на слух. Первым не выдержал мэр. Он понурил свою благородную седую шевелюру и, уставясь больными глазами в серый асфальт, с усилием произнёс: - Да... это отвратительно.

Короткий истеричный вздох пробежал по толпе и затих. Марфа Степановна кивнула строгой головой и тихо, но твёрдо изрекла: - Исправьте всё, пожалуйста, в кратчайшие сроки. - она, как бы для разгона, качнулась на своих туфлях с низким каблуком и торжественно двинулась на толпу. Толпа, тут же, распалась на две восхищённо-почтительные половины и образовала для Марфы Степановны живой человеческий вектор, направленный в сторону городского рынка.

А рынок кипел. Кипел и варился в собственном соку. Крепкий, с еле заметной тухлинкой, дух товарно-денежных отношений, азартно щекотал обывательские ноздри, и трудные деньги легко покидали прижимистые портмоне, тесные карманы и потные кулаки.

И было за что! Хозяйские желтоспинные куры торчали кверху оголёнными окорочками, требовали кастрюлю, огня, воды, лаврового листа и чёрного душистого перца. Тогда они гарантировали запах на весь переулок и прозрачный, с жёлтым окоёмом, бульон, который одновременно является и лекарством, и гастрономическим шиком, и сложным эстетическим наслаждением.

Рядом с куринным наваждением, находилось гусинное обольщение, утиное прельщение и даже один индюшинный искус - здоровенная десятикилограммовая гора нежнейшего мяса и жира, обтянутая несъедобным пупырчатым плащом из холестириновой кожи.

Тут же, с краешка, притулился удачливый хитрый рыбак со своими карасями и карпами. Такие, как он, самонадеянно думают, что обманом выманили глупую рыбу из её среды обитания, а на самом -то деле, не понимают, что их попросту использовали в качестве транспортного средства - от пруда до конечного потребителя. Ведь рыбе, как, впрочем, и любому другому существу на Земле, чрезвычайно важно замкнуть пищевую цепочку.

А вот и царство веганское - ряды с пресловутой клетчаткой, которой так не хватает апологетам перекуса на бегу. В глазах пестрит от насыщенных цветов, которые никакие холсты, фото и видео не передают. Самая жёлтая и детская - это варёная кукуруза, самый фиолетовый и носатый - баклажан, самый зелёный и полезный - кресс-салат, а самый красный, самый сладкий, со спелой трещиной на попе - помидор сорта «Бычье сердце».
А бабушки с козьим и коровьим молоком, с творогом и сыром, добытым из древних домашних животных ручным псыкающе-выжимательным способом? А, наконец, развалы «барахолки», в которых бродят, ищут и находят коллекционеры быта дней минувших?.. Чего только не было на стандартном эрфийском провинциальном рынке? Разве что жаренных насекомых. Так на это у всех эрфийцев существовали туристические поездки в Китай.

Копылова Марфа Степановна шла к центру рынка. Но вовсе не к географическому, а к центру ценообразовательскому, центру морально-психологического обеспечения. Он находился в крытом металлочерепицей ряду, сразу за ларьком горбатого Ашота, который продавал сухофрукты. За одним из прилавков, торгующим овощами, стояла просторная немолодая баба, с чудовищным бюстом и с кормой небольшого прогулочного катера. Звали её Семёновна.

Семёновна обладала счастливой внешностью профессиональной торговки. Эта внешность по всем параметрам совпадала с образом кондового труженника полей, огородов и теплиц, который генетически сидел в голове у каждого среднестатистического эрфийца. Круглое и щедрое лицо символизировало солнце; мощный разлапистый, с красной шишкой на кончике, нос, говорил о нерушимой связи с землёй, а круглые, навыкате, разбойничьи глаза обязывали купить хоть что-нибудь... тогда тебя, по крайней мере, не зарежут.

Именно от Семёновны исходили концентрические круги резкого немотивированного взлёта цен, хамского рыночного фольклора и стяжательская философия выживания при любой власти.

- Скажите, в какую цену ваши помидоры? - остановилась возле Семёновны Марфа Степановна.

- Восемьдесят! - бойко ответила Семёновна перекатывающимся баском и уже хотела включить свой напевный купеческий речитатив: - Палавина сахар, палавина мёд! Ай, да, что за запах, сам лезет в рот!.. - но не успела.

- А за сколько покупали? - неожиданно спросила Марфа Степановна. Вот тут, в этом самом месте, торговка уже было открыла рот, чтобы сообщить зарвавшемуся покупателю, что вся эта красота выращена на своём приусадебном участке, вот этими золотыми трудолюбивыми руками. И тут же предъявить руки, которые она очень удачно не успела отмыть после утренней возни с товаром.

Но не такое простое, оказалось, дело - врать в эти спокойные сострадательные глаза, изгибаться и выворачиваться перед этой незыблемой прямотой эталона честности и справедливости. Марфа Степановна Копылова стояла перед ней, как Останкинская телебашня - пугающе монолитна и всезнающа.
- За двадцать... - каким-то сиплым и резко ослабевшим голоском ответила Семёновна.

«Останкинская телебашня» осуждающе покачала головой и, наклонившись к ошарашенной торговке, доверительно сообщила - Это отвратительно...

Семёновна вдруг ощутила, как с неё одним махом слетели её одежды; слетели года, количеством пятьдесят с хвостиком; выскочили из головы купеческие речитативы и ухватки заржавевшего спекулянта. И она предстала, перед посунувшейся вперёд базарной аудиторией, маленькой, беззащитной и голенькой девочкой. Очистительные искренние рыдания подступили к горлу и на разбойничьих глазах блеснули искупительные слёзы. Ей вдруг остро захотелось зареветь в голос, и размазывая по свекольным щекам влагу, выдавить из себя: - Я-я-я-а-а... бббо-о-ольше... не бу-у-уду-у-у..

Гробовую тишину замершего в шоке рынка, прервал горбатый Ашот. Он громко крякнул, взял в руки карандаш и быстро переписал все ценники на свой товар. И пошлО, и пошлО... По рынку покатилась волна альтруизма. Цены рухнули наполовину. Люди, в порыве неожиданно упавшего на них человеколюбия и братства, совали за бесценок свой товар покупателям, те отказывались, отдавали деньги, смеялись и обнимались с недавними антогонистами.

- Падхади, забирай, атдаю пачти даром, да! - орал горбатый Ашот - Цххх... Бери инжир - он сладкий, как губы симнацатилэтний дэвушка... Бери курагу - она цилебный, как пацелуй матери... Берите! Зачем мене втарой дом - жжжизнь кароткий, с собой ничего не заберёшь, да-а-а! Зачем маему сыну втарая машина?.. Зачем маим унукам по два телефона?..

(с) олдшуз

Последний раз редактировалось олдшуз; 18.09.2021 в 14:26.
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.09.2021, 14:06   #3
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,417

Re: Копылова Марфа Степановна


Копылова Марфа Степановна


К вечеру, весь городок стоял в строительных лесах. Давно забытое слово «энтузиазм» витало над ревущей дорожной техникой, над всполохами электросварки и над суетой неожиданно возникших строительных площадок.

- Михалыч! Где цемент? У меня сейчас люди встанут! Что-о-о? Да не жмись ты, будут тебе деньги... Маша! Дорогая, я тебя очень прошу. Возьми лопату и ступай в огород... Что? Маша, да не перебивай, ради бога... Отсчитай от черешни пять шагов в сторону Клавкинова забора и копай. Да... ты не ослышалась. Не глубоко - на штык. Я там банку с баблом зарыл на чёрный день. Да, не вопи ты! Что тут непонятного? Настал этот чёрный день, настал!..

- Татьяна Викторовна! Ограду парка какой краской красить? Молотковой? Так она же дорогущая... Что? У меня? Ну-у-у, у меня молотковая, но... Ясно, Татьяна Викторовна, ясно... А в какой цвет красить? В оранжевый? А деньги? Что? Свои? Да нет есть... трохи. Понятно... свои, так свои...

- Чекульдеев! Значит так, Чекульдеев, впитывай сюда. У меня тут геодезисты под ногами путаются в количестве четырёх человек. Бери их в охапку и дуй на угол Павлика Морозова и Шопенгауэрской... Впитал? Да какой там торговый центр... сквер там теперь будет, сквер... впитал? Для отдохновения, философских размышлений и мамочек с колясками. Что-о-о? А Марамойкину своему скажи, что концепция поменялась и пусть свой грёбанный торговый центр строит у чёррртовой матери, за чертой города! Впитал?!

- ... Да, какие там схемы... Тут такое творится... Тут всё мироздание по швам трещит! Город-праздник, говорю тебе, будет. Город-праздник! Да никто не решил. Все решили... назрело...

Через неделю коммунальная квартира, в которой Марфа Степановна снимала комнату, перестала выполнять функции, собственно, квартиры. В описываемый момент она больше всего походила на штаб. Штаб армии, которая после продолжительных и кровопролитных оборонительных боёв, наконец-то, перешла в наступление.
Вбегали и выбегали упругие ординарцы, запыхавшиеся посыльные эффектно щёлкали каблуками и передавали наисвежайшие сведения с театра военных действий. На разные голоса взывали рингтоны мобильной связи, бесперебойно гудела кофемашина, а женское население коммуналки без устали производило бутерброды.
Посредине кухни, за пустынным кухонным столом сидела Марфа Степановна Копылова и принимала посетителей. Посетители неудобно присаживались бочком за стол, излагали свои жалобы, просьбы и прожекты.
Реакция на эти речи была однозначна и незамедлительна. Марфа Степановна внимательно выслушивала визави, затем, или благосклонно поворачивала голову направо, к своему помощнику Петру Николаевичу Звонарёву или отчеканивала: - «Это отвратительно!» - и поворачивала недоумённое лицо налево, к своему второму помощнику - Александру Ивановичу Трубицину.
Пётр Николаевич Звонарёв, благоухая огуречным лосьоном, принимал от посетителя бумаги и что-то помечал в своём планшете. Александр Иванович Трубицин, напротив, никаких бумаг от посетителя не принимал, а источая тонкий аромат туалетной воды «Свежесть», крепко брал незадачливого клиента за локоток и выводил за пределы квартиры.

А из комнат жильцов неслись отрывистые фразы телефонных толковищ.
- Слушаю вас, Блямск... Да, да... мы в курсе. Но подождите, не частите... У нас совсем другие сведения... да, да, другие. Противоположные. И по ним выходит, что вы не только не очистили русло вашей Блямки, но и усугубили обстановку, направив в речку канализационные стоки! Это отвратительно!

- Да, да, Шаловливоручкинск, что-то со связью... Да, мы рады за вас! Поздравляем со вступлением в славную когорту эрфийских городов Радости. Остаётся только поддерживать это высокое звание...

- О-о-о... культурная столица... Слушаем вас, Санкт-Пьющефинск. Ну, как же, как же... Да, да, да... Но, простите, у вас же мусорный полигон Новосёлки и амбре на весь Приморский район. А пробки? Это же отвратительно! Нет, нет, нет... работайте, Пьющефинск, работайте...

- Доброго утра вам, Вяпониюсмотрящинск. Ах, у вас вечер... Да, да, вы же Восточный форпост страны! Как же вы себя довели-то до такого состояния, уважаемый форпост? Пешеходы исчезают, как вид, зато автомобили плодятся со скоростью размножения кишечной палочки. Сплошь дороги, развязки, перекрёстки, а тротуары уменьшились до размера горной тропы. Никуда не годится...

Эрэфия вздрогнула. Вся. От Кёнинггорода до полуострова Чамкатка. Вздрогнула и рассмеялась. От Радости. Эрфийцы с огромным облегчением оглянулись вокруг себя и поняли, что всё!.. Свобода! Больше не нужно бросать окурки мимо урны и юлить по обочине, объезжая стоячую пробку. Не нужно плутовски закатывать глаза и врать, что кабы я была царицей, то пенсии были бы, как зарплаты, а зарплаты, как гонорары Джоан Роулинг. Не нужно больше прятать ещё горячий батон в штаны, чтобы пронести его мимо охраны хлебозавода, и не нужно больше терпеть над ухом опротивевшее, вконец, сопение двух личных телохранителей - достаточно получать оклад инженера-конструктора II категории...

А ещё через неделю в городок ворвался вихрь власти. Ворвавшись, он тут же материализовался в десяток мотоциклистов и пяток автолимузинов класса «А». Заморгали сине-жёлтые ведёрки, загремели мегафоны и в благоговейном ужасе прижался к обочине обывательский автотранспорт.
Кортеж остановился у дома, где квартировала Марфа Степановна Копылова. Коротко пробежала многочисленная охрана, а на крышах соседних домов блеснула снайперская оптика. В сопровождении телохранителей в подъезд вошли двое. Один небольшого роста, с фигурой ни чем не примечательной, но с властной, чуть раскачивающейся походкой. Второй - торжественный, большой, в чёрных одеждах и белым куколем на седой бородатой голове. Опираясь на посох с художественно-резной рукоятью, старик прошествовал в подъезд, а с ним «...взошли и щит веры, и шлем спасения, и меч духовный, который есть слово Божие...»

... Я прошу, всего лишь ещё пять лет. Ведь работать было невозможно. Воровство, мздоимство, круговая порука... съедали все усилия. Никаких переживаний по поводу благополучия страны в целом. Вы даже представить себе не можете, что это такое - сто восемьдесят миллионов временщиков, рвачей и нытиков...

- Это отвратительно!

- Со своей стороны, я могу заявить, что бездуховность достигла предела. Слово Божие - пустой звук! Грехи множатся - исповеди немы! Пышным цветом расцвели сектанство, идолопоклонство и воинствующий атеизм. Люди наливают на ночь молока в блюдце для домовых, но не верят в Спасителя!..

- ???...

- Теперь может всё поменятся. Забрезжила национальная идея. Надо только сформулировать правильно...

- Мы, со своей стороны, пойдём в народ. Искореним корыстное поповство, как класс, возродим православный аскетизм и чистоту помыслов...

- Хватит!.. Значит так... У вас очень мало времени. Если вы не сумеете сформулировать, оседлать, встать во главе... то эрфийцы, как нация, исчезнут в самое ближайшее время. Великую империю накромсают дольками профессиональные устроители бархатных революций, банановых переворотов и кровавых майданов. Повторяю: времени очень и очень мало! Засим, не смею вас больше задерживать.

И сформулировали, и оседлали, и смогли встать во главе... Властный человек, с ничем не примечательной фигурой, выступил перед эрфийцами с умной пламенной речью. Не по бумажке, которая делает любое слово суконным и затасканным, как еда, которую кто-то уже съел и переварил.
Речь начиналась давно забытым, но знаковым обращением: - «Братья и сестры!..» и заканчивалась бесповоротно-категорическим: - «Теперь или никогда!». Вслед за речью последовали потрясательные указы о национализации добычи полезных ископаемых и сетевых торговых сетей.

Торжественный большой человек с белым куколем на голове и художественным посохом, провёл болезненное реформирование в своих пределах. Из храмов были изгнаны сребролюбие и стяжательство, а священикам был навязан абсолютный целибат - потому как: «... Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу, а женатый заботится о мирском, как угодить жене...»

А Марфа Степановна Копылова исчезла. Квартирная хозяка, у которой она снимала комнату, клялась и божилась, что Марфа Степановна испарилась прямо у неё на глазах; передала деньги за проживание и чпок!.. как мыльный пузырь.
Потом была страшная ажитация в прессе... мол, под обликом Марфы Степановны являлась миру суть и соль земли эрфиской, мол это была совесть нации, хранительница Эрэфии... Но я этим сказкам не верю. Всё это устное народное творчество, из области «а вот мне моя бабка рассказывала...». Ведь на месте Копыловой Марфы Степановны может оказаться любая старушка... лишь бы спина была прямая, да косметики поменьше.

(с) олдшуз

Последний раз редактировалось олдшуз; 18.09.2021 в 14:17.
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.09.2021, 21:34   #4
не в поисках статуса
Модератор
 
Аватар для Martimiann
 
Регистрация: 31.01.2010
Сообщений: 11,473

Re: Копылова Марфа Степановна


Цитата:
Сообщение от олдшуз Посмотреть сообщение
автолимузинов класса «А».
лимузины относятся к классу люкс. класс "а" - это маленькие недорогие авто, предназначенные для города.

очень много сдвоенных "нн", всё это куринное-гусинное и тд)) куриное жеж)

забавный раск)
Martimiann вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.09.2021, 22:54   #5
в поисках статуса
 
Аватар для Клетчатый
 
Регистрация: 10.04.2009
Сообщений: 7,828
Записей в дневнике: 6

Re: Копылова Марфа Степановна


хосподи, помооолимся... буду медитировать за вас, автор. пошлю сакральную депешу браминам из минбраза с настоятельной просьбой отцыфровать манускрипт и вмонтировать в школьную прогу. одним чипом со снами веры павловны. но предварительно прокачать через ворд и исправить полисад на пулейфсад)
Клетчатый вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2021, 04:54   #6
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,417

Re: Копылова Марфа Степановна


Цитата:
Сообщение от Martimiann Посмотреть сообщение
лимузины относятся к классу люкс. класс "а" - это маленькие недорогие авто, предназначенные для города.

очень много сдвоенных "нн", всё это куринное-гусинное и тд)) куриное жеж)

забавный раск)
да, спасип, Марти) всё верно... этот класс "А" вынырнул, как я сейчас понимаю, из "Золотого телёнка"... вроде штаны у бендера были такие) надо было погуглить, но привычное "и так сойдёт" - победило... каюсь

Добавлено через 7 минут

Цитата:
Сообщение от Клетчатый Посмотреть сообщение
хосподи, помооолимся... буду медитировать за вас, автор. пошлю сакральную депешу браминам из минбраза с настоятельной просьбой отцыфровать манускрипт и вмонтировать в школьную прогу. одним чипом со снами веры павловны. но предварительно прокачать через ворд и исправить полисад на пулейфсад)
)))... согласен, несколько нравоучительное и архибезграмотное пшено) и чего меня понесло в энту сторону... не знаю. эт,наверное, предвыборная шумиха растащила меня на памфлет... чтоб их там всех попереворачивало))

Последний раз редактировалось олдшуз; 19.09.2021 в 04:54. Причина: Добавлено сообщение
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2021, 10:46   #7
в поисках статуса
 
Аватар для Клетчатый
 
Регистрация: 10.04.2009
Сообщений: 7,828
Записей в дневнике: 6

Re: Копылова Марфа Степановна


Цитата:
Сообщение от Martimiann Посмотреть сообщение
очень много сдвоенных "нн"
я тоже эти "эники-беники" ляпаю в произвольном количестве))


Цитата:
Сообщение от олдшуз Посмотреть сообщение
этот класс "А" вынырнул, как я сейчас понимаю, из "Золотого телёнка"... вроде штаны у бендера были такие)
европа -"а")) у остапа всё было высшего класса. даже отсутствие носков) звёзды голливуда только спустя десятилетия поняли, что на рауты можно ходить босым и в смокинге)


Цитата:
Сообщение от олдшуз Посмотреть сообщение
согласен, несколько нравоучительное и архибезграмотное пшено)


не принимайте всерьёз. во мне говорит чел, испорченный постмодернизьмом)
язык романа колоритен и временами действительно смешно.
талант у автора присутствует.

Добавлено через 2 минуты

но желательно всё же пользоваться вордом. мелкие помарки раздражают)

Последний раз редактировалось Клетчатый; 19.09.2021 в 10:49. Причина: Добавлено сообщение
Клетчатый вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2021, 17:14   #8
не в поисках статуса
Модератор
 
Аватар для Martimiann
 
Регистрация: 31.01.2010
Сообщений: 11,473

Re: Копылова Марфа Степановна


интересно, у гг был прототип?
мне понравилась её коронная фраза, надо взять на вооружение)))


Цитата:
Сообщение от Клетчатый Посмотреть сообщение
я тоже эти "эники-беники" ляпаю в произвольном количестве))
это отвратительно! (с)
))
Martimiann вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2021, 18:14   #9
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,417

Re: Копылова Марфа Степановна


Цитата:
Сообщение от Клетчатый Посмотреть сообщение
я тоже эти "эники-беники" ляпаю в произвольном количестве))
сразу стало легче на 50%. а если вы ещё признаетесь, что у вас тоже нет ворда, у меня исчезнет комплекс вечного троечника и хронического жадины, каковой я упрямо обзываю аскетизмом))

Цитата:
Сообщение от Martimiann Посмотреть сообщение
интересно, у гг был прототип?
эт родилось в воспалённом мозгу, после безуспешного штурма "как нам обустроить россию" солженицына)

Добавлено через 1 минуту

Цитата:
Сообщение от Martimiann Посмотреть сообщение
это отвратительно! (с)
))
))))))....

Последний раз редактировалось олдшуз; 19.09.2021 в 18:14. Причина: Добавлено сообщение
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2021, 18:46   #10
в поисках статуса
 
Аватар для Клетчатый
 
Регистрация: 10.04.2009
Сообщений: 7,828
Записей в дневнике: 6

Re: Копылова Марфа Степановна


Цитата:
Сообщение от олдшуз Посмотреть сообщение
если вы ещё признаетесь, что у вас тоже нет ворда,
... есть, но я им не пользуюсь. ибо не писатель, а в обиходе изъясняюсь на олбанском)

Цитата:
Сообщение от Martimiann Посмотреть сообщение
мне понравилась её коронная фраза, надо взять на вооружение)))

Последний раз редактировалось Клетчатый; 19.09.2021 в 18:51.
Клетчатый вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
нет

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 00:15. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet