Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Наши пациенты > Палата N5 : Прозаики

Палата N5 : Прозаики Ничто так не развивает творческий почерк, как автографы.



Ответ
 
Опции темы

Тайны немадридского дворика

Старый 28.06.2021, 15:28   #1
deep diver
Модератор
 
Аватар для Ариадна Радосаф
 
Регистрация: 18.11.2008
Сообщений: 4,114

Тайны немадридского дворика


Из цикла рассказов «ПУТЕШЕСТВЕННИК»


Тайны немадридского дворика

О том, как я очутился в этом сумасшедшем городе, я всегда вспоминаю с восторгом.
Сначала была дорога. Серпантин вился и убегал вдоль обрыва, то нависая над виноградниками, то прижимаясь вплотную к скалам, шмыгая за повороты и оставляя позади вереницы гудящих машин. Потом автобус вплыл на набережную Амальфи и затормозил рядом с причалом, не уступая в вальяжной грации туристическим катерам и белоснежным яхтам.
За площадью громоздились горы, где-то в вышине виднелись руины аббатства и старое кладбище, улицы ползли наверх, теряясь в многочисленных арках и лестничных переходах. А под самыми облаками, в скальных нагромождениях притаился «царь горы» - огромный зверь, поросший лесом, жмурящийся спросонья и вечно готовый к прыжку – потом я узнал, что кое-кто из местных называет его «амальфитанским львом» и втайне просит у хозяина города поддержки и удачи. Но таких жителей, по правде сказать, было совсем немного – раз, два и обчёлся – да еще я, чужак, стрейнджер, с порога заметивший эту городскую доминанту и даже сделавший легкий поклон в ее сторону.
Чтобы попасть в отель, пришлось преодолеть семьдесят две ступени, зато выйдя на балкон, я присвистнул от неожиданности. Огромная терраса находилась почти вровень с куполом городского собора, и прямо напротив меня замер большой, позеленевший от времени колокол. Я представил себе, что рано или поздно он ударит, и содрогнулся.
Справа синело море, внизу, по вьющейся с причала улочке, спешили туристы, вынужденные без конца прижиматься к стенам и пропускать смешные трехколесные грузовички, поднимавшие в гору полосатые дыни, тонны перца, благоухающих персиков и надувавших алые дольки томатов. Толпа беспечно орала, но здесь, на моем огромном балконе с шезлонгом и тентом, было относительно спокойно. Я долго наблюдал за плотной струйкой текущего вверх туристического люда с камерами и рюкзаками, пытаясь распознать среди них местных, но потерпел фиаско. Кроме торговцев, притаившихся за пестрыми лотками, не было никого, кто не сошел бы с круизного лайнера или не спустился из висящих над узкими улицами мини-отелей. Сам лайнер, не поместившийся в порту, маячил поодаль на приколе.
«Да где же они, попрятались, что ли? Ведут ночную жизнь, ходят сквозь стены?» – подумал я и посмотрел на горного льва, который, к слову сказать, сидел теперь гораздо ближе ко мне и жмурился намного выразительнее. Пожалуй, он больше напоминал кота-пройдоху, который все про всех знает и, похмыкивая, крепко держит в лапах порядок в бестолковой семье.
Семьдесят две ступени вниз – и я в полной эйфории влился в поток круизников, после чего потёк вместе с ним вверх по главной улице, шарахаясь от мотоциклов и, чтобы не попасть под колеса, укрываясь в сувенирных лавках.
Городок оказался совсем небольшим, и вскоре я обошел все достопримечательности. На главной площади расположился удивительной красоты собор, перед которым сосредоточилась культурная жизнь: продавались билеты, сидел консультант с микрофоном, играл уличный оркестрик, под тентами многочисленных кафе сновали официанты. Поднявшись по очередным ступеням (кажется, их было около пятидесяти), я оказался в прохладном полумраке, побродил среди старинных икон, осмотрел клуатр, сфотографировал из-под арки летящую в небо изящную колокольню, потом спустился в крипту. Хранящиеся здесь мощи святого Андреа были надежно укрыты от посторонних глаз, но прохлада и торжественность сделали свое дело: я явно ощутил чье-то присутствие, и оно отличалось от суетливой толкотни туристов. Скорее напоминало внимательный тихий взгляд, успокаивающее прикосновение взрослого к высунувшейся из коляски голове малыша. Я подумал, что надо бы попросить о чем-нибудь, загадать желание, но стушевался, остановленный мыслью, что бесконечные просьбы утомили святого и он их давно не слышит.
После собора ноги вновь повели наверх, и вскоре я понял, что местные жители все-таки существуют, а их жизнь с этой минуты становится для меня магнитом, тайной, к которой почему-то очень хочется приобщиться, а по возможности разгадать.
На пятачке, очевидно тоже считавшемся площадью, обнаружился фонтан. Раньше мне не случалось видеть ничего подобного – из каменного резервуара с водой поднимались покрытые илом склоны холмов, на них лепились дома и хозяйственные постройки, тут же паслись стада овец, бегали крошечные собаки и ютились миниатюрные человечки – те самые аборигены, которых мне не хватало на реальных улицах… Вглядевшись внимательнее, я заметил, что некоторые овцы, пара собак и с десяток жителей находятся под водой вместе с домами, скамейками и деревьями. Вода над их головами журчала и струилась, отчего этот странный город выглядел совершенно фантастическим и настойчиво звал в свои лабиринты.
Напившись и наполнив пластиковую бутылку, я двинулся дальше, вверх по той же улице, и минут через пять был вознагражден новым сюрпризом. Улица убегала в горы, ныряя в арку, поддерживающую красный приземистый дом, к которому, словно к скале, прилепился еще один кукольный город. Он, как и его близнец из фонтана, пытался копировать затейливую архитектуру Амальфи, Позитано, Чинкве-Терре и других термитников, усеявших западное побережье «итальянского сапога». Искусство создания «презЕпе», рождественских вертепов, давно шагнуло здесь от изображения пещеры со святым семейством в гущу повседневной жизни. Мастера соревновались в реалистичности и плотной заселенности этих удивительных мирков со своими драмами и мистериями.
В городке у Красного Дома горел свет, окна манили теплом, жители занимались во дворах своими делами, и впечатление, что кукольный народ живет самостоятельной жизнью, многократно усиливали наступившие сумерки.
Оказывается, я долго гулял, пора было подумать об ужине. Вспомнив, что сбоку от фонтана спряталось мини-кафе на пару столиков, я повернул назад.
Хозяина звали Андреа. Я узнал потом, что добрую половину мальчиков называли здесь этим именем – в честь святого покровителя города. Разумеется, мы разговорились. Мой упорно изучаемый итальянский вкупе со школьным английским собеседника всегда давали неплохие результаты. И к тому моменту, как огромная пицца из дровяной печи, огненная, с обгорелым краем и тонким подарочным хрустом, закончилась, он уже доложил, что все миниатюрные постройки создал один человек - мастер презепе, по имени - да, вы угадали, синьор, тоже Андреа! - который, к слову сказать, жил в Красном Доме, как раз над крышами и светящимися окнами города лилипутов. Местные с необычайной серьезностью относились к его работам, и хотя мало кто признался бы в этом, но все аборигены, проходя мимо, отыскивали глазами своих двойников – а фигурки и впрямь отличались большим портретным сходством с реальными прототипами – и успокоенно улыбались, если те пребывали на своих местах. Хозяин кафе говорил и говорил. Я узнал, что мастер Андреа – человек непростой, обладающий, как думали в городе, некими сверх-способностями.
- Недаром он недавно переместил овечку синьоры Джулии под воду… Овечка-то и правда вскоре умерла. Под водой ведь находятся именно те, кто уже покинул этот мир: и старый Карло, и Джулиано, и его жена Лидия… Мастер как будто заранее все знает, а откуда - одному богу известно...
Тезка жестикулировал и закатывал глаза, он вероятно рассказывал все это не в первый раз, и процесс доставлял мужику явное удовольствие.
- А вот эти, - мой собеседник подошел вплотную к фонтану и указал на трех человечков, сидящих на зеленых вершинах холмов, - задержались во времени. Такой момент наступил - то ли опасность близко, то ли наоборот, счастье, непонятно пока... Мастер Андреа всегда чувствует, когда у людей что-то меняется, а вот что за изменения – нет, этого не знает. Но если он что-то такое почувствует, сразу перемещает куклу на холмы… Говорит, для бога нет тайн, а бог всегда найдет способ дать человеку шанс - лишь бы тот сам захотел.
- Значит он богу помогает, ваш мастер Андреа?
-Ну, можно, наверное, сказать и так. Скорее, людям. Знаете, сколько местных каждый день мимо фонтана проходит? Вот то-то. Не зря, наверное…
Возвращаясь, я вновь не увидел ни одного аборигена, по улочкам спешили лишь возвращавшиеся на лайнер туристы.
«Ну и какими же тайными тропами они все идут к этому чудо-фонтану? - подумал я. – Две с половиной улицы, где одни иностранцы…»
Раз, два, три, четыре… Считать ступени становилось вредной привычкой. Вторую пиццу я забрал с собой, ибо терраса располагала к неторопливым поздним посиделкам со стаканом вина и закусками. Два невероятно больших лимона и полосатая дынька составили ей приятную компанию.
В тот же вечер я познакомился с Медеей. Но сначала ударил колокол. Слушая его потом ежедневно, я так и не смог разобраться, в какое время суток звонарю положено выходить на работу. Иногда он начинал свой день в семь утра, иногда – без четверти девять или в половине десятого… Случалось, колокол звонил, приветствуя заходящий в порт круизный лайнер. Провожая корабль, городок устраивал пышный салют под привычные громовые удары, несущиеся с колокольни.
Но в тот первый раз, едва я расположился за круглым столиком со своей дыней, святой Андреа вжарил так, что я, будучи неверующим, непроизвольно перекрестился. Была еще одна тонкость. Внизу, на втором этаже, жил пес, который, как и я, имел в душе очевидные сомнения относительно бога. Рискну даже предположить, что он был воинствующим атеистом. И едва по городу разносился первый удар колокола, этот антирелигиозный фанатик выскакивал на балкон, заливаясь свирепым лаем.
Оправившись от первого потрясения, я заткнул уши и начал трапезу.
Ариадна Радосаф вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.06.2021, 15:29   #2
deep diver
Модератор
 
Аватар для Ариадна Радосаф
 
Регистрация: 18.11.2008
Сообщений: 4,114

Re: Тайны немадридского дворика


-Джамелиииииииина! – женский голос был низким и красивым. – А-а, а-а, а-ааааааа… аааааааа… Ave… Aaaaave… Mariii-iiiii-aaaaa…
Боже, она пела! Распевалась, словно не слышала ни мощного баритона святого Андреа, ни бесноватого лая снизу… И при этом еще звала какую-то Джамелину!
И тут я вдруг увидел эту Джамелину – быстроглазая девчонка с хитрой улыбкой пряталась от певицы под балконом с лающей псиной и безудержно болтала по телефону, изредка испуганно выглядывая и заливаясь сдавленным смехом. Мне тоже стало смешно. Женщина повернулась в мою сторону, и я на секунду ослеп от ее потрясающей, но, увы, былой красоты. Возможно, ей уже стукнуло шестьдесят. Стройная фигура, темная волна густых волос, глаза, в которых когда-то бушевал огонь, и легкая улыбка, придающая лицу неправильность и насмешливое обаяние... Наши дома были совсем рядом, и я быстро указал синьоре на спрятавшуюся внизу Джамелину, выдавая нахалку с головой. Однако красавица как будто ничего не заметила и снова запела.
- Она вас не видит, - сообщила шепотом хозяйка отеля, убиравшая слева от меня обширную открытую террасу со столиками – там располагалось кафе, где накрывали завтраки для постояльцев. – Слепая. Уже пять лет тут живет, одна на улицу не выходит, только с Джамелиной – это ее племянница. Но ту ведь не дозовешься…
- А что случилось?
- Катастрофа, - коротко ответила хозяйка, видимо, не желая особо распространяться. – Муж погиб, она ослепла. Ее Медея зовут.
Когда колокол святого Андреа наконец замолчал, а пес убрался в свою квартиру, я все-таки заговорил с соседкой и наябедничал на девчонку, которая, решив, что про нее забыли, поспешила смыться.
Синьора Медея и впрямь оказалась бывшей оперной дивой. В тот первый вечер мы говорили недолго, но разошлись, испытывая симпатию друг к другу, хотя, должен сказать, что обычно устаю от людей и через десять минут общения начинаю искать благовидный предлог для того, чтоб ретироваться и не начать тихо ненавидеть собеседника.
На следующий день я поехал в Позитано и вернулся когда уже стемнело. Городок мне не понравился, я не нашел там ничего интересного, кроме растиражированного открыточного вида. Может, просто не повезло ощутить уют и отклик нового места, может, мысли уже были заняты начатым рассказом об Амальфи, но приехал я усталым и разочарованным. Тем приятнее было вновь очутиться на своем высоком третьем этаже и расслабленно наблюдать за жизнью ближайшего окружения.
В этот день Медея рассказала о себе чуть больше. Сцена, роли – это было главным. Я немного узнал о том, что с нею происходило, гораздо больше – о том, о чем она думала, какой была раньше и как изменилась к моменту нашего знакомства. Мы вели разговор по душам, и я сам удивлялся, насколько легко он мне дается.
- Знаешь, зачем мне нужна была вчера Джамелина? Мне надо сходить в собор. Лестница крутая, боюсь шею сломать…
- Зачем? – удивился я, - вот ведь он, рядом. Вы можете молиться, не сходя с террасы…
- Ничего ты не понимаешь, - рассмеялась Медея, - у меня разговор есть к святому Андреа. Одно деликатное дело. В крипту тоже сама не спущусь, надо, чтоб кто-то за руку держал. А раньше так носилась… Как заведенная!
На следующее утро, едва грянул благовест, мы с полоумным Уго (я уже знал, как зовут пса) покинули теплые постели и потянулись наружу: я – с чашкой кофе, он – с душераздирающим лаем.
Медея тоже выглянула, чем я и рискнул воспользоваться.
- Синьора, не желаете ли прогуляться до собора?
Она улыбнулась.


Дни текли незаметно. Я побывал на Капри, съездил по головокружительной дороге в Сорренто, весь как будто пропитался синевой моря и даже ночью мне снилось, что я плаваю в солнечной соленой воде.
Вечера были скрашены темным вином и неторопливыми беседами с Медеей. Пару раз я разговаривал с сыновьями хозяйки отеля, которые участвовали в семейном бизнесе – один целый день сидел за компьютером, а другой развозил на трехколесном тук-туке багаж приезжающих и уезжающих постояльцев. Иногда ходил в пиццерию Андреа да еще перекинулся как-то парой слов с Джамелиной, утвердивших меня в подозрении, что ее эмоциональный багаж едва ли дотягивает до уровня Уго, а об интеллекте, общаясь с иными подростками, лучше просто не вспоминать. Однако именно девчонка помогла мне понять кое-что важное.
Однажды я услышал (попробовали бы вы не услышать в этой толкучке домов и террас!), как Медея дает ей поручение подняться на городское кладбище и отнести цветы на чью-то могилу. Я не оговорился, на кладбище вели 460 высоких ступеней, а ночью над ним горел большой крест из электрических ламп, парящий над городом примерно на той же высоте, где сидел, улыбаясь, амальфитанский лев. Кому предназначались цветы, я не знал, но посетить такое оригинальное кладбище был непрочь и поэтому напросился в спутники к Джамелине. Я был уверен, что мы вновь пойдем хорошо освоенным мною маршрутом – по главной улице, но девчонка свернула в первый же арочный переход, потом в другой, спустилась на закрытую со всех сторон темноватую, похожую на внутренний двор площадь и побежала по едва заметной узенькой лестнице, которая вилась и вилась, пока не вывела нас к затерянному и наглухо закрытому кинотеатру, а после - резко вильнула вверх. Оттуда, собственно, и начался отсчет четырехсот шестидесяти ступеней, по которым следовало подниматься к кладбищу. На этих лестничных пролетах, в прохладных туннелях и извилистых ходах я неожиданно обнаружил почти все местное население Амальфи, отсутствующее на главных улицах. Люди сновали внутри города, как трудолюбивые термиты, и я понял, каким образом они могут выныривать у фонтана и исчезать вновь в таинственном подполье.
Сверху был хорошо виден город, и даже моя просторная терраса. А на своей стояла Медея и как будто смотрела в нашу сторону.


Порой я загорал в шезлонге и сильно обгорел однажды, заснув после длительного плавания и немудреного обеда.
Сон, который мне тогда снился, я вспоминал потом как посланный кем-то предупреждающий знак. Кажется, прежде чем задремать, я поджидал свою соседку, потому что уже понял, что именно с этой итальянской синьорой без труда нахожу общий язык - однажды я даже обсуждал с ней сюжет нового рассказа, и оба мы очень смеялись. Наконец она появилась, но настолько странным образом, что даже я, переставший в в этом городе чему-либо удивляться, чуть не свалился с балкона. Медея пришла с улицы, легко поднявшись по несуществующей в реале лестнице без перил, якобы ведущей из двора сразу на третий этаж, взяла в комнате корзинку для фруктов, бросила в нее кошелек и спустилась обратно тем же путем. Шла она вполне уверенно, и я никак не мог разрешить для себя вопрос, видит моя синьора или нет. Вскочив на ноги, я высунулся и стал наблюдать за ней. Слепая бодро двигалась своим маршрутом, причем не утруждаясь лавированием среди туристов, грузовиков и мотоциклов. Медея продолжала идти будто сквозь стены домов, ныряя под арки и скользя по лестницам, которые вели иногда с тротуара на крышу или вообще исчезали под землей. Приглядевшись, я увидел и других пешеходов. Кто-то из них тащил мешки и корзины, двое парней волокли длинную стремянку, а совсем недалеко от нашего дворика, по крышам тратторий и джелатерий прогуливались мамаши чуть постарше Джамелины, толкая перед собой коляски с детьми.
«Ну я, собственно, так и думал, - хмыкнул глуповатый, частично бодрствующий внутренний голос, - здесь просто другие правила пешеходного движения…»
Во сне я передвинул свой шезлонг поглубже, спрятав его в тень зонта, и уселся, размышляя об увиденном. В этот момент негромкий звук со стороны соседской террасы привлек мое внимание. С улицы тем же путем, каким давеча удалилась Медея, вдруг поднялся сумрачный незнакомец в бесформенной куртке с капюшоном, надвинутым на глаза. Воровато оглядевшись, он вошел в квартиру, после чего все стихло. Я хотел немедленно задержать маньяка (а кто же еще это мог быть?), но почему-то оказался неспособным двинуться с места, словно окаменел. Вскоре визитер появился вновь, пряча что-то под курткой, прыжками спустился по стене и исчез.


-Джамелииииииина! – дежурный вопль Медеи прозвучал почти деликатно, я говорил, что собираюсь вздремнуть, и, очевидно, она боялась меня разбудить. Но тут все равно включился колокол святого Андреа, на балкон, вереща, выпрыгнул Уго, а на приколе коротко гикнул круизный лайнер, предупреждая опоздавших, что комедия - финита и если что, его скоро будет не догнать.
Я вскочил на ноги, дыша после своего мирного сна как гончая на охоте, и поблагодарил бога, что соседка меня не видит.
-Тащи вино, - сказала она как ни в чем не бывало, - хочу угостить тебя пастой с трюфелями. К тому же, Джамелина обещала принести десерт от Ванессы.
А когда я придвинул столик вплотную к перилам и оказался буквально в шаге от ее террасы, заключила:
- На, держи тарелку, вот бокалы, наливай скорее… Allorа, сейчас начнется салют…

И разверзлись выси небесные.
Сумеречное небо еще не почернело, стало лишь темно-синим, а отсветы ушедшего за горизонт солнца окрасили море в розовый цвет.
Полчаса грохотало прямо над головой, отчего расцветавшие наверху хризантемы фейерверков казались нереально огромными. В какой-то момент до меня дошло, что Медея не видит салюта, хотя голова ее была запрокинута, словно женщина так же как все, смотрела на небо. Она слушала его и улыбалась.
«Наверное, просила святого Андреа вернуть ей зрение», - подумалось мне.
На удивление, Джамелина принесла десерт. Это были корзиночки с кремом и земляникой. Свежие, от Ванессы, что торговала на набережной. Круизный лайнер, который все еще топтался на выходе из порта, взревел напоследок и нехотя уполз из волшебного города счастья в розовое море. Я достал из холодильника новую бутылку вина. Жизнь определенно удалась.
Ариадна Радосаф вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.06.2021, 15:30   #3
deep diver
Модератор
 
Аватар для Ариадна Радосаф
 
Регистрация: 18.11.2008
Сообщений: 4,114

Re: Тайны немадридского дворика


- Так вот, именно поэтому я и решила вернуться в Амальфи. Когда мой Андреа погиб, а я потеряла зрение, то совершенно не могла оставаться в Венеции. Знаешь, там все друг друга знают и наблюдают, чем ты живешь, как себя чувствуешь, в каком настроении пребываешь… А меня там знали все. Правда. Не веришь?
- Верю, Медея. Вас и теперь все знают.
- Ой, не смеши меня. Я купила квартиру в Амальфи, потому что мы были здесь счастливы целый месяц. Наш медовый месяц, понимаешь?
- А в фонтане есть ваш двойник, - сообщил я.
- Ну и что? – она улыбнулась. – Местные и тут следят друг за другом. Только я-то стараюсь об этом не знать. Не слушаю сплетен. Не интересуюсь чужой жизнью. У меня мало близких – только Кьяра, сестра. Да Джамелина вот. Остальные – так, постольку-поскольку…
- Вы жили в городе всего месяц и решили вернуться навсегда?
- Ты не понимаешь. Мы с Андреа были очень счастливы… К тому же, он тут родился. И похоронен тоже здесь, вот на том кладбище, рядом с родителями, - она мотнула головой в сторону горящего креста. - Здесь как будто живет его дух. Знаешь, о чем я просила святого?
Я замер.
- Я просила его вернуть мне любовь.
Удивляться уже не было сил. Мало того, что у меня кружилась голова от изобилия персонажей с именем Андреа и стоило больших усилий их не перепутать, я, наверное, слегка опьянел.
- Вы просили его оживить?
- Дорогой, я еще не выжила из ума! Но ведь душа не умирает, ты согласен? Я просила совсем немного: чтоб душа моего Андреа, как прежде, приходила ко мне. Во сне или... в мыслях. Я стала слабее чувствовать его присутствие, а это грустно, понимаешь? Вообще, очень грустно и скучно жить без любви.
«Mamma mia!» - мысленно воскликнул я, а вслух сказал, - вы верите, что святой может исполнить желание?
- Верю, - ответила она на полном серьезе. – А что особенного? Ну подумай сам, разве удивительно, что я прошу человека, который умер, устроить мне встречу с душой другого человека, который умер? Вот если бы я обращалась с этим к живому, то конечно…
- А кем он был, ваш Андреа?
- Художником. И, знаешь, было что-то такое в его картинах… Они сбывались. Как будто бог ему шептал, что будет.
- Нет тайн для бога, - вспомнилось мне.
- Да, именно так он говорил… А еще - что достает свои сюжеты из воздуха. То ли ворует у всевышнего, то ли просто внимательно слушает.
Когда Медея ушла спать, а я, пересев подальше от ее террасы, закурил, то вдруг заметил, что в пустом темном кафе для постояльцев нашего отеля кто-то есть. Парень сидел ко мне спиной за растением, обвившим решетку, но я был уверен, что разглядел его достаточно хорошо. Это был незнакомец в сером балахоне из моего странного сна.


За три последующих дня я побывал в Равелло, совершил пешую прогулку в Атрани, посетил Минори и Майори, а все оставшееся время провёл на пляже.
На четвертый день я неожиданно проспал экскурсию в Помпеи и в результате остался дома, решив, что лениться иногда вовсе не вредно. Лежа в постели, я слышал, как Медея зовет непутевую племянницу, а позже – собирается с нею на рынок. Еще часок продремав, переместился на балкон и уткнулся в планшетник. Внезапно рядом послышался шорох, и тотчас из квартиры Медеи на террасу вышел тщедушный парень в просторной куртке с надвинутым на глаза капюшоном и почти как в моем недавнем сне перелез через перила и начал спускаться, ловко спрыгнув на балкон Уго, а оттуда – на землю. Сволочной Уго молчал, как прикормленный.
Когда Медея вернулась, я попытался рассказать о происшествии, но она замахала рукой и не стала слушать, а чуть позже вынесла из квартиры старый альбом с фотографиями и поманила меня.
- Вот, гляди. Этот альбом достали из шкафа еще позавчера. Его кто-то смотрел, понимаешь? А вчера я нашла на столе красную розочку. Андреа всегда дарил мне красные розочки. По одной штуке, у меня даже была для них специальная высокая ваза.
- Что вы хотите этим сказать? – изумился я.
- Святой Андреа выполнил мою просьбу.
- Но ведь вы были дома, Медея. Вы не могли не слышать шагов!
- А я слышала… Пыталась с ним разговаривать, но призраки обычно не отвечают.
- Медея… Вы же умная женщина… О розах можно было узнать из альбома. Вот же вы на фото, и цветок в руках… А вот еще…
- Я глупая женщина… Глупая! И мне хочется верить, что розочки дарят тем, кого любят, а не тем, кого хотят обокрасть!
В этот момент она напоминала упрямую девчонку. Понимала, что «призрак Андреа» окажется заурядным вором, почуявшим, что можно чем-нибудь поживиться в квартире бывшей знаменитости, но отчаянно не хотела расставаться с неожиданным, пусть нелепым, утешением, ведь других - в глубине души она это знала - на самом деле не предвиделось...


Внизу тосковала Джамелина. Ей опять предстояло идти на рынок, на сей раз одной.
Я быстро вышел на улицу и окликнул бедолагу.
- Слушай, Джэми, - она, кажется, оценила осовременивание имени, - ты случайно не знаешь такого тощенького парнишку в серой куртке с капюшоном?
Она мотала головой и жевала жвачку.
- Ну такой, знаешь, - подбирая слова, выдавил я, - тынц, тынц! - по стенкам лазает, по балконам прыгает…
- Тони, что ли? – рассмеялась она – Конечно знаю. Он трейсер. Паркуром увлекается. Куда хошь залезет. Клёвый!
- Тони, говоришь? А живет где?
- Сразу за Красным Домом.
- Ты с ним дружишь? В смысле, он – твой парень?
- Неа. Он у нас в классе самый крутой. Даже в фонтане есть, хоть и пацан еще. Больше никого из наших нет, а он есть, - девчонка прыснула и понеслась размахивая сумкой, как будто не могла себя удержать, а я развернулся и быстро пошел в гору по главной улице.
Сверху на меня смотрел амальфитанский лев, одобрительно ухмыляясь.
Подойдя к фонтану, я разыскал фигурки Медеи и отвратительного трейсера Тони. Потом, воровато оглядевшись, переместил их на зеленые холмы. Кроме того, я умудрился стащить с игрушечной Медеи крошечные бусики и засунуть из в карман паркурщика, оставив изрядную часть беззастенчиво болтаться. Стоящие вокруг китайские туристы вежливо улыбались и щелкали фотоаппаратами. Наверное, они думали, что я – автор. Или хранитель фонтана.

А на следующее утро оказалось, что незаметное местное население в курсе, что у синьоры Медеи что-то украли. Или собираются украсть. И главное, кто - предполагаемый воришка. Первой свой вопрос задала хозяйка отеля.
- Медея, тебя что, обокрали? Смотри, будь осторожнее, в фонтане что-то не так.
Другие соседи не отставали.
- Синьора Медея, правда, что Тони украл ваши драгоценности?
- Говорят, вашу квартиру обнесли одноклассники Джамелины… Вы, конечно же, заявили?
- Рагацци совсем очумели… Что спер этот поганый паразит, синьора? - данный вопрос исходил от эмоционального директора школы.
Я сидел в своем шезлонге и наслаждался представлением. Нет, синьора Медея явно ошибалась, что ее тихой жизнью никто не интересуется!
В первый день под нашими балконами прошла вереница сочувствующих и любопытных. На второй день родители отправили Тони в спортивный лагерь, предварительно устроив ему допрос с пристрастием, который прослушали все одноклассники злосчастного трейсера, немедленно собравшись в его дворе. Выяснилось, что драгоценностей певицы из Ла Фениче отпрыск, к счастью для него, так и не нашел, хотя дважды обшарил квартиру. На третий день к Медее заглянул в гости сам пожилой мастер Андреа. Кстати, после этого он стал время от времени заходить на чашку кофе с десертом от Ванессы, но об этом - позже...
А через неделю подошел к концу мой восхитительный отпуск, и я устроил Медее межбалконный прощальный ужин.
- Знаешь, дорогой, - улыбаясь, сказала она, открывая очередную коробку с земляничными пирожными, - а дух моего мужа все равно приходит! Видишь ли, я опять почти каждый день нахожу в вазе новую розочку. Свежую, понимаешь?
- Синьора, это мастер Андреа приносит цветы, я сам видел.
- Неправда! А куда деваются старые?
- Он кидает их на мой балкон. А я подбираю и выбрасываю. Мы с ним в сговоре.
- Но сегодня его не было! А розочка опять появилась! Видишь? Вот, стоит на столе, - и она, протянув руку, осторожно погладила алую розу с шипами.
- Это я, мадам. Я завтра уезжаю.
- Ты не понимаешь! – закричала синьора. - Он еще и разговаривает со мной во сне.
- Призраков не существует!
- Ну хорошо, допустим. Допустим, что их нет и на самом деле я в них не верю. Значит, призраки верят в меня, раз приходят!


Я уже третий год периодически разговариваю с Медеей по скайпу. Разумеется, когда Джамелина соизволит включить компьютер. Мастер Андреа продолжает ходить в гости. Его игрушечный двойник и двойник Медеи безвылазно сидят на зеленых холмах. Их будущее до сих пор туманно. Мастер не может бросить свой кукольный город, ведь свет в нем надо зажигать каждый вечер, а синьора не хочет переезжать в Красный Дом, потому что оттуда, видите ли, нет вида на море (вот скажите, зачем он ей?) и хуже слышен салют…

Время от времени я задаю себе вопрос: а может быть, добрый святой Андреа и впрямь выполнил ее просьбу?



(с) Ариадна Радосаф
Ариадна Радосаф вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.06.2021, 00:14   #4
большая розовая зая
 
Аватар для Ringa
 
Регистрация: 19.08.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 1,220

Re: Тайны немадридского дворика


К вопросу о твоём стихотворном повествовании. Буквально несколько часов назад, увидев сборник Снаружи, я была неприятно удивлена: а где этот сюжет? Веришь - я была убеждена, что это были стихи.
Ringa вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.06.2021, 05:37   #5
deep diver
Модератор
 
Аватар для Ариадна Радосаф
 
Регистрация: 18.11.2008
Сообщений: 4,114

Re: Тайны немадридского дворика


Это тоже с конкурса. Прозы.)) Был здесь, на Неогранке, пару лет назад. Забыла в свое время закинуть в профиль.
Спасибо, Наташ, за отклик.))
Ариадна Радосаф вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.07.2021, 15:00   #6
Старший эпидемиолог
Администратор
 
Аватар для chajka
 
Регистрация: 24.03.2007
Адрес: Israel
Сообщений: 12,924
Записей в дневнике: 8

Re: Тайны немадридского дворика


Странно, что его не было в ПП. Мы же там на конкурсе много обсуждали, помнится. ))

В Палату!
chajka вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.07.2021, 19:47   #7
deep diver
Модератор
 
Аватар для Ариадна Радосаф
 
Регистрация: 18.11.2008
Сообщений: 4,114

Re: Тайны немадридского дворика


Марина, спасибо.)) Извини, что вовремя не запостила в ПП.
Ариадна Радосаф вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 09:25. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet