Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Наши пациенты > Палата N5 : Прозаики

Палата N5 : Прозаики Ничто так не развивает творческий почерк, как автографы.


Ответ
 
Опции темы

ДЖЕССИКА ФОРЕВА!!! чч1и2

Старый 24.04.2007, 22:05   #1
тощий злюка
 
Аватар для Peccator
 
Регистрация: 10.04.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 7,354
Записей в дневнике: 34
лучшее

ДЖЕССИКА ФОРЕВА!!! чч1и2


ДЖЕССИКА ФОРЕВА!

Господа, я долго думал, стоит ли печатать здесь что-нибудь, да и печатать вообще. Потому что давно не было Её. Но чудеса иногда случаются. Она, кажется, вернулась. "Кажется", потому что не верил, что такое может быть. Не верится и теперь. Правда или ложь - судить вам, читатели.


Двухлитровка из-под кваса, ставшая позже вместилищем жуткого пойла, забодяженного Диким Прапором, была пуста. Две пустых водочных поллитры грустно стояли в углу изрядно
загаженной кухни. Сссцуко, что же жеппа такая чижолая! "Лед Жеппелин", ептыть! Болезнь новая - свинцовозадость... Прапор сидел, свесив голову в сторону, во рту фильтр догоревшей сигареты. Ну, Дикий, ну запостил бражку! Да ещё шишечки эти... Кухня, плавно покачиваясь, словно баркас на волнах, явно собиралась отчалить в никуда вместе с нами, с пустой стеклотарой, с урчащим утробную песнь холодильником, тараканами и скучающей кошкой Мухой. Усы стрелок на часах торчали браво, как у Мюнхгаузена. Пора до дому. С третьей попытки, раскачавшись всем корпусом и опираясь на стол, я поднялся.

- Засседание п-палатки номер шесть прошу щ-щитать закрытым, нах!
- А у меня ищщо два вопроса... - подал голос ДП, переложив голову на другое плечо и выплюнув окурок.
- В смысли? - не фкурил я. - Эта какие нах могут быть ищщо вопросы? Рыгламинт!
- В смысле, ещё две таких же... В холодильнике...
Я стоял, как узник Шлиссельбурга, изможденный методами дознания царской охранки. Меня качало. Перспектива лечь вдрезину рядом с кошкой и ДП меня не впечатляла.
- Н-не, Серый... Труба зовёть!
- Заходь завтра. Мож, линолеум постелим...
- Угу...

"Шаг вперёд, два шага назад". Со школьных лет помню, так называлось" творение" Великого Вождя С Лысой Головой. Теперь эти слова наполнялись иным смыслом. Были уже сумерки, поэтому зловеще пыхтящая от напряжения и вихляющая по синусоиде фигура не привлекла чрезмерного внимания. Насколько я быстро добирался до Прапора, настолько же медленно в обратном направлении. Улица казалась непомерно разросшейся в длину. Минут через двадцать я стоял у подъезда и сложными мудрами, распальцовками, при помощи заклинаний и мата открывал кодовый замок двери. Дабы узреть расположение кнопок, я наклонился и принял позу четвертой буквы алфавита. Внезапно дверь распахнулась сама, четко приложив меня кнопками замка по лбу.

- Ийоптваюмамунах! - высказал я отношение к ситуации, к двери и к тому, кто её открыл.- Чё вы бегаете, как "Дикая Дивизия"?! - это уже лежа на асфальте.
- Ой, дядя Сережа, простите пожалста! - пролепетало юное создание женского пола. Это с пятого этажа. Похоже, и разгон оно брало с него же... - Я вас не очень больно? Вы живой?
- Юля, вы много встречали в жизни говорящих трупов? - зло высказался я. - Помогли бы, что ли...
Я опёрся на её ручонку и сел. Ничего, бывало хуже. И не так нас бивали. Я поднял голову.
- Ой, а у вас все кнопки отпечатались на лбу! - и рассмеялась с детской непосредственностью.
- Не, ну ты смарри! Чуть не грохнула человека и ржёт, как лошадь имени Прж... Прыж... Тьфу, ёпт! Помоги встать лучше!
Я встал. Она все еще стояла чуть в стороне, закрыв ладошками рот и хохоча. Вот дурища растет! Пощупал лоб. Правда - шишка, увеличиваясь в размере, имела квадратную форму и бугрилась отпечатками кнопок.
- Отцу большой приветец! И маме твоей! - бросил я через плечо, входя в подъезд. Слава всему, дома! Матери - лекарство, себе - пива и в койку. Иного нет у нас пути...
- Опять бухал с прапором? Ну и прёт от тебя! А с лицом что?
- С лицом - ничо. Это - не лицо. Лицо с утра было... Я в люлю пошел... Завтра со всем разберёмся.
Прошлёпал на кухню, глотнул пива. Ф-фу ты, ну до чего ж сильное трио: водка-шишки-брага! А моя кухня на месте, не плывет никуда. Со мной, моя родная. Оп-па! И пива уж литра нет! В люлю, в люлю... Но спать почему-то не хотелось. Не привык я в 11 вечера ложиться! Не дитё, чай! Ща вот как на портал зайду, как почитаю чё-нить, как насру в каментах! Бля, не фкурил: опять смалят на лестнице, а дым в хату? Чё за нах!

Меж тем дым был не с лестницы. Из моей комнаты. Изящно покачиваясь и не выпуская из рук "дирижабль" с пивом, я проследовал туда. Открыл дверь и сел на “пятую точку”. Сидя на моей
кровати, куря папиросину, сидела, скажем так, "красоты чуть ниже средней" баба, примерно моего возраста, одетая в какую-то просторную хламиду, в вырезе коей виднелись пусть и
приличного размера, но не первой свежести, буфера. Она провела рукой, откидывая распущенные волосы назад. " Да нет, она ничо еще, боль-мень, и страшней видали" - подумал я, неловко ерзая на полу в попытках встать. "Бляха, да она, никак, тоже под парАми" - пригляделся я повнимательней. "Ничо, етто даже вери гуд - не надо на бухло тратиться" – подпела изнутри жадность.

- Ну что? Так и будем жопой пол вытирать, или всё же встанем перед дамой? Сижу, жду уже полчаса, предупредила заранее. Сама пришла, а не как девочка по вызову, а он паркет очком щупает. Чудеса!
- Слышь, краса ненаблядная! Ты каким мохером здесь оказалась, да ишшо и вякаешь вперёд батьки? Цицьками трясешь тут, а я даже имени твоего не знаю, и не видал тебя ни грамма никогда. Назовись хоть, доложись по форме. На жилплощщать претендуешь если, то тут уж куй. Я всех своих баб на пальцах одной руки могу поместить и клятвенно заверить могу, хошь на Библии, хошь на Конституции, хошь на УК, что у меня с тобой «никогда-ничего». Вникла, нет?
- Ну, Серый, ты точно дегенератор бури в стакане воды! Не признал? Муза я твоя, единственная и неповторимая ниибатсо никогда! Назначенная на самом верху, то есть самим Аполлоном, ёптыть, Бельведерским! На Парнасском очередном заседании по распределению кадров. Так что, товарищ Гобарев Сергий Миколаич, прошу любить и не жаловаться. Любить как следует, а не так, как прежде делал, "сунь-вынь". Надо же: напишет, сволочь, неплохую вещь, раздрочит меня, сам меня не видя в творческом раже, я аж теку вся. Хре-е-енакс! И писанина в мусоре! А хлеще того - в огне! А у меня внизу потом неделю тянет... Так кто на кого должен жаловаться? Я аж состарилась от неудовлетворенности. Ты ж когда первые вещи писал, знаешь, какой я была?! Эй, наверху там, дайте изображение, а то голубь мой и вспоминать меня не хочет, видать всю башку за творческий кризис ему отбили!
Прямо посреди комнаты нарисовалось вполне трехмерное изображение девушки такого сложения и красоты, что я снова принял сидячую позу. Как сказал дедушка Крылов: "В зобу дыханье спёрло..." Но, увы, не от радости. От контраста между той, что в легкой дымке посреди спальни, и той, что на кровати. Иппёныть... Где мои двадцать лет... Такую деву просрать...

-Ну, голубь мой сизорылый, что скажешь? Берешь такую, какая есть, или отпустишь «на все четыре» и мне снова телегу катать на тебя - отказался, мол? Смотри - распределят заново, не к тебе попаду, на мой век авторов таких, как ты, с походом хватит. Проситься ведь не буду больше: в самом соку я, найду кого-не-то, а тебе такую пришлют, что я в сравнении с ней просто Кетрин Зетой Джонс покажусь. Решай. Триста секунд тебе на размышление. Отсчет пошёл.

Я заплакал. От жалости к себе, к потерянным зазря годам, которые, как оказалось, я украл не только у себя. Я-то втайне лелеял мысль увидеть Её когда-нибудь. Она всегда представлялась
мне такой, какой и явилась мне в голограмме, в этой комнате. И тут такое. Ужас. В то же время глодало чувство вины перед той, что сидела на моей кровати, курила папиросу за папиросой, глядя на меня грустными полупьяными глазами. Я вспомнил это лицо. Когда-то оно было совсем другим. Ну что ж, мой трамвайчик ушел. Подали дрезину. Успеть бы хоть на неё. По автору и муза.

- Серёж, а ведь я с тех пор ни с кем... Разве что с собственным пальчиком. - нарушила молчание моя постаревшая любовь.
- Спасип, утешила! - размазывая мутные слезы по ушибленной роже, ответил я. - Большой тебе респект и уважуха! В золото!
- Можно ли считать это положительным ответом на основной поставленный мною вопрос? А то половина времени - тю-тю.
- Погоди чуть-чуть. Можно добавленное время? Ну, ты же столько лет... Ну, минутку за пятилетку хотя бы... За каждый проигранный тайм...
- Ладно, только из любви к тебе, сонц... - муза стряхнула пепел в стеклянную пепельницу. Этой пепельницей я не пользовался как раз десять лет. Ровно столько же я ничего не писал, кроме писем и документов.
- Спрошу тебя, можно?
- Валяй. Но не тяни - время идет.
- Я даже не помню, как зовут тебя. Вернее, как я тебя называл. Ведь не музой, правда?
- Нет, конечно. Муза - должность. Почётная обязанность. Тебе всегда нравились звучные, экзотические женские имена. Вспоминай. Побыстрей только, пожалуйста.

Я видел, как мрачнеет с течением секунд ее лицо. Я закусил губу. Музы тоже могут любить - невероятное открытие, самое невероятное во всей моей жизни. Она вновь потянулась к
пепельнице, чтобы стряхнуть пепел. На ее щеках в свете уличных фонарей блеснули дорожки от слез. Это было настолько неэфемерно, по-земному живо, что меня пронзило, словно разрядом сотен молний.
- Джессика! Я вспомнил! Я звал тебя Джессикой!
- Я знала, что ты вспомнишь. Я знала это... Люди говорят: "Старая любовь не ржавеет".
- Прости меня, если сможешь. Ведь я предал тебя…
- Да куда денешься. Любовь зла, полюбишь и... тебя, дурака.
- Джессика, а где же лира твоя? Я помню, была лира. Струны тонкие-тонкие такие.
- Вот теперь моя лира. По твоей, Сережа, милости... Уж каков поп, таков и приход. Сам до этого довел. - и Джессика, меня горячо и без полной взаимности когда-то любившая Джесси, сдерживая рыдания, отвернувшись, взяла инструмент, лежавший на кровати позади нее. Вы не знаете, ЧТО я увидел. Вы были бы в полном ахуе (да извинят меня надушенные эстеты), если бы вы увидели ЭТО на моём месте. Раздался звук задетой струны. Дренннннььь...
- Ты будешь ЭТИМ звать мне вдохновенье? Ты знаешь Джесси, я того не ждал. Да разве можно мыслить о высоком, когда попрут наружу эти звуки? Да лучше я пипиську завяжу узлами, и буду жрать стекло толченое на ужин, чем слушать эту полумандолину!
- Прости меня, Сереж, за что боролся... Теперь вот наслаждайся. БАЛАЛАЙКОЙ!!!

Потолок внезапно расступился, и показалась кудрявая мужская башка с греческим профилем. Сморкнувшись в открытое окно, голова повернулась к нам. Сам Аполлон…
-Вы долго будете Пегаса иппать? Или вы тут балалайку не поделите никак? Усё, регламент, нах! Сейчас отключу третий микрофон. - сказала голова с сильным южнорусским акцентом, заметно "гэкая". - Аффтар Гобарев Сергей Николаевич, москвич, холостой,33 года, временно не
работающий, сильно пьющий! Согласны ли вы взять в музы Музу, именуемую вами Джессикой,32 года, бомжующую в районе Геликона, более 10 лет безработную по вашей вине, сильно пьющую и тяготеющую к самоудовлетворению?
- Куда деваться? - пожал плечами я.
- Ну а ты, мочалка стареющая, довольна ли возвращением к данному долбо*бу?
- Алё, кудрявенький, ща как вдарю балалайкой по твоему царственному облику! – мгновенно взъярился я. - Мне пох, что ты Аполлон! Мне на твои регалии насрать! Вишь: воссоединение аффтара и музы переходит в интимную фазу? Хуле тупые вопросы задавать, как в ЗАГСе? Сдристни и не отсвечивай! Регламент у него... Спикер куев...
- Срать на регалии - против закона Ньютона, сам себя обсерешь. Где я, а где ты, видишь? А балалайка - инструмент казённый, вон, на ней и инвентарный номер нарисован. Фсёфписду, отключаю вас. Джессика, присматривай за ним, чтобы он крамолы не накатал какой-нибудь... Каналы связи - прежние. Пароли и коды - в инструменте. Всё.

Потолок сошёлся обратно. Мы остались наедине. Джессика положила балалайку на шкаф. Я потянул её тунику вверх, чтобы стянуть через голову. Было интересно, как у неё ТАМ, не сильно расшатано за последние десять лет? Подумалось: интересно, а подмылась ли ты на ночь, Дездемона? Если надеялась на воссоздание союза, то уж наверняка. Хотя уж хрен с ним, амуры так амуры, а то предложишь проследовать в душ, и снова сиди-кукуй 10 лет без права на "Записки сумасшедшего-2"... Да нет, порядочек. «Усё в ажуре», как сказал бы тот кудрявый. Только аромат от тела стал другим. Прежний был тоньше. Точно некуда было гормоны девать, правда, Джесси? Пальчик пальчиком, а мальчик мальчиком...

- Давай я позже тебе сыграю... А ты сейчас сыграй на мне... Без этого я тебе и строчки написать не дам. Даже бланк почтовый заполнить... - с трудом переводя дух после мощнейшего глубочайшего поцелуя, сказала она. Не, ну баба все равно своё возьмёт! Вот шантажистка! - Ты мне за десять лет задолжал так, что теперь только держись! Вернёшь всё... С процентами!
- Ыгы, - ответил я, ползая губами между её грудей, - куда деваться...
Гром падающих на кровать двух тел. Звуки похлеще, чем в тропической ночи в джунглях. Два тела, намертво спаянные, вмятые друг в друга. Дикий скрип кровати, переходящий в разный по частоте ритм, которому жалобно вторит средняя струна балалайки. Люди детородного возраста поймут, о чём я. Наконец, грохот, учинённый двоими, провалившимися меж двух односпалок, составленных вместе… Стоны, переходящие в такие рулады, что ох*евший от этого соловей, в овраге в ста метрах от дома, смущенно замолк, прислушиваясь и не зная, что на это безобразие сказать. Птичку жалко... Ей не понять. Это у гениев высшего пилотажа, может и имеет место быть сплошная платоническая любовь. Арфы, лиры, ахи-вздохи, поглаживание нежной музиной ладошкой по волосам пишушего гения... Нет, братцы. Не гений я. Она сама мне сказала, и я верю ей, как самому себе. Поэтому пусть всё идёт так, как идёт. И по барабану.
В угаре дикой и жаркой ночи ковался первый за десять лет креатив. У меня всё. Занавес, ребяты.

P.S. Простите, что букоф много. Уж очень горячо ночь прошла. Джесси сидит над ухом и бренькает, не переставая. А я вынужден, весь измочаленный и не спавший ночь, переносить на комп события прошедших суток.
©PECCATOR Sergius 2006.07.12 © correctura Peccator & Gemitator 2007-03-31

Добавлено через 1 минуту
ДЖЕССИКА ФОРЕВА! – 2, ИЛИ ВИЗИТ ЧЁРНОЙ МУЗЫ

- Ну и хрен с ним!
Я стёр уже четвёртый подряд вариант начала так тяжко дававшегося креатива, и устало откинулся на спинку стула. Мысли вязли, словно смола, текст раз от разу сгущался, затягивая в себя, как тягучий горячий гудрон дорожного покрытия впитывает жука. Чёрт меня раздери! Первый вариант был повествовательным, второй был интригующим, третий - почти детективным.
Четвёртый - откровенно никаким. Каждая строка взывала, словно солдат-инвалид, требуя костылей. В чём дело? Куда испарилась былая лёгкость, с которой тебе всё давалось раньше? Пека, что с тобой сталось, куда сбежала от тебя твоя верная Джессика, твоя милая, полупьяная и задорная Джесси? Ты снова упустил её, снова чем-то обидел. Ты к этому уже настолько привык - не ценить её, считать чем-то самим собой разумеющимся, даже маловажным, что решил вовсе обойтись без неё. Загордился? "Истинные творцы в советах муз не нуждаются" - как ты мог такое ляпнуть, "творец" хренов?..
Ничего-ничего - сейчас сходишь, покуришь, успокоишься, соберёшься с мыслями, и всё образуется. Ну не сошёлся же свет клином на этой алкоголичке в застиранной тунике, с балалайкой вместо лиры наперевес? Хотя было в ней что-то своё, родное, близкое: помнишь, Серый? Эти тёплые руки с ласковыми ладонями, на которых была знакома тебе каждая линия, родинка, царапинка? Это яростное, жадное до ласк тело, уже не юное, и оттого ещё более желанное тело зрелой, искушённой женщины? Лицо, вобравшее в себя черты многих лиц тех женщин, что становились твоими возлюбленными, и просто «женщин на несколько ночей». Помнишь свою Музу, Серый? Ещё как помнишь, и ждёшь её возвращения, несмотря на то, что уже сделал своё роковое заявление о прекращении сочинительства...

Я вернулся с лестничной площадки, неся с собой запах дешёвых сигарет, и замысел уже пятого варианта начала. Выключил свет, оставив светиться только экран монитора. Прикрыл глаза, скрестил руки на груди. Я пишу теперь только для себя, не на люди, в стол. Пусть будет так, пока не появится Та, ради которой можно будет начать всё сначала. И всё же надо сконцентрироваться, собраться...
Я всегда ощущал её присутствие в комнате. Это невозможно ни с чем сравнить, это просто необъяснимо словами.
- Джесси? Ты здесь?
Вместо ответа - лёгкое касание плеча сзади. Осторожное и тёплое дыхание. Я знаю, ты всегда была оригиналкой: даже можешь положить мне свои тёплые груди на плечи, как уже бывало ранее. Потом едва ощутимый поцелуй в мои спутанные волосы. А дальше... Дальше возможно всё, что угодно. Ну же...

Резкий рывок рукой за волосы назад едва не сбросил меня со стула. От боли и неожиданности я оторопел.
- Джессика!!! В чём дело?!!
Она, не выпуская моих волос из железной хватки своих пальцев, повернула мою голову к себе. Боже! Жуткий, прожигающий ненавистью взгляд тёмных, полыхающих малахитовыми огоньками, инфернальных очей.
- Ну, здравствуй, мой ветреный неверный автор!
В мерцании монитора блеснуло лезвие ножа. Ледяная острота стали коснулась моего горла, и медленно поползла вниз, к ложбинке между ключиц.
- Осторожнее, мой милый! Не дёргайся, иначе больно станет раньше времени.
- Что ты хочешь?! Чего тебе от меня надо? - взвизгнул я.
- Странный вопрос! - ответила она прямо мне в ухо. - Ты отрёкся от меня, своей Музы, и обрёк меня на смерть. Уж коли так, почему бы не прихватить с собой и твою жизнь? Думаю, плата будет вполне равноценна.
- Ты же сказала, что тебе всегда есть к кому уйти! - попытался парировать я.
- Не всё так просто, Серёженька! Других много, но ты - один. Ты же знаешь, как я умею любить. Но в неменьшей степени умею и ненавидеть. Тебе нечего мне сказать?
- В чём я виноват?
Она рассмеялась, коротко и зло.
- Я же всё знаю, мой милый! Кого ты избрал себе в Музы? Неуравновешенных романтичных девочек? Умудрённых жизнью женщин, пишущих в кратких промежутках между работой и бытом? Или был кто-то ещё, пока я отсутствовала?
Острое лезвие поползло ниже, ещё ниже, и остановилось на левой стороне груди, как раз под сердцем.
- Ты просто сумасшедшая... - прошептал я, примороженный к стулу животным ужасом.
- Ничуть не более чем ты сам.
- Ты только мираж, тебя нет, ты не существуешь!
- Неужели? Тебе ли, матёрому алкоголику с безудержным воображением, не знать, что иллюзия бывает куда достовернее любой реальности?
- Ты хочешь сделать меня своим рабом? - через силу выдавил я. - А как же свобода выбора, Джесси?
- Ты захотел свободы? И много ли ты написал без меня, пока наслаждался свободой? Несколько хилых стихожаб и всё? Подумай сам! А вот сделать тебя моим покорным рабом... Это прекрасная мысль, спасибо за гениальную идею!

Она медленно убрала нож, слегка царапнув им мою кожу. Зато невесть откуда взявшийся кнут упёрся мне под подбородок.
- Твори, мой милый умненький мальчик! Не бойся, я рядом. Я всегда подскажу тебе, как лучше.
Она поцеловала меня в висок. "Ты не Джессика! Это не её запах, не её губы, ты - оборотень, самозванка!" - пронеслось искрой в моём мозгу. Я резко развернулся и прыгнул прямо на неё. Стул грохнулся на паркет, ходуном заходил монитор. Короткий резкий удар в рёбра заставил меня переломиться пополам. Кашляя, я упал на колени.
- Что ещё за фокусы, мой дорогой? - притворно участливо спросила моя мучительница. Нога в латексном ботфорте пригнула мою голову к полу. - Это бунт?
- Будь ты проклята! - сквозь кашель прохрипел я. - Убери копыто, дьяволица!
- Поклянись мне в верности, любимый!
"Ага, сейчас - как бы не так! Поганая извращенка!" Я схватил её за второй сапог и изо всех сил рванул на себя. Тело рухнуло на пол, я прыжком вскочил ей на живот и со всей дури ударил кулаком в лицо. Ещё! Ещё! Что бы ты не смогла подняться, тварь! Она дёрнулась и затихла. Я отстегнул от её пояса ножны с ножом и в изнеможении присел на кровать. Это точно была не Джесси - её я узнал бы непременно. Тогда кто ты, бешеная ночная маньячка?
В полутьме, освещаемой лишь мерцающим монитором, нож выглядел просто зловеще. Странная форма, у боевых ножей такой не бывает. Самый настоящий нож для ритуальных жертвоприношений - другого применения для него и придумать было нельзя. В приливе рукоятки - чёрный огранённый камень...

- Мммм...
Тело завозилось на полу, размазывая тёмную жижу, вовсе не похожую на человеческую кровь. Если моя Джесси была во всех ощущениях для меня как настоящая женщина, то и кровь бы мне виделась живая, человеческая. Но теперь...
Я не знал, что мне сделать: всадить ей в грудь её же оружие, бежать, или выпытать у этого монстра истинное имя.
- Лежи, не рыпайся! - сквозь зубы предупредил я, пихнув в лицо босой ступнёй. - И молча лежи, пока тебя не спросят!
Нога измазалась в густой и липкой дряни, похожей на смолу. Я отёр её о живот "визитёрши", затем стащил с её бёдер кожаный пояс и, рывком перевернув тело, туго стянул руки за спиной. Так-то лучше. Теперь можно и допросить с пристрастием.

- Можешь перевернуться на спину. Начинаем увлекательную викторину по типу "вопрос-ответ". Рекомендую быть предельно откровенной, тогда выиграешь себе жизнь. Может быть.
Я оседлал ей ноги, чтобы не дать возможности выкинуть ещё какой-нибудь фортель. Остриё ножа направил точь-в-точь туда же, куда направляла его она - прямиком в сердце.
- Вопрос номер один - назови своё истинное имя!
- Меня зовут Джессика!
- Ответ не принят! - лезвие погрузилось на пару миллиметров в тело. - Каждый раз, когда ты будешь врать, нож будет входить глубже. Откуда ты знаешь Джесси и всё о нас с ней?
- Но это моё истинное имя! Твоя Джесси - моя родная сестра, а я её отражение, её близнец, твоя Чёрная Муза! И я убила твою Джесси, чтобы стать ею!
- Врёшь, гадина! - я не хотел верить услышанному. - Врёшь! Моя Джесси жива, это я её оставил и предал, но она вернётся!
- Можешь добить меня, но от этого ничего не изменится - я убила её! Убила из ревности к тебе, эту паршивую счастливую неудачницу! Её больше нет, есть только я - твоя новая Джессика. И ты теперь убьёшь меня? Никакая муза не сможет любить тебя так, как я - только оставь мне жизнь, и я докажу тебе это!
Я взвыл, словно раненый зверь - она отняла у меня мою Джесси, мою славную Джесси, девочку мою, мою Музу...
- Это тебе за Джесси!
Нож с лёгкостью, словно в масло, вошёл между рёбрами. Она вздрогнула и вытянулась. Губы прошептали последним выдохом:
- Ты ещё вспомнишь меня, Серёжа...

Я поднялся, меня мелко и противно трясло. Не покидало ощущение, что это адское создание вот-вот оживёт, и всё повторится. Но она лежала неподвижно, вытянувшись на полу, как поверженная статуя. Она была, несомненно, красива, но в ней не было того, что было в моей погибшей Джессике - живого человеческого тепла. "Надо развязать ей руки" - почему-то подумалось мне. Опустившись на колени, я повернул труп Чёрной Музы набок и расстегнул ремень, которым спутал её. И совершил глупейшую ошибку. Едва я положил её снова на спину, Чёрная, в долю секунды согнувшись с невероятной ловкостью, ударила меня лбом точно в переносицу. Я рухнул навзничь, потолок завертелся вместе с люстрой вкруговую, словно детская карусель.

- А ты ещё наивнее, чем я полагала! - сказала она, стоя надо мной с ножом в груди. - Это у твоей Джесси было сердце. А у меня его нет, и не было от рождения. Она так легко умерла, жаль, что ты не смог этого увидеть.
Я содрогнулся, увидев, как она вытаскивает из своего тела нож. Края раны сомкнулись, не оставив никакого следа. Исчезали и пятна чёрной крови с её лица, таяли и потёки на полу.
- И всё же, ты достойно вёл себя, Серёжа - надо отдать тебе должное. - она тряхнула волосами. - Не всякий отважился бы так со мной обращаться. Просто я сегодня несколько не в духе, надо было бы начать с другого, - она обнажила прекрасной формы бюст. - Покойная сестрёнка была довольно болтлива, обмолвилась, что ты неплох в постели. Как я тебе?
- Пропади ты пропадом, паскуда... - простонал я с пола. - Тебе никогда с Джесси не сравниться!
- Неужели? А если так? - она расстегнула юбку и бросила на кровать. - Посмотри! Неужели я хуже? Или ты не можешь?
"Дрянь, дрянь, дрянь..." - крутилось вслед за головокружением в моём мозгу. "Бьёшь во всех смыслах ниже пояса, сволочь..." Она колыхнула грудями, провела ладонями по бёдрам, потом вверх... Подвох, в каждом твоём движении подлая уловка и подвох!
- Я же вижу, Серёжа, ты хочешь меня, уже против собственной воли хочешь! - она откровенно издевалась надо мной. - Я ведь могу дать тебе куда больше, чем моя глупая сестра! Достаточно сказать "да", и ты получишь и меня и творческое вдохновение! Только одно твоё слово...
- Сука! Я больше ничего не стану писать! - я прыгнул вперёд, стараясь ударить её головой в живот - откуда только взялись силы?
- И ты снова проиграл! - она стала полупрозрачной, моя голова не встретила ничего, кроме лакированной дверцы шкафа. Я успел только почувствовать, как лопается кожа на голове, расходясь от удара, и услышать её голос:
- Зря, Серёженька! Мы были бы такой неплохой парой - ты и я. До свидания - не "прощай!"
"Не прощу" - подумал я, теряя сознание...

*********
- Таааак. Всё не так плохо, - резкий свет всех трёх ламп люстры в глаза. Надо мной врач "Скорой". - Не тошнит, нет? Не мутит даже? Голова не кружится? Кружится, всё-таки? Болит? Ничего страшного - небольшое сотрясение. Что ж ты, герой, шкаф бодаешь? Давно пьём? Да нет, алкоголем не пахнет. Странно, если не "делириум тременс"... Пыхаешь, нюхаешь, колешься?
- Нет...
- Всё, зашили тебя уже - немного кожа разошлась. Чёрта увидел в шкафу, что ли?
- Да нет. Хуже - "бывшую" свою.
"Бывшую". Этот монстр ещё вернётся, может, и не раз. Не зарекайся, Серый!
- Вроде, соображаешь - спецбригаду вызывать не будем. Но видно сразу - нервное истощение. Интернетчик?
- Креативщик.
- Понятно. Сам на кровать переползёшь?
- Попробую. - глаза врача и его лицо показались до неприятности знакомыми: глаза серые, будто стальные, острые, глядящие прямо внутрь меня. Острые, режущие, точно ланцеты, пронизывающие насквозь. Боже мой, где я мог видеть твои глаза, док? Я вспомнил! Теперь ты пришёл за мной?
Он посмотрел на меня пристально, будто оценивая. Вздохнул:
- Колите, Лилечка!
- Нееееет! Только не она!!!!
Глаза медсестры полыхали малахитовыми отсветами, точь-в-точь, как у моей ночной незваной гостьи. И то же лицо, страшное своей нетутошней, потусторонней красотой, склонившееся над моим...
- Руки ему держите, Лиля! Вот так!
Игла шприца вошла под кожу.
- Вот так, боец. Сейчас поспишь, и всё пройдёт.

********
Я чувствую Её руку на моём лбу, отирающую пот, выступивший в ночном кошмаре. Я даже не знаю, сколько я спал и спал ли вообще, мне показалось, что эта ночь никогда не закончится.
- Ты давно здесь? Когда приехала?
- Вчера ещё, вечером. Ты спал, Серёжка. Мне такую жуть про тебя рассказали - разве так можно?
- Прости, что напугал... Всё тело болит, точно меня били целой толпой.
- Тебе надо спать сейчас - просто ты очень устал и перенервничал.
Она присела рядом со мной на кровать, печально вздохнув. Я повернулся к Ней лицом и взял Её за руку.
- Ты холодный, как ледышка! - Она зябко подёрнула плечом.
- Мне надо умыться - я весь взмок, и теперь мёрзну. Я сейчас.
Я поднялся, чуть качнувшись от слабости в ногах, и протопал в ванную. Взглянул в зеркало. Мертвенно бледное лицо страшно уставшего человека, с чернотой подглазий. "Почти как череп, так запали глаза..." - подумал я "на автомате", глядя на отражение. И только тогда ощутил несильную боль, будто от неглубокого пореза или ссадины, чуть пониже сердца. Всё же это не было только ночным явлением привидений - длинная царапина на коже между рёбрами. На руке - след от укола. Свежий шрам на голове. Вы были здесь, Чёрная Муза и Сероглазый Доктор - мои самые жуткие кошмары на всю оставшуюся жизнь.

Вернувшись в комнату, я сел рядом с Ней, прямо напротив. Только не плачь, очень Тебя прошу! У Тебя ведь такие красивые глаза!
- У меня к Тебе большая просьба. - я обдумывал это давно, но не знал, как сказать. - Стань моей Музой!
- Какой же ты всё-таки смешной, Серёжа! Ты обещал бросить свою писанину - сам же говорил.
- Ради Тебя - всё, что захочешь!
- Я знаю, ты всё равно будешь. Без сочинительства ты не сможешь уже. Хорошо - я стану твоей Музой, хотя и не знаю, каково это - быть Музой. Только пока не называй меня по имени, ладно? Всему свой срок.
- Пусть так и будет. - согласился я. - Спасибо Тебе!
- Не за что. И не пугай меня так больше, Серёжа! Чтобы я не ушла, испугавшись. Ведь Музу потерять легко - ты теперь это понимаешь.
Я понимаю. Теперь точно знаю. И не предам Тебя.
Я заметил, как Она едва уловимо чуть улыбнулась в темноте...



© Peccator 22.01.2007
Peccator вне форума   Ответить с цитированием
Реклама
Старый 25.04.2007, 10:36   #2
стихирург и прозектолог
Модератор
 
Регистрация: 16.04.2007
Сообщений: 1,345
"графоманский бред", фигасе! как бы не так! это - Творчество
treplo вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.04.2007, 19:00   #3
Независимый одиночка
 
Регистрация: 10.04.2007
Сообщений: 403

Как же приятно видеть снова Джесську...
Дингер вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.06.2007, 07:05   #4
...*)<|^~^|>(*...
 
Аватар для cyan
 
Регистрация: 20.04.2007
Адрес: с другой стороны монитора
Сообщений: 1,703
не бред это точно.
а Черной музе советую отрезать голову - может, поможет?
cyan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.06.2007, 08:49   #5
тощий злюка
 
Аватар для Peccator
 
Регистрация: 10.04.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 7,354
Записей в дневнике: 34
treplo,
cyan,
Дык,никто ж не верит,что это моё,да ещё и написанное в "никаком" бодунном состоянии.Только "их сиятельство" подредактировали,и то,после первой публикации...
Peccator вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.10.2013, 11:57   #6
На обследовании
 
Регистрация: 08.10.2013
Адрес: Курск
Сообщений: 90
Записей в дневнике: 1

Re: ДЖЕССИКА ФОРЕВА!!! чч1и2


не дождался координат в личку, пришел с работы и нашел сам. Пек, повторюсь, Вы - молодец. Пошел читать другие Ваши расказы
KalT вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Реклама

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 00:14. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet Rambler's Top100