Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Профилактическое отделение > Школа юных графоманов

Школа юных графоманов Графоман - это человек, который бьется головой о стену, чтобы высечь божью искру.

Ответ
 
Опции темы

Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)

Старый 05.05.2012, 13:31   #1
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826
Радость

Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


Раз Вы спрашиваете совета, позволю себе сделать несколько замечаний по поводу стихосложения вообще.

Настоящий поэт, разумеется, описывает своим стихом определённый законченный образ. Это может быть мысль, чувство, настроение, история с сюжетом, просто констатация какого-либо факта - всё, что угодно, но обязательно воспринимающееся как одно целое. Тогда это поэзия. Описание любви к женщине, любого природного и социального явления, гражданский памфлет, молитва, притча, анекдот - это всё поэзия. Но и описание, скажем, герани в цветочном горшке или полёта мухи - это тоже поэзия. Поэтому не надо бояться "мелких" тем. Стих, если он выполнен достойно, сам по себе возвеличивает тему, к которой он обращён. Как сказал великий Хармс, оправдание стихам - то, что они стихи.

Теперь по поводу "эмоций". Писать линейно, по принципу чукчи ("что думаю, то и пишу") - не есть правильно. Да, эмоция должна обязательно присутствовать в момент сочинения стиха, чтобы автору было что передать читателю. Но она не должна вести стих! Эмоция должна быть одна, точечная, цельная, как и сам предмет стиха - на всё время написания стиха. Если она меняется (пусть даже и в чётких пределах) в течение написания стиха, то есть её всплеск в данный момент времени провоцирует данный речевой оборот - это глубоко неправильно. Ибо, к глубокому сожалению, в природе нет никакого божественного соизволения, по которому эмоция/мысль моментально обращается в словосочетания, подчиняющиеся заданному ритму, да ещё и с рифмами на концах (а почему это важно, я объясню ниже). Нет такого закона природы, и таких гениев, которые пишут сразу линейно набело - нет в принципе. Поэтому стихи надо тщательно вырабатывать, то есть "делать", по меткому определению Маяковского.

Как именно? Мы договорились, что прежде всего - тема стиха. За ней следует её разработка. Иногда поэт точно знает, что и в какой последовательности он должен сказать стихом. Но такое бывает редко. Чаще всего поэт садится за письменный стол, лишь приблизительно зная, о чём будет стих, со смутным его ощущением, которое и заставляет писать. Впрочем, автор может точно знать, что он хочет описать, к примеру, ноябрьский вечер (заметим, что тему, если она компактно выражается одним-двумя словами, можно вынести в заголовок стиха). Так ему захотелось. Что дальше? За "материализацией" смутного ощущения следует процесс нащупывания основных узлов темы, последовательности образов более мелкого порядка, которые в совокупности составляют наперёд заданное целое. Здесь следует применить т.н. "ассоциативную атаку", то есть мысленно высветить вообще всё, что на подсознательном уровне связано с темой. Ноябрьский вечер - это что? Первый снег, слякоть, ноль/минус два градуса, ранние сумерки, люди, возвращающиеся в эти сумерки из учреждений в свои дома, тоска, уныние, сонливость... стоп. Пока хватит. Теперь из этого набора впечатлений следует выделить несколько основных впечатлений одного порядка. В данном случае их будет три: 1) состояние природы; 2) состояние людских душ; 3) картины улицы. Каждый пункт - это примерно одинаковая часть будущего стихотворения, в случае с небольшим стихом - 1 или 2 четверостишия (пяти-, шести- и т.п.). Теперь можно заняться разработкой уже каждого из намеченных узлов. Собственно, ввиду малости каждой из этих частей (тема стиха очень проста) - можно переходить к написанию непосредственно стиха. Взяв, скажем, первый узел (а соблюдать указанный порядок узлов вовсе не обязательно, и вообще, в зависимости от результата, который может оказаться неожиданным, будущие n-стишия можно будет расположить в различном порядке), следует задуматься над уже синтаксически связной формулировкой, относящейся к теме узла. Опять скажу, что только окончательные гении и только в случае величайшего вдохновения и редкой удачи могут придумать сразу законченную часть стиха - четверостишие, или, чаще, две строчки. Поэтому не надо сразу стремиться к цельности. Ещё раз: синтаксически связная формулировка или словосочетание, при этом подчиняющееся основному пульсу стиха (о чувстве пульса следует сказать отдельно). При этом надо иметь в виду, что фраза должна содержать намёк на какое-либо утверждение или информацию. Какую информацию может нести узел, скажем "состояние природы"? Ясно, что описание её симптомов в данное время года, которые перечислены выше. Здесь опять следует напрячь ассоциативный аппарат, перебирая все мыслимые формулировки, которые могут служить затравкой. Вот, например, несколько первых пришедших в голову, без разбора их качества:

1) ...следы увядания (трА-та) природы...
2) ...в серой слякоти осенней...
3) ...и остатки пожухшей листвы...
4) ...унылым предвестьем зимы...
5) ...холод сумерек лиловых...
6) ...при последнем своём издыханьи... (очевидно, подразумевается "издыханье" осени)
7) ...первый робкий снег...
8) ...контуры голых деревьев...
9) ...не планктон - хлопья мокрого снега...
10) ...от зябкого зимы прикосновенья...

И т.п., до бесконечности.

Заметим, что все приведённые куски подчиняются каждый своему стихотворному пульсу. Разумеется, приходящие в голову словосочетания, вообще говоря, не обязаны удовлетворять этому условию. В этом случае следует дополнительно отсеивать то, что не укладывается в какой-либо стихотворный размер. При определённой тренировке это происходит автоматически, автор видит как бы сразу всю строку целиком (собственно, умением видеть строку целиком во всей её красе и исчерпывается понятие поэтической гениальности, всё остальное - голая техника и кропотливый труд). Если этого автоматизма нет - следует поработать над его возникновением. Это либо приходит с прочтением большого количества стихов, когда будущий автор начинает мыслить сразу каноническими ритмами, либо достигается чисто технической тренировкой, когда автор банально подсчитывает количество слогов в стопах и расстановку ударений в них (почитайте какую-нибудь литературу или сайт об основных поэтических размерах).

Итак, вы придумали несколько формулировок. Что дальше? Дальше, после отсева заведомо слабых из них (здесь работает стилистическое чутьё, которое тоже можно развивать), следует выбор ключевых из них, которые помогут окончательно вербализовать узел. Параллельно с этим следует произвести выбор размера. Заметим, что преобладание среди десяти приведённых кусков трёхдольных строк наталкивает на мысль, что и основной размер стиха может быть трёхдольным. Можно выбрать и двухдольный вариант. (Вообще, в поэзии велико значение фактора случайности. Расстаньтесь с мыслью, что стихи пишутся строго определённым и подразумеваемым (хотя и неизвестным заранее) путём. Пути выражения поэтической мысли многочисленны, единственно верного пути нет, в этой неопределённости и заключается основная прелесть искусства, в отличие от точных областей человеческой деятельности, где результат можно оптимизировать). Итак, мы выбрали, например, трёхдольный вариант. Это не означает, что мы автоматически поставили крест на двухдольных кусках, поскольку перестановкой старых слов и вставкой новых можно добиться должного изменения размера. Что дальше? Дальше, если прошедшие отсев куски вас устраивают, можно приступить к правке и компанованию этих кусков в единое синтаксически законченное целое. Проще говоря, из имеющихся кусков нужно собрать готовое предложение. С чего начать? Из выбранных строк

1) ...следы увядания (трА-та) природы...
3) ...и остатки пожухшей листвы...
4) ...унылым предвестьем зимы...
6) ...при последнем своём издыханьи...
8) ...контуры голых деревьев...
9) ...не планктон - хлопья мокрого снега...

следует особое внимание обратить на те, которые несут в себе т.н. «командное начало», то есть имеют более богатый ассоциативный потенциал и служат как бы для «затравки», для того чтобы сформулировать тему четверостишия. Очевидно, среди шести приведённых кусков таковыми являются куски 1,4 и 6. А куски 3,8 и 9 – наоборот, выглядят как бы более элементарно.

(Мимоходом можно сообразить и то, каков будет объём соответствующей части стиха. Сама разбивка кусков на две группы подсказывает, что можно вместить соответствующий узел в два, скажем, четверостишия, из которых одно будет служить «разогревочным», а второе – для раскрытия темы.)


© Капитан Колбасьев
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Реклама
загрузка...
Старый 05.05.2012, 16:09   #2
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


(продолжение)

Учтя сказанное, непосредственно приступим к компановке. Вспомним про принцип волюнтаризма в искусстве. Вся «логическая» часть работы проделана, можно подключить фантазию. Имеем:

1) ...следы увядания (трА-та) природы...
4) ...унылым предвестьем зимы...
6) ...при последнем своём издыханьи...

Что с этим делать? Соображаем, что «…следы увядания (трА-та) природы…» - это нечто, после чего самая пора поставить двоеточие и приступить к перечислению этих следов (то есть непосредственно ко второму четверостишию). Значит, начинать надо с кусков 4 и 6. "Унылое предвестье зимы" – это, очевидно, сам ноябрь, а "при последнем своём издыханьи" находится осень вообще. Идти надо от общего к частному. Итак, решено: кусок 6 будет заделом для самой первой строки.

Как конкретно будет выглядеть эта строка? Во-первых, в ней явно не хватает слова «осень», и оно явно должно стоять в начале предложения. Опять включаем ассоциативный аппарат и изобретаем варианты первой строки.

(Опять отступление: при наличии стихотворного мышления такие варианты приходят в голову молниеносно, при его отсутствии следует просто вычислить вхождение «осени» в строку. Делается это так. Берём первые три доли куска 6: при-по-слЕ. Ударение приходится на третий слог. А ударение в слове «Осень» приходится на первый слог. Значит, чтобы «приклеить» это слово к началу куска 6, между ним (словом) и самим куском нужно вставить ещё две доли-слога, из которых вторая будет ударная. Получится: «…Осень (тра-тА) при последнем своём издыханьи…». Можно вместо двух слогов вставить 2+3*n, но строка получается и так немаленькая, и это будет неоправданным её раздутием; ритм в длинных строках обычно просто разваливается. Пусть будет два слога. А теперь просто переберём все, до которых только дотянемся, варианты первой строки, укладывающиеся в эту формулу, то есть вставим недостающие сложки "тра-тА" и придумаем адекватное с точки зрения ритма начало для строки.)

Вот первый пришедший в голову вариант первой строки:

«Вот и осень уже при последнем своём издыханьи.»

Вроде бы неплохо. Но первый пришедший в голову вариант – не значит лучший. Что можно придумать ещё? Будем исходить из двухсложной вакансии между словами «осень» и «при». Что можно поставить вместо слова «уже»?

«Вот и осень почти при последнем своём издыханьи.»

Первая же итерация привела к улучшению строки. Не буду объяснять, почему второй вариант мне кажется лучше, тем более что это улучшение незначительное. Каждый волен выбирать по своему вкусу. Но это не всё. Если туго с фантазией, можно опять подключить логику: что вообще может претендовать на свободное место? Глагол? Сомнительно. Ведь словосочетание «осень при последнем издыхании» является совершенным, то есть в данном случае подлежащее не нуждается в сказуемом. Единственное адекватное его воплощение в виде фразы "осень находится при последнем издыхании" – избыточно, то есть глагол «находится» ничего дополнительно не даёт для понимания смысла предложения, а наоборот, отягощает его, делает неуклюжим и мало пригодным для поэтической строки. Но попробуем всё же подобрать двухсложный глагол с ударением на второй слог, относящийся к слову «осень». Применим метод полного перебора вообще всех пришедших в голову глаголов, подходящих по ритму (кстати, не следует заранее озадачиваться тем, подходит ли глагол по смыслу, лучше потом убрать лишнее, а свободный перебор иногда приводит к удачным находкам):

- бренчит
- глядит
- горит
- гремит
- гундит
- гудит
- дерзит
- живёт
- журчит
- звенит
- знобит
- зудит
- идёт
- искрит
- кружит
- лежит
- летит
- прошла
- ревёт
- свистит
- скулит
- стоит
- урчит
- ушла
- финтит
- фырчит
- цветёт
- чадит
- чудит
- шалит
- шипит
- шкворчит
- юлит

Можно выписывать ещё долго, но остановимся на этом.

Обычно приходящее в голову подвергается молниеносному контролю и чаще всего отвергается и исчезает бесследно. Здесь же я выписываю все обозримые варианты, чтобы подчеркнуть количество необходимой работы по поиску точных слов/формулировок. С этой же целью произведём классификацию выписанных глаголов по принципу пригодности для рассматриваемой строки.

1) бренчит, горит, гремит, гундит, гудит, дерзит, журчит, звенит, зудит, искрит, ревёт, свистит, скулит, урчит, фырчит, шипит, шкворчит – всё из перечисленного плохо. Осень в принципе не делает ничего из перечисленного, либо делает это образно, но с огромной натяжкой, которая неприемлема в хорошем стихе. «Горит», «гремит» и «ревёт» означают большое количество действия, это слишком тяжёлые глаголы, осень же ассоциируется с чем-то умеренным. Ещё часть глаголов из этого ряда отпадают постольку, поскольку не ассоциируются с описываемой ситуацией (выбор эпитета всегда надо поверять смыслом, который при этом выходит). Единственный более-менее подходящий глагол – «скулит», и то – очень слабо: содержит намёк на жалость к осени, в которой она не нуждается, поскольку сама по определению означает увядание и умирание.

2) стоит, глядит, живёт, идёт, кружит, лежит, летит, финтит, цветёт, чадит – буквально то же самое, что и для первой группы глаголов, можно повторить и здесь, разве что образность при этом будет иметь меньшую натяжку, чем в случае с первой группой глаголов. Всё равно, слабо.

3) прошла, ушла – просто семантически неверно, не может осень одновременно пройти и находиться в каком-то состоянии.

4) знобит – а вот это интересно. Интересно тем, что этот глагол не является сказуемым, относящимся к осени как к подлежащему. Это её, осень, знобит, а не она знобит. И этот вариант вполне годится.

5) чудит, шалит, юлит – И это тоже неплохо. «Шалит» и «юлит» - конечно, смотрится весьма средне, поскольку не ассоциируется с «последним издыханьем», а контекст требует именно ожидаемой ассоциации. А вот «чудит» - весьма интересная находка. Правда, использование этого глагола потребует дальнейшего раскрытия загадки (чем именно чудит осень), но это уже вопрос развития драматургии стиха, и никогда нельзя знать наперёд, во что выльется сочинительство. Пока лишь отметим этот вариант как пригодный.

Итого, «полный» перебор глаголов дал нам ещё три «вставки»:

- чудит
- знобит
- скулит

Какие при этом могут быть строки? Вот самые простые, естественные варианты:

«Осень чудит при последнем своём издыханьи.»
«Осень знобит при последнем её издыханьи.»
«Осень скулит при последнем своём издыханьи.»

(Естественно, второй вариант пришлось немного подправить.)

То же самое, что мы проделали с глаголами, можно проделать с любой частью речи. Добросовестный перебор даст ещё какое-то количество вариантов. Но при определённом навыке можно (так проще, быстрее и эффективнее) просто перебирать всевозможные сочетания звуков, «ловя» адекватные ассоциации. Я просто сразу приведу некоторые получившиеся при этом строки:

«Вот и осень-краса при последнем своём издыханьи.»
«Осень-краса при последнем своём издыханьи.»
«Вот и осень злата при последнем своём издыханьи.»
«Осень злата при последнем своём издыханьи.»
«Вот и осень, грустна, при последнем своём издыханьи.»
«Осень, грустна, при последнем своём издыханьи.»
«Вот и осень не та. При последнем своём издыханьи…»
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.05.2012, 16:15   #3
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


(продолжение)

В последнем варианте строка, которая сперва мыслилась как целое предложение, распалась на две части, первая из которых стала самостоятельным предложением, а вторая – началом второго, заканчивающегося в одной из следующих строк. Это решает судьбу этих строк. Вот пример, когда случайная идея провоцирует дальнейшее развитие стиха. При его сочинении это происходит постоянно. Оптимизировать при этом сочинение невозможно – пришлось бы просто потонуть в необозримом множестве вариантов, из которых зачастую один не лучше и не хуже других. Повторюсь, фактор случайности в сочинительстве очень велик.

Продолжать можно очень долго, но для демонстрации методов работы достаточно и этого. Получилось 12 вариантов первой строки:

1) «Вот и осень уже при последнем своём издыханьи.»
2) «Вот и осень почти при последнем своём издыханьи.»
3) «Осень чудит при последнем своём издыханьи.»
4) «Осень знобит при последнем её издыханьи.»
5) «Осень скулит при последнем своём издыханьи.»
6) «Вот и осень-краса при последнем своём издыханьи.»
7) «Осень-краса при последнем своём издыханьи.»
8) «Вот и осень злата при последнем своём издыханьи.»
9) «Осень злата при последнем своём издыханьи.»
10) «Вот и осень, грустна, при последнем своём издыханьи.»
11) «Осень, грустна, при последнем своём издыханьи.»
12) «Вот и осень не та. При последнем своём издыханьи…»


Какой из вариантов выбрать и «раскручивать» дальше? Я бы выбрал второй. Я не стану объяснять, почему именно второй, поскольку это значило бы ввязаться в весьма тонкое разбирательство, ограничусь чистым волеизъявлением. Однако стоит отметить следующее: варианты 3) и 12) не хуже второго, ибо заключают в себе, так сказать, иной драматический потенциал: на них можно построить стих, отличный от того и не хуже того, который может получиться при выборе второго варианта. Повторюсь, в поэзии нет оптимального пути и есть некоторая свобода выбора.

Итак, строка выбрана и тем самым задан размер стихотворения. Теперь самое время вспомнить про оставшиеся два куска, которые было решено положить в основу строфы:

1) ...следы увядания (трА-та) природы...
4) ...унылым предвестьем зимы...

Если исходить из того, что второй кусок останется неизменным (это, кстати, необязательно, но нужно определиться), выходит, что он так и просится в самый конец строфы. Поясню. В классическом стихосложении часто практикуется усечение стопы при переходе от одной строки к следующей. В придуманной нами первой (основной) строке ударение приходится на второй слог с конца. В усечённой же на одну долю строке ударение будет падать, соответственно, на самый последний слог. Таким образом, «унылым предвестьем зимы» вполне можно поставить в конец строфы.

Что делать с первым куском? Кусок хороший, выбрасывать жалко (хотя не исключено, что потом это придётся сделать: при написании стиха часто приходится жертвовать частью для того, чтобы целое смотрелось лучше, но пока этого целого нет, удачное словосочетание можно оставить). Где его место? Очевидно, в одну строку со вторым он не поместится (это устанавливается простым подсчётом суммарного количества долей и сравнением его с соответствующим количеством долей в основной строке). Предположим, место первого куска во второй с конца строке строфы. Здесь самое время подумать над формой строфы. Если предположить, что она будет состоять из четырёх строк, встаёт вопрос о выборе способа рифмовки. Концы первой и последней строк строфы определены, и концы внутренних строк строфы обязаны рифмоваться с концами крайних: «издыханьи» и «зимы». Значит, ближайшая задача такова: сфабриковать вторую с конца строку, содержащую первый кусок и рифмующуюся с одной из крайних. Начнём с поиска подходящей рифмы.

В этом месте стоит остановиться и сделать существенное отступление. Поговорим о рифме. Зачем вообще нужна рифма? Рифма (то есть, иначе, сходное звучание концов строк в строфе) – не что иное как наиболее удобный и не зависящий (что важно) от логики языка способ подчеркнуть смысловую/синтаксическую согласованность частей фразы, как частный случай – стихотворных строк. В основе принципа действия рифмы лежат психофизиологические механизмы. Сделаю пояснение. В классическом стихосложении конец строки совпадает с т.н. «разрешением» фрагмента предложения, другими словами, каждая строка рассматривается как законченное словосочетание (что вообще в поэзии необязательно). Психологически разрешение означает для слушателя/читателя принятие некоторой опоры, основы для дальнейшего развития текста. Это момент, когда слушатель усваивает предыдущее целое, успокаивается и переключает внимание на дальнейшее движение текста. Окончание разрешающегося фрагмента текста (например, строки) – это последнее слуховое впечатление от него, оно-то как раз и запоминается и становится как бы его, фрагмента, символом. У следующей строки/фрагмента его разрешение также совпадает со своим звуковым символом. Значит, если близкие друг к другу строки рифмуются, выходит, что синтаксически связанные между собой фрагменты текста имеют общий символ, что очень сильно подчёркивает эту связь и придаёт значительности самому предложению. Получается, что происходит многократное усиление силы воздействия и убедительности речи автора, обращённой к читателю. Поэтому на наиболее впечатлительных читателей/слушателей идея, заключённая в стихе подсознательно воспринимается как нерушимая истина, а нарисованная картина кажется необычайно яркой и правдивой. В этом и заключается непосредственный эффект рифмы.

Повторюсь, огромную роль играет в этом то, что фонетическое согласование никак изначально не зависит от смыслового, синтаксического. Ведь исторически те или иные сочетания звуков в словах сложились случайно, безо всякой связи с тем, какие слова и в каком порядке входят в человеческую речь. Нечто похожее происходит в ситуации, когда есть сомнение в правдивости переданной информации: если та же самая информация поступает из другого источника, не зависящего от первого, доверие к ней резко возрастает. Это общий психологический феномен.

Как уже было сказано, свободно (то есть без намерения говорить стихами) выражаемая человеческая мысль облекается в стихотворную форму с вероятностью, практически близкой к нулю. Невозможно последовательно выражать свою мысль так, чтобы при этом получались одинаковые строки да ещё и с рифмами на концах (это случай редчайшего везения и людей с уникальными оперативными характеристиками мозга). Мысль в стихах в подавляющем большинстве случаев искусственно и с огромным трудом вгоняется в стихотворную форму. Куски текста небольшой величины перебираются, переставляются с места на место, подгоняются, притираются, швы сглаживаются, а рифмы долго и кропотливо подбираются. Процесс подбора рифмы носит формообразующий характер: если совершенно точно известно, что определённое слово стоит в конце строки, это является очень сильным ограничением на вид предложения, но одновременно и служит указателем, куда идти дальше, как расставить слова в предложении, что убрать, что добавить, какие придаточные обороты ввести и т.п.. Одним словом, рифма дисциплинирует и направляет стих, иногда в неожиданное для самого автора русло, но это скорее приятный момент в процессе стихосложения.

Необходимо затронуть и такой важный вопрос, как конструкция рифмы. Прежде всего надо сказать о глубине рифмы. Если исходить из того, что рифма – символ строки, то её глубина (то есть продолжительность звучания, выраженная в количестве рифмующихся слогов) – это сила воздействия строки на сознание читателя. Следовательно, чем глубже рифмы в стихе - тем сильнее стих. Стихи поэтов Маяковского и Высоцкого – сильные стихи.

Здесь самое время сказать кое-что о методике подбора рифмы.

Процесс подбора рифмы к концу строки, который уже совершенно точно известен, сводится к элементарной процедуре перебора всех мыслимых схожих звукосочетаний и слов/сочетаний слов, содержащих эти звукосочетания. В итоге - автор будущего стиха располагает ассортиментом возможных окончаний рифмующейся строки. Окончательный выбор того или иного варианта осуществляется по принципу ассоциации: рифмующееся слово должно быть связано с темой текущей строфы не очень длинной цепочкой ассоциаций - то есть достаточно короткой, чтобы можно было органично связать два рифмующихся слова одним предложением, ещё и отвечающим смыслу строфы. Ясно, что по мере усиления требований к богатству (глубине) рифмы часть окончаний из имеющегося ассортимента отсеивается. И получается так, что чем лучше хочется зарифмовать строку, тем меньше остаётся для этого вариантов, дающих пищу для естественных ассоциаций.

Пожалуйста: «Португалия – в парту к Гале я». Попробуйте органично связать эти два окончания одной строфой. Если идея строфы известна заранее, сделать это будет не так-то просто.

Складывается оптимизационная ситуация. С одной стороны, есть набор рифм самой различной глубины и возможность выбора той из них, которая максимально отвечает смыслу строфы (при этом, скорее всего, поступившись богатством рифмы). С другой стороны – есть наилучшая рифма, но она скорее всего (чаще всего) никак не вписывается в содержание строфы. Задача поэта в том, чтобы выбрать оптимальный вариант, сохранив смысл стиха и в то же время не впав в банальность. Сделать это иногда бывает очень трудно. В этой ситуации выручает не только и не столько смекалка (она часто может отказывать), сколько чисто механический перебор всех, до которых только удалось дотянуться, вариантов. В ряде ситуаций в результате этого перебора удаётся найти без особой натяжки подходящее по смыслу слово-рифму, в лучшем случае едва превосходящее по богатству рифму «пришла - ушла». Здесь всегда колоссальную роль играет контекст, трудолюбие, индивидуальный вкус поэта и его, так сказать, поэтическое воззрение.
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.05.2012, 16:20   #4
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


(продолжение)

Одни поэты питают повышенную любовь к богатым, сложным, вычурным и подчас условным рифмам, подсовывая их к месту и не к месту, ценой даже смысловой адекватности и стилистического единства стиха. К этой категории относятся Маяковский, Вознесенский («параболе – по радуге») и Ахмадулина. Маяковский, который добывал рифму к любому слову «во что бы то ни стало» - добывал её, в том числе, и ценой удобочитаемости стиха. В некоторых случаях он прибегал ко всевозможным метафорам, отступлениям, употреблению сложных деепричастных и других речевых оборотов, множил сущности - и всё это ради эффектной рифмы. Надо признать, получалось у него это здорово – во всяком случае, органика стиха от таких синтаксических конвульсий не страдала. Но поэзия его от всего этого, если прибегнуть к подходящему термину из области живописи, получалась монументальной.

Другие поэты, наоборот, исходят из того, что стих должен быть простым - а значит, и рифма максимально подходить по смыслу – при этом совершенно не важно, будет ли рифма простой или сложной. Таковы Есенин и Ахматова.

Автор этих строк, хотя и старается применять описанную выше процедуру оптимизации, но всё-таки больше склоняется ко второй категории. И причина такого выбора заключается в следующем. Весьма значимым является сам факт согласования концов строк (наличия рифмы). То есть 60 - 80 процентов успеха рифмы принадлежат последнему ударному слогу в строке, как замыкающему. Рифма, сколь бы простой она ни была, так или иначе ведёт стих, создаёт ощущение полёта. И, по моему мнению, улучшение звучности стиха, которое даёт богатая рифма, не настолько значительно, чтобы поступаться «читабельностью» и смыслом стиха.

Но уместная богатая рифма всегда украшает стих. И над её поиском всегда стоит поработать. Вот что следует иметь в виду, осваивая форму стихосложения.

Есть ещё и такое понятие, как точность рифмы. Точными называются такие рифмы, концы которых полностью совпадают по звучанию (то есть, начиная с некоторого места, совпадают последовательности фонем в концах строк). При этом рифмующиеся концы могут быть абсолютно схожими по написанию («друг - вдруг», «печка - свечка», «пол - стол»), но это не обязательно: вполне может быть так, что одинаковым фонемам в рифме соответствуют разные буквы. Это может относиться одинаково к гласным звукам, когда они являются безударными («топка - топко»), и к согласным, если они стоят перед следующей за ними согласной или вовсе в самом конце рифмы («молот - молод», «порок - порог»). Есть и ещё ряд ситуаций, когда разные по написанию концы строк совпадают по звучанию.

Но точные рифмы составляют лишь ничтожную часть огромного множества пар концов, которые вообще можно квалифицировать как схожие по звучанию. Подавляющее большинство рифм – неточные. Если говорить о рифмах вообще, то есть несколько причин, почему неточные рифмы всё-таки могут быть использованы при написании стихов. Во-первых, звуки в рифмах могут совпадать не абсолютно, но быть при этом достаточно похожими, например: безударные гласные («дела - дала»), твёрдые и мягкие согласные («сугроб - угробь»), звонкие и глухие согласные в произвольных комбинациях с другими соседними звуками («туго - стука»), вообще сходные по артикуляции фонемы («роговой - родовой») и ещё ряд ситуаций. Во-вторых, есть «скромные» фонемы, которые не особо бросаются в глаза, поэтому бывает, что в одном из рифмующихся слов такая фонема присутствует, а в другом нет («споро - порох»). В-третьих, если рифма достаточно богатая, то в ней допускаются даже существенные несовпадения некоторых звуков, что не нарушает общего впечатления от рифмы («топографию – по гравию», «лейтенант – налейте нам»); особняком в этом случае стоят такие рифмы, в которых совпадают все фонемы, кроме последней, замыкающей один из концов («молода - голодать») - такое допускается и в случаях с небогатыми рифмами, даже если рифма состоит всего из одного слога («скат - песка»), хотя это и не самый лучший способ рифмовки. В последней, третьей ситуации, некоторые авторы иногда перебарщивают с процентом несовпадений и взаимным расположением звуков, делая рифму плохо воспринимающейся на слух (как в случае с выше приведённой рифмой Вознесенского), причём делают это не от неумения зарифмовать звучно, а из своего рода поэтического пижонства. Впрочем, часто это ещё и вопрос тренированности слуха, да и договорённости - начиная с какого момента рифма перестаёт быть рифмой - тоже.

И последний момент, на котором необходимо остановиться. Выше уже было сказано о независимости слухового воздействия рифмы от логической/синтаксической связи строк. Это утверждение не совсем верно, точнее, оно верно лишь в той степени, в которой вообще звучание слов не зависит от их смысла, происхождения и семантической нагрузки. А такая зависимость просматривается. Это зачастую касается однокоренных слов («игра - сыграть»), определений равного порядка («смелый - умелый», «ясный - красный») и одинаковых форм глаголов («стараться - смеяться», «огреть - подогреть», «лететь - смотреть»). Ясно, что эффект от употребления таких рифм сравнительно низок, ибо в любой такой рифме первое из прозвучавших слов заключает в себе ожидание второго слова с подобными параметрами (форма, род, число, падеж, лицо, часть речи, порядок определения и т.п.), а следовательно, и возможное созвучие слов, и когда догадка подтверждается, наступает нечто вроде разочарования: источник созвучия заключён в самой логике фразы, в то время как созвучие должно быть максимально независимой инстанцией, подтверждающей впечатление от того, о чём говорится в стихе. Такие рифмы как бы не усиливают той убедительности стихотворной фразы, ради которой, собственно, и затевается стихотворение. Употребление таких рифм снижает эффективность стиха до уровня, который может встречаться и в прозе («Вася пошёл в лес, прошёл два километра и нашёл гриб.»).

Подобные «слабые» рифмы – всё-таки рифмы, поскольку созвучие двух слов с равными грамматическими параметрами всего лишь вероятно, но вовсе не обязательно. Эта «всего лишь вероятность» тоже составляет (составляла) для уха, утомлённого сугубо прозаической/разговорной речью особую прелесть; относительная независимость факта созвучия от грамматики создавала впечатление чуда, когда люди ещё не были избалованы стихами так, как сегодня. Именно поэтому в старой, «пушкинской», поэзии преобладают такие «слабые» рифмы. Это не означает, что тогдашние поэты в принципе отказывались от неожиданных рифм, вовсе нет. Скажем, у того же Пушкина встречались такие рифмы («уверен - Каверин», «по калачу - поколочу»). Просто они встречались в стихах тех лет в значительно меньшем количестве, чем у современных поэтов, в силу естественного для первых поэтов внимания более к самому факту рифмы, чем к её устройству.

В наше же время, когда мы пресыщены «классической» поэзией, поэты, ответственно подходящие к написанию стихотворения, стремятся заострить указанный принцип независимости до предела, используя в качестве рифмующихся слов слова с неодинаковыми (и чем больше несовпадений - тем лучше) грамматическими параметрами. Значит, дело обстоит так. Самое лучшее - рифмовать одну часть речи с другой (в таком случае отпадают ограничения на прочие параметры слов, такие, как род, падеж, число и пр.) («чаем - величаем», «дело - смело», «ивой - красивой»). Если приходится рифмовать слова, принадлежащие к одной части речи - надо стараться, чтобы различались их грамматические параметры («слова - подкова»). Если всё-таки рифмуются одинаковые части речи с одинаковыми параметрами – необходимо следить за тем, чтобы у них было разное происхождение, желательно – разные корни («палец - скиталец», «гладь - гать», «дерзкий - мерзкий», «летать - сплетать»). (Кстати, требование различия корней также относится и к случаю несовпадающих частей речи в рифме, поскольку корень как основа слова заключает в себе провокацию, и опять ослабляется принцип независимости, такие рифмы дают слабый эффект («дело - делать», «ясно - ясный», «лучше - лучший»).) Ну и самый крайний случай – когда не выполняется ни одно из указанных условий («театр - амфитеатр», «считать - посчитать», «удачно - неудачно»). Строго говоря, такие рифмы – тоже рифмы, однако их уровень столь низок, что, по-хорошему, их следует избегать. Во всяком случае, в стихах уважающих себя поэтов таких рифм нет либо они встречаются крайне редко. Хуже них – только тавтологические рифмы, то есть когда слово рифмуется с самим собой.

Кстати, заметим, что омонимичные рифмы, то есть такие, где слова абсолютно совпадают по написанию, но имеют разный смысл или даже относятся к разным частям речи – такие рифмы тавтологическими не считаются. Более того, по силе действия они приближаются к рифмам из первой категории, поскольку создают контраст между идеально схожим звучанием слов и различием в их смыслах. В целом, приведённая только что классификация по принципу «неожиданности» относится и к омонимичным рифмам, и среди них встречаются как очень сильные («пасть - пасть», «лёгкие - лёгкие», «чёток - чёток», «стих - стих»), так и не очень сильные («град - град», «глаз - глаз», «особняком - особняком») и даже откровенно слабые («гости – в гости»).

Осталось только отметить ещё одну категорию рифм, которую можно считать подмножеством первой категории, и которая стоит особняком: это т.н. «составные» рифмы, когда рифмуются не отдельные слова/концы слов, а целые группы слов (крайний случай – конец предпоследнего слова плюс последнее слово рифмуется с другим целым словом). В этом случае как бы само собой подразумевается, что среди слов, входящих в рифму с разных сторон, попадаются разные части речи и уж в любом случае эти слова имеют различную грамматическую форму. Распространение созвучия с отдельного слова на целые словосочетания даёт небывалый эффект, несравнимый с эффектом от рифмовки отдельных слов, и порой приводит слушателя/читателя в состояние полного восторга. Такие рифмы распространены у многих поэтов 20 века («академик – эко денег», «спас в порту - паспорту», «пожалуй ста - пожалуйста», «над Шереметьево – в ноябре, третьего»). И, конечно же, нельзя не упомянуть о двенадцатисложной рифме (по-видимому, мировой рекорд продолжительности рифмы), использованной Самуилом Маршаком в его двустишии:

Берегись Николая Олейникова,
Чей девиз – «Никогда не жалей никого»!
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.05.2012, 16:22   #5
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


(продолжение)

Теперь, завершая этот разговор, осталось сделать замечание, касающееся собственно процесса подбора рифмы. Единственный универсальный метод подбора рифмы – свободная ассоциация. Свободная от штампов, стереотипов, грамматики, семантики слов и т.п.. Ассоциация, основанная исключительно на созвучии слов, а не на их языковой связи. Начинающему поэту зачастую трудно бывает отрешиться от лежащих на поверхности бытовых ассоциаций, да и просто литературных штампов, которые приводят к банальностям. Способность к свободной ассоциации достигается путём упорной тренировки – и никак иначе. Нужно просто, по методу Маяковского, «ходить и прислушиваться». И тогда время от времени в голове будут всплывать обрывки, похожие по звучанию на конкретное звукосочетание, а за ними - и конкретные рифмы. А дальше - методичный отбор тех из них, которые больше всего подходят к смыслу стиха.

На этом разговор о рифмах можно закончить.

А теперь вернёмся к нашему стихотворению. Напомню, что мы оставили стих в следующем виде:

Вот и осень почти при последнем своём издыханьи.
* * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * следы увядания (трА-та) природы * * * *
* * * * унылым предвестьем зимы.

Итак, внутреннее пространство строфы надо заполнить строками, чьи концы рифмуются со словами «издыханьи» и «зимы». Приблизительный вид и содержание второй с конца строки нам известны. Первое, что бросается в глаза – возможность подправить слово «увядания» на «увяданья» и переставить слова во фразе так, чтобы оно попало в конец строки – и, таким образом, решить вопрос с рифмой к слову «издыханьи». Но это будет, конечно, далеко не самый лучший вариант. Поэтому его мы оставим на крайний случай, если ничего другого придумать не удастся. С другой стороны, если прислушаться к словосочетанию «следы увядания природы», то в нём чувствуется какая-то определённость, завершённость фразы, неважно при этом, что там именно происходит с этими следами. Это словосочетание тоже просится в конец строки.

Но тогда получится три строки с различными окончаниями. И, чтобы зарифмовать их, строфу придётся сделать состоящей из шести строк. Почему бы и нет? Пусть так и будет. Остаётся лишь выбрать схему рифмовки. В нашем случае имеется пока что две достоверных основных строки – и они не зарифмованы между собой, значит, их всего в строфе должно быть четыре – и одна укороченная, то есть в итоге их должно быть две. Как их расположить между собой? Простота темы будущего стиха склоняет нас к принятию классической формы. Таких форм может быть две: AACBBC и ABCABC. Здесь A и B - длинные строки, а C - короткие. Один вариант рифмовки вроде бы не хуже другого, разве что второй из них заключает в себе более длительный интервал между двумя рифмами, но в силу предполагаемой размеренности стиха и его медленному темпу это вроде бы не составляет проблемы. Оставим решение этого вопроса на потом, когда прояснится ситуация с рифмами.

Итак, рифмы. Пойдём последовательно. Что можно подобрать к слову «издыханьи»? Существительные, равные этому по конструкции (вроде «исканьи», «трепетаньи», «придыханьи»), отметаем сразу. Теперь методом свободной ассоциации находим все (ну, конечно же, далеко не все) оставшиеся рифмы к этому слову:

- стихами
- лохани
- мехами
- грехами
- духане
- дохами
- духами
… … …

Я сознательно опускаю потенциальные рифмы, совпадающие с исходным словом в последних двух слогах, но не содержащие фонемы «х» (включая также и те, которые содержат фонему «ф», сходную по звучанию с «х»). Строго говоря, такой перебор необходим. Однако иногда им можно и поступиться, если в поле зрения есть рифма, с большой вероятностью претендующая на своё место в стихе. В данном случае такой рифмой является слово «духами». Кроме того, что она достаточно богатая (три слога) и «умеренно неточная», она ещё и имеет нетривиальный ассоциативный потенциал («осень» и «духи» одновременно - это странно, но интересно). Поэтому я для очистки совести перебрал ещё несколько пришедших в голову трёхсложных рифм, хотя бы и не содержащих звук "д", надеясь, что подвернётся что-нибудь получше. Что получилось? Все рифмы, кроме последних трёх, менее точны и по этой причине могут быть приняты только в случае, если несут в себе безусловно удачную смысловую ассоциацию. «Стихами» - на мой взгляд, банальная ассоциация, ибо вообще «стихи в стихах» - наивный приём. «Мехами» и «грехами» - как-то неопределённо. Извернуться, конечно, можно, но не факт, что это пойдёт на пользу стиху. А вот «лохани» - это кое-что. Во-первых, эта рифма точнее трёх отвергнутых, а во-вторых, имеется удачная ассоциация: «лохань» - это что-то не очень чистое, и до некоторой степени ассоциируется с осенью. Что же с оставшимися двумя рифмами? "Духане" – явно из жизни народов Кавказа. Предполагаемый стих же никак не связан с этой темой. Посему отклоняем. А «дохами» - во-первых, тоже из другой жизни (из купеческой), а во-вторых, странна сама форма слова "доха": непонятно, что там с ней такое происходит, чтобы употреблять её (их) во множественном числе да ещё и творительного падежа. Тоже отклоняем. Остаются два варианта:

- лохани
- духами

И в который раз волевым образом, не вдаваясь в объяснения, выбираем один из имеющихся вариантов. «Духами», ибо мне так больше нравится. Предоставляю Вам выбрать оставшийся вариант и «раскрутить» его. А я остановлюсь на своём. Итак, элегантный вариант рифмовки найден.

Что дальше? Если рифма найдена, самое время подумать о её смысловой нагрузке. Что даёт свободная ассоциация? Что-то такое:

- …пахнет духами…
- …осенними духами…
- …пропитанный духами…

Стоп. Это кое-что. Что может быть пропитанным духами осенью? Очевидно – воздух. Однако пока непонятно, как этот симпатичный образ привязать к ноябрьскому состоянию природы. Вообще тонкие ароматы более свойственны бабьему лету, на крайний случай - концу октября. Пока только отметим это обстоятельство и подойдём к стиху с другой стороны.

Нам достоверно известны концы строк (впрочем, при сочинении всякое бывает, не исключена перестановка слов в строках, влекущая за собой иной подбор рифм и, скорее всего, смещение смысловых акцентов в строфе). Снова положимся на свободную ассоциацию. Природы:

- погоды
- породы
- свободы
- воды
- годы
- моды
- расходы
- оды
- отдых

Как минимум двусложность всех приведённых рифм следует из того, что ударение падает на второй слог с конца. Все рифмы, кроме последней, предсказуемы. Последняя же, являясь при этом достаточно точной, заключает в себе смену падежа и ломает все ожидания слушателя. Именно поэтому она смотрится достаточно свежо. Все же остальные рифмы гораздо менее эффектны, хотя и дают некий простор для осмысленных ассоциаций. Сомнений быть не может - последний вариант.

Как, отталкиваясь от этого слова, выстроить соответствующее предложение? «Отдых» тоже, по всей видимости, относится к осени. В контексте строфы подразумевается, что осень из состояния активности переходит в состояние отдыха. Как, не совершая насилия над слогом, сформулировать это обстоятельство?

- …уходит на отдых…

Нет, плохо. В разговорном языке такого речевого оборота не существует. Так выйдет стилистически коряво. Стихи начинающих поэтов зачастую изобилуют такими стилистическими корявостями, поскольку они (поэты) не уделяют должного внимания слогу. Что делать? Само собой напрашивается обиходное выражение «уйти на заслуженный отдых». Так и примем.

Получается что-то вроде:

«(тра-та-тА) (тра) уходит (та-тА) на заслуженный отдых.»
«(тра) уходит (та-тА) (тра-та-тА) на заслуженный отдых.»

Если принять второй вариант потенциальной строки – как бы само собой напрашивается продолжение «И уходит…» (то есть она, осень, уходит). Нет, это плохо - плохо по уже указанной причине, что не может осень находиться при последнем издыхании и что-то ещё при этом активно делать. Кроме того, конструкция типа «A и B» подразумевает, что каждый из конъюнктивных членов несёт в себе информацию, не зависящую от другого члена. Предложенный же вариант подобен конструкциям типа «устал и утомился», «спал и дремал» и т.п.. Нет, второй вариант принять нельзя.

Сказанное наталкивает на мысль, что подлежащим во второй строке будет выступать не осень, а что-то другое, но сущность того же порядка. В таком случае как бы уместен повтор вводной конструкции «Вот и…». Значит, в первом варианте второй строки нужно подобрать слово, аналог осени и состоящее из двух слогов, из которых первый – ударный. Что это может быть такое в контексте последней строки?

- солнце
- ветер
- лето
- краски
- праздник
- радость
- чувства

Нет, всё плохо. В такой ситуации следует исходить уже из подлежащего, как бы оно ни было устроено, предоставив себе «на потом» выкручиваться с укладкой слова в строку.

Среди образов, чей порядок равен образу «осени», нужно отыскать что-то необычное, причём могущее «уходить на заслуженный отдых». По всей видимости, это одушевлённые существа или около того. Первое, что приходит в голову:

- Бог тепла
- Бог лета
- летний Бог
- дух тепла
- духи тепла
- дух лета
- летний дух

Неплохо. Но «дух» - как-то менее определённо, чем «Бог». Дух - скорее какое-то внутреннее содержание, не имеющее личностного начала. А в Боге такое начало есть. Кроме того, «Бог лета» - лучше, чем «Бог тепла», поскольку лето автоматически подразумевает тепло, а вот обратное неверно. Осталось заметить, что сочетание «Бог лета» неудачно с точки зрения произношения: в стихах во всех ситуациях, когда ударение падает на первый слог слова, слово, стоящее перед ним воспринимается на слух как будто приклеенное к нему, то есть попросту как одно слово. И «Бог лета» будет звучать как «Боглета». Какая-то «котлета» получается. Значит, остаётся единственный вариант: «летний Бог».

Как вставить это словосочетание в строку?
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.05.2012, 16:25   #6
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


(продолжение)

«Вот и (тА) (тра) уходит (та-тА) на заслуженный отдых.»

Обе пустоты в строке содержат всего лишь по два слога. Следовательно, от слова «уходит» нужно отказаться и искать другой глагол. Но сперва нужно определить место подлежащего в строке:

«Вот и (тА) (тра-та-тА) (тра-та-тА) на заслуженный отдых.»

Очевидно, таких вариантов расположения ровно два:

«Вот и (тА) летний Бог (тра-та-тА) на заслуженный отдых.»
«Вот и (тА) (тра-та-тА) летний Бог на заслуженный отдых.»

Сразу видно, что первая строка лучше. Во-первых, потому, что неопределённое сказуемое хорошо подходит на свободное место перед словосочетанием «на заслуженный отдых». А во-вторых, на место оставшегося свободным слога так и просится местоимение «сам», подчёркивающее особость существа, играющего род подлежащего. Дело за малым: подобрать сказуемое.

- убежал
- заспешил
- поспешил
- отошёл
- захотел
- вдруг ушёл
- полетел

Нет, всё слабо. Но в стихах очень часто бывает так, что случайная ассоциация приводит к разрыву стереотипа. В самом деле, почему обязательно сказуемое (глагол)? Слово «уйти», от которого в контексте второй строки, по-видимому, никуда не деться, как будто само собой, подчиняясь ритму оставшейся во второй строке пустоты, превращается в деепричастие «уходя». И тогда мы получаем уже окончательно готовую строку:

«Вот и сам летний Бог, уходя на заслуженный отдых,»

И такой поворот дел отчасти подсказывает нам судьбу третьей строки.

Впрочем, и тут следует исходить из рифмы. Третья строка обязана заканчиваться на нечто, рифмующееся со словом «зимы». Что даёт метод свободной ассоциации?

- и мы
- умы
- сумы
- замыт
- умыт
- умыв
- омыт
- омыв
- промыт
- промыв
- размыт
- размыв
- смыт
- смыв
- чумы
- шумы
- прямы

Это тот случай, когда не стоит гнаться за точностью и оригинальностью рифмы, достаточно даже одного-единственного рифмующегося слога: теперь все силы следует бросить на то, чтобы «замкнуть» предложение. Все средства должны быть употреблены на то, чтобы придать ему законченный смысл, а в такой ситуации надо думать не об оригинальности рифмовки, а о смысле строки.

А теперь как бы отойдём подальше и присмотримся к строфе как к целому. В последних двух строках констатируется наступление ноября, это понятно. В первой строке констатируется конец осени. А посередине (вторая, третья и четвёртая строки), по всей видимости, происходит какое-то действие, главным героем которого выступает летний Бог. Что же он может делать такое, уходя на заслуженный отдых, в чём, вдобавок, ещё и участвуют какие-то духи (вспомним рифму к концу первой строки)? Опять – свободная ассоциация, впрочем, без процедуры перебора, ибо она – моментально приходящая в голову – всего одна: последний штрих перед окончательным исчезновением, последнее волеизъявление перед, так сказать, передачей полномочий Богу зимнему. И тогда начало третьей строки складывается само собой:

«Осмотрел напоследок ландшафт (тра-та-тА) (тра-та-тА)»

Пока оставим так. Что делать дальше, как прийти к духам - это вопрос индивидуальной фантазии сочинителя. Лично у меня как по волшебству складывается следующая цепочка:

Духи – «как духи» - окропить духами – окропить дождём – напустить (последний) дождь – оросить небольшую (с точки зрения Бога) поверхность – флакон с жидкостью

Единственное слово из перечисленных рифм к слову «зимы», которое укладывается в эту ассоциативную цепочку - это слово «сумы». Получается:

«Осмотрел напоследок ландшафт * * * * и, достав из походной сумы»

(Тот самый флакон, очевидно.)

Легко видеть, что предлагаемый конец попросту не умещается в строку. Чем-то надо жертвовать. В словосочетании «осмотрел напоследок ландшафт» ничего лишнего нет, но слово «напоследок» свободно можно поместить в следующую строку. Получается:

«Осмотрел (тра) ландшафт и, достав из походной сумы»

Тогда одно из трёх:

«Посмотрел на ландшафт и, достав из походной сумы»
«Бросил взгляд на ландшафт и, достав из походной сумы»
«Осмотрел весь ландшафт и, достав из походной сумы»

По-моему, второй вариант лучше всего. Итак,

«Бросил взгляд на ландшафт и, достав из походной сумы»

А что дальше? Имеем:

«(тра-та-тА) (тра-та-тА) (тра-та-тА) (тра-та-тА) как духами»

Очевидно, в начале строки должен стоять упомянутый выше флакон (флакОн – с необходимостью ударение на третий слог строки), причём необходимо указать на его содержимое - флакон с дождём (с дождЁм – ударение на второй ударный слог строки, то есть на шестой по счёту от начала). Тогда получаем:

«(тра) флакон (тра) с дождём (тра-та-тА) (тра-та-тА) как духами»

Единственное, что можно поставить на место первого слова, чтобы не возникло «шва» - местоимение «свой», а чтобы занять четвёртый слог – заменим «флакон» на «флакончик». Получилось:

«Свой флакончик с дождём (тра-та-тА) (тра-та-тА) как духами»

Духами можно «окропить» (самое лучшее), «оросить», «опрыскать» - при любом раскладе в соответствующий глагол входит три слога. Единственное же подходящее по смыслу двусложное слово – «полить» - здесь выпадает из общего стиля. Следовательно, от «напоследок» в четвёртой строке придётся отказаться. Что ж, ничего страшного. Значит, «окропил». Тогда одно из двух:

«Свой флакончик с дождём, окропил (тра-та-тА) как духами»
«Свой флакончик с дождём, (тра-та-тА) окропил как духами»

И вот окончательные возможные варианты четвёртой строки:

«Свой флакончик с дождём, окропил под конец как духами»
«Свой флакончик с дождём, под конец окропил как духами»
«Свой флакончик с дождём, окропил весь ландшафт как духами»
«Свой флакончик с дождём, весь ландшафт окропил как духами»
«Свой флакончик с дождём, покропил на него как духами»
«Свой флакончик с дождём, на него покропил как духами»

Или даже так:

«Свой флакончик с дождём, окропил его словно духами»

Нет, всё плохо, складывается полное ощущение, что эти три недостающие слога в строчке – на самом деле лишние. А главное, всё-таки хочется как-то подчеркнуть, что это был последний жест Бога. Вернёмся к третьей строке и попробуем вставить это слово туда:

«Напоследок взглянул на ландшафт и, достав из сумы»

Вроде неплохо. Только пропала ассоциативная перекличка с уходом Бога на заслуженный отдых – стало непонятно, что это за сума и откуда она взялась.

Попробуем всё же найти место слову «напоследок» в четвёртой строке. Что имеем? Ударение в слове «напослЕдок» приходится на третий слог – следовательно, четвёртая строка может выглядеть двумя способами:


«(тра-та-тА) напоследок (та-тА) (тра-та-тА) как духами»
«(тра-та-тА) (тра-та-тА) напоследок (та-тА) как духами»

При любом раскладе последнюю целую стопу в этой строке будет занимать слово «окропил». А два свободных слога может занимать, например, характеристика этого действия. «Окропить» можно как? «Слегка», «чуть-чуть», «едва». На мой взгляд, лучше – «слегка». Получается одно из двух:

«(тра-та-тА) напоследок слегка окропил как духами»
«(тра-та-тА) окропил напоследок слегка как духами»

Вне всяких сомнений, первый вариант лучше.

Итак, осталось определить, чем будет заполнена первая стопа четвёртой строки. Вариантов, в общем-то нет: на конец стопы приходится слово "с дождём". Остаётся только одно: подобрать односложный синоним слову «флакон». Ситуация довольно трудная, поскольку, очевидно, такой синоним можно будет найти только ценой, так сказать, образной целостности фразы. Ведь ясно, что в лучшем случае удастся найти слово, по смыслу означающее вообще какую-либо ёмкость. Впрочем, и это тоже неплохой вариант. Опять включаем механизм свободной ассоциации:

- сосуд
- баллончик
- колба
- банка
- термос
- пузырёк
- бутылка
- бутыль
- бутылёк
- пузырь
- кувшин
- ёмкость
- штоф

Найдено! «Штоф». И тем самым четвёртая строка полностью определена:

«Штоф с дождём, напоследок слегка окропил как духами»

Единственное, что можно заметить – глагол «покропить» лучше подходит в контексте данной ситуации. Действительно, «окропить» можно что-то, и хотя подразумевается, что это «что-то» - и есть ландшафт, всё равно, в четвёртой строке возникает ощущение недосказанности. А вот «покропить» можно и просто так.
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.05.2012, 16:30   #7
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


(окончание продолжений)



Что получилось? Вся строфа приобрела следующий вид:

Вот и осень почти при последнем своём издыханьи,
Вот и сам летний Бог, уходя на заслуженный отдых,
Бросил взгляд на ландшафт и, достав из походной сумы
Штоф с дождём, напоследок слегка покропил как духами
* * * * следы увядания (трА-та) природы
* * * * унылым предвестьем зимы.

Что теперь? Чтобы закрыть «вопрос» с Богом, нужно обозначить факт его окончательного ухода. Первое пришедшее в голову разрешение ситуации выглядит так:

«И исчез до весны. …»

И совершенно необязательно цепляться за исходные речевые обороты, с которых начиналось сочинение строфы, ибо теперь её перспективы обозначились с очевидной определённостью: лето ушло, наступил ноябрь.

Как это записать в стихах?

Я не буду утруждать вас описанием поиска последних полутора строк, техника этого процесса уже вполне раскрыта. Я просто приведу окончательный вариант строфы:

Вот и осень почти при последнем своём издыханьи,
Вот и сам летний Бог, уходя на заслуженный отдых,
Бросил взгляд на ландшафт и, достав из походной сумы
Штоф с дождём, напоследок слегка покропил как духами
И исчез до весны. А из черт увяданья природы
Вдруг соткался ноябрь – предвестье печальной зимы.

А через два дня я прочитал этот стих и подумал: плохо.

Что не так?

Дождь – не жидкость, дождь - атмосферное явление. И поэтому он не может быть заключён в ёмкость.

Значит, от дождя надо отказаться? Но весь стих построен на нём. Значит, отказываться нельзя. Значит, упоминание о дожде нужно перенести в конец строки. И получится примерно следующее:

* * * * покропил напоследок дождём как духами

Но ёмкость-то нужно оставить. Поэтому из числа приведённых выше ёмкостей выбираем ту, которая подходит по размеру:

Бутылёк, покропил напоследок дождём как духами

Всё. Стих готов, на этот раз действительно окончательно:

Вот и осень почти при последнем своём издыханьи,
Вот и сам летний Бог, уходя на заслуженный отдых,
Бросил взгляд на ландшафт и, достав из походной сумы
Бутылёк, покропил напоследок дождём как духами
И исчез до весны. А из черт увяданья природы
Вдруг соткался ноябрь – предвестье печальной зимы.

Вот, собственно, и всё.


* * *

Весь процесс сочинения строфы занял бы, при добросовестном подходе к делу, часа полтора – два. Все технические нюансы и процедуры, столь громоздко выглядящие в описании, совершаются в уме молниеносно и зачастую автоматически. Однако время от времени приходится сидеть на одном пункте, долго соображая над каким-нибудь узлом – именно из таких интервалов ожидания, пока в голову придёт что-нибудь путное, в основном, и состоит процесс писания. Примерно 90% времени написания стиха – погоня за эвристическим озарением, и только 10% (при условии наличия автоматизма) - собственно техническая компановка столь подробно описанным способом. Повторюсь: в норме, то есть при ответственном подходе к делу, стихи не пишут сразу набело, они собираются буквально по кирпичику, по слову, по сложку, по рифме.

Отмечу, что описанная процедура ещё достаточно упрощённо отражает действительный процесс создания стиха. Стих не обязательно начинается с идеи строфы - он может начинаться с удачного образа, сравнения, когда сам автор ещё не знает, к чему его привязать, со словосочетания, афоризма, удачно ложащихся в стихотворную строку, также часто строфа «приписывается» к заранее известному окончанию, которое в таком случае играет роль связующего начала для всей строфы (или даже стиха), её разрешения. В процессе написания, бывает, возникают параллельные варианты, тупики, откаты, когда приходится отказываться от каких-то композиционных или сюжетных нюансов, удачных речевых оборотов, красивых рифм - и всё это в угоду окончательному результату, который при этом неизвестен заранее, а лишь приблизительно ощущается... Трудно перечислить всё то, с чем приходится столкнуться в процессе сочинения.

И в этой малопредсказуемости, трудности процесса писания и заключается самое интересное в поэтическом искусстве. Если бы можно было сесть за письменный стол, в точности зная, что ты хочешь сказать и сразу записать это в стихах - это была бы не поэзия. В процессе писания не только конкретные мысли или ощущения выражаются в словах, бывает и наоборот – сама стихотворная форма, возникающие слова, стимулируют мысль. Иосиф Бродский по этому поводу заметил, что когда сочиняешь стихотворение, в голову приходят вещи, которые в норме приходить в голову не должны… Поэтическое творчество – увлекательное занятие, если подходить к нему именно как к творчеству, когда каждый мельчайший фрагмент будущего творения и взаимное соответствие этих фрагментов - выверяются с максимальной точностью и тщательностью, которые только можно потребовать от художника. Это идеал, к которому следует стремиться.

Если у вас есть желание научиться писать стихи – попробуйте следовать приведённым выше советам. Только вдумчиво осваивая технику стихосложения, настойчиво оттачивая чисто технические приёмы написания стиха и параллельно развивая фантазию и языковую смекалку (процесс стихосложения принципиально завязан на ассоциативном мышлении) – только так можно создать что-то такое, что будет интересно не только вам и вашим друзьям. Только так можно научиться выражать свои чувства и мысли в виде стихов. Никакое «чистое вдохновение» не может принести достойных поэтических плодов.

Удачи вам!

© Капитан Колбасьев

Корабль капитана в Сибири:
[Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. ]
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.05.2012, 12:42   #8
в поисках статуса
 
Регистрация: 08.04.2012
Адрес: г. Москва
Сообщений: 1,902
Записей в дневнике: 229

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


Диоту- Капитану Колбасьеву
Прочёл ваши рекомендации. Думаю, что нельзя "делать" стихи, как колбасу.
Стихосложение - процесс творческий. Это словесная музыка. А Вы предлагаете решать словесные кроссворды подбором и перебором слов. Талантливые люди сочиняют стихи за минуты и секунды, а если нет "искры Божьей", то лучше, все-таки,
делать колбасу.
Эдуард-Эд вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.06.2012, 12:21   #9
в поисках статуса
 
Аватар для Диот
 
Регистрация: 02.05.2012
Адрес: Донецк-Кропивницкий
Сообщений: 3,826

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


Цитата:
Сообщение от Эдуард-Эд Посмотреть сообщение
Талантливые люди сочиняют стихи за минуты и секунды
Откуда такие сведения?
Цитата:
Сообщение от Эдуард-Эд Посмотреть сообщение
Это словесная музыка.
чтобы сочинять симфонии нужно, имея соответствующую структуру коры головного мозга, десять лет учиться.
Диот вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.08.2012, 17:37   #10
Посетитель
 
Регистрация: 18.08.2012
Сообщений: 3

Re: Как ДЕЛАТЬ стихи (Капитан Колбасьев)


Привет.
Капитан Колбасьев вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Реклама

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:55. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet Rambler's Top100