Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Лечебный корпус > Амбулатория



Ответ
 
Опции темы

Просто мой сон.

Старый 08.11.2011, 03:24   #1
Посетитель
 
Регистрация: 01.11.2011
Адрес: г. Севастополь
Сообщений: 36

Просто мой сон.


Занавес сладкого забытья резко рухнул, словно с огромной силой его что-то очень тревожное оборвало вместе с державшим его хиленьким креплением. Я, пробуждённый, лежал связанный тугими, мокрыми от холодного пота простынями, уставившись в бледный неровный потолок залитой липкой темнотой комнаты немигающим взором. Такая же липкая, несусветно холодная темнота наполняла меня, и она же, но более пугающая, заполнила мой, ещё не до конца всё осознающий, неопытный в этом вопросе мозг. Не знаю, сколько уж меня таким образом душила свалившаяся совершенно достоверная истина, которую я не мог, не имел сил постичь. Это могло бы показаться мне пьяным бредом воспалённого мозга, если бы не полное понимание того, что я- действительно мёртв.
Тем временем комнату неторопливо наполнял собой входящий через растревоженное окно воскресный день. Точнее, его жалкое подобие, состоящее с ним во внебрачном родстве- раннее прозрачное сонное утро- красивый ребёнок случайной сиюминутной любви двух враждебных противоположностей.
Постепенно нарастающий шум просыпающейся улицы, обладающий каким-то своеобразным музыкальным сбивчивым звучанием аритмичного городского сердца, пробивался сквозь недовольные и плотно сжатые ухоженные губы гардин.
Итак, я- мёртв. Умер во сне также тихо, как и жил, не дожив ни до рождения ребёнка, ни до старости, так и не набравшись ума, не совершив для этого нужного числа ошибок,и не достигнув и тридцати. Душа пока ещё не отошла от тела и покоилась в нём- уже холодном, с не отработавшим своего ресурса обездвиженным сердцем, с заиндевелой свернувшейся кровью, но взамен насаждённой извне, наполняющей до отказа, всасывающей в себя и пожирающей всё тёплое, радостное, нежное, солнечное, обжигающе холодной пустотой. Пустотой, близкое и совсем не точное, очень жалкое, не передающее и доли той тяжести, имя которой придумали живущие в миру-тоска. Леденящая тоска, которой никогда уже не суждено согреться. Что ж,теперь далее телу был уготован свой собственный путь: медленное наполнение его синюшным вонючим ядом, раздувающим в прошлом смазливую оболочку до определённого критического предела изнутри, когда цельность её будет нарушена, она брезгливо лопнет, брызнет издевающимся шепчущим смешком и превратится в неимоверно вонючую растекающуюся отвратительно сверкающую склизкую жижу...Всему остальному, называемому душой, дорогой будет остающийся до конца невыясненным,покрытым холодным мраком путь, и этим намного более пугающим, чем путь её носителя. Всё это должно случиться в скором будущем, а пока- я лежу сразу за плотной, не преступной обратно, прозрачной гранью, спутанный мыслями и простынями, в душащем вздох каменном мешке мыслей и комнаты, рядом со своей пахнущей только её неповторимым ароматом, теплом, любовью и жаждой жизни спящей женой.
Она свернувшись в клубок спала на боку спрятавшись от меня под одеялом и отвернувшись лицом к стене. В своих неоспаримых достоинствах и трогательных недостатках она составляла тот самый набор качеств,который и именуется, наверное, совершенством. Она ещё спала и ни о чём не догадывалась,съехавшее и кокетливо приоткрывающее самую малость одеяло вздымалось, замирало на миг и опускалось с милым сопением в такт её мерного дыхания, в такт самой жизни.
Она открыла глаза,повернулась, рассеяно посмотрела на меня зелёными глазами думая о чём-то своём, потянулась, выгнулась и встала, одеяло бесстыдно скользнуло вниз, взгляд зачем-то по привычке последовал за ним и... осёкся своей полной бессмысленностью. Вчера ещё доверчивая неприкрытая нагота вызывала трепетное восхищение, преклонение, желание обнять, защитить, даже спрятать, скрыть, но чистые хрустальные чувства недолговечны и постепенно к ним примешивается и захлёстывает волнующее вожделение, увенчанное звериной первобытной похотью, хищным предвкушением жертвы, как будто размеренные хаотичные повседневные потоки городских улиц железной волей диктатора брошены на главную площадь к крепостной цитадели для совершения прилюдной казни прекрасной невиновной ведьмы под сладострастный вой толпы, которая прибывая и прибывая раздвигала своими потоками вширь и вдоль стены окружающих домов до невероятного свинцового предела, разгорячёно требуя праведного правосудия инквизиции, приказывая безвольному закованному разуму уже кормить громадный ненасытный костёр, низменно диктуя покорить, пометить, поработить, полностью подмять доверившееся, заполнить не принадлежащее собой до отказа и выплеснуть всё накопившееся и рвущееся наружу без остатка, сгореть и сжечь, поставить точку и забыться... А,воскреснув, стать чутким, благодарным, опять нежным и вновь бледно-благородным ... И сытым...Возлежать возле, желая защищать, заботиться, вознаградить...
Вчера...А сегодня взгляд осёкся хмурым бессилием,безучастным безразличием...и Она ничего не заметила, но интуитивно,и слава богу, не потянулась с обычным поцелуем к моим холодным губам. Или это я каким-то невообразимым образом смог уклониться? Где-то надрывно-тягуче хорошо поставленным басом пропел одинокий колокол...И я опять почувствовал, как спину мурашками лижет страх... И совершенно нет никаких сил чтобы обернуться и посмотреть ему прямо в глаза...И под дробь цирковых барабанов, играющих пред совершением особенно виртуозного и головокружительного трюка, или, может, под дробь армейских барабанов, рукоплещущих расстрелу (Кто его знает, откуда исходит этот звук?..) я совершенно неожиданно вдруг понял, что сохранил способность управлять своим мёртвым телом. Странным образом, оно мне подчинялось, хоть и не полностью. Оно могло двигаться, ходить, смотреть, жестикулировать, наверное, танцевать (эх, если б я умел...), лицедействовать, и даже говорить, но было безжизненным, холодным, мёртвым.
Где-то , совсем близко, кружит огромная нетерпеливая стая ворон, уже готовых поживиться свеженькой мертвечиной, лишь ожидающая, когда из неё выйдет моё прозрачное пугало и даст на то разрешение.
Как всё было просто: живу, потом умру; а теперь: умер, но- уйти или остаться?
Мне нужно было решить: уходить сейчас или остаться, пока увядание плоти не будет заметно снаружи. Уходить сейчас в темноту, бросить жену без предупреждения, выйти из тела и встать рядом и смотреть со стороны, как она не сможет меня разбудить запахом завтрака и кофе. Как будет слегка толкать и шептать: "просыпайся". Как коснётся губами моего уха и - застынет. Как будет бить наотмашь по щекам и кричать. Кричать, пока не сорвётся голос...Смотреть как раздражённые врачи скорой помощи будут недолго колдовать над телом,а она-с надеждой ждать, уже точно зная, что чуда не будет. Смотреть как она замрёт без движения, отрешится от мира, не веря всему происходящему. Смотреть, как она замерзает!!! О, боже... Или же остаться, остаться до тех пор, пока безобразное состояние моего тела не станет её пугать. Остаться, наслаждаясь последними днями и её присутствием, оберегая её ещё несколько дней от истины. Или,может,оберегая себя от простого омерзительного страха перед неведомым?
И что ожидает меня там? Безбрежная благодать,частью которой я буду, или быть мне всё пожирающей саранчой, воином апокалипсиса, всадником на облаке, пылать ли мне на солнце и, переплавленным, войти в чрево вновь, чтоб быть каким-нибудь жестянщиком, царём, убийцей, собакой, птицей, бабочкой? Или я уже бабочка, и только сейчас у меня должны появиться крылья? А не появятся ли вместе с крыльями ещё и копыта? Или летать мне неприкаянным вечно в ночи и заглядывать в проёмы не занавешенных окон, иногда пугая редкого зрячего и забавляться этим? А, может, всё это лишь сказка, и дальше- вообще ничего, сказка для того, чтоб не было так страшно и холодно, твори что хочешь и тебе за это ничего не будет? Потому что там вообще ничего не будет? Переродиться и жить, и во сне повторять, как повторяет моя жена:"хочу домой"? Где этот дом? А может, мне самому теперь придётся решать-кем быть дальше? И почему всё время колотит головной болью где-то колокол?.. И на подоконнике вянут цветы... Ах да- нужно же решать...
И я остался... Мы помыли посуду,вышли на улицу и поехали гулять, я купил ей цветы. Такие же мёртвые безжизненные трупы, безразличные, но радующие своей смертью других. Её любимые розы. Съездили в гости к моим родителям (мама сказала, что я осунулся, потому что ничего не ем), от них веяло вполне осязаемым теплом... Потом мы прогулялись по местам детства, по центру города, по тем местам, с которыми было многое связано, где нам так было хорошо. Мы смеялись, радовались, я шутил невпопад, она благосклонно улыбалась и, наверное,была счастлива...
-У тебя холодные руки...замёрз?..и губы...
-Да.
Мы гуляли по набережной,провожали красное вечернее солнце за край моря, с грустью и молчаливым пониманием машущее мне последними своими усталыми лучами. Но всё это время я слышал, я чувствовал всем телом каждое мгновение, каждую отсчитанную хронометрами вселенной секунду, каждую оторванную у вечности минуту, каждый неуклонно к ней же приближающий меня час. Воздух пах началом осени. Я по привычке дышал, но это было мне совершенно не нужно.В душе, внутри меня играл расстроенный орган эмоций нечеловечески красивую, величественную и грустную, тоскливую и тревожную мелодию, звучание которой когда усиливалось, прорываясь душераздирающим воплем, когда- затихало пугливым шёпотом, иногда возносилось сквозь паутину ветвей и безмолвие величавых деревьев, сквозь свет холодных фонарей колокольным звоном к бездонным бесконечным небесам, а когда трепетными струнами озябшей гитары оседало на грязный сырой асфальт или взметало вверх водоворотами цельного симфонического оркестра мусор и гоняло его ветром по извилистым туннелям улиц под полным ликом ущербного ночного светила. Город был заполнен прохожими, но был пуст. Никто ничего не знал, никто ничего не заметил, и от этого мне становилось легче. Никто, кроме времени, которое медленно и совершенно безразлично сталкивало меня с обрыва в вечность. В скрипящих, не смазанных воротах которой меня терпеливо ждала не глухая старуха с косой,а достаточно красивая,весьма юная,но очень бесстрастная и совсем холодная девственница по имени смерть...
(окончание не влезло-следует)
(с) Илья Веселов
Илья Веселов вне форума   Ответить с цитированием
Реклама
Старый 08.11.2011, 03:29   #2
Посетитель
 
Регистрация: 01.11.2011
Адрес: г. Севастополь
Сообщений: 36

Re: Просто мой сон.


Домой вернулись поздно. Она заснула сидя в уютном кресле. В не занавешенное окно заглядывало полупрозрачное любопытное нечто...Её бабушка копошилась на кухне. Ей было за восемьдесят. Мыла ли она за нами посуду, или пила чай- не знаю. Её бабушка копошилась на кухне без света, и когда я вошёл, она медленно обернулась и подходя ко мне шаркающей походкой как-то уж слишком надтреснуто-скрипяще заговорила.На излишне театрально-прискорбном лице
пристальный, немигающий, пронизывающий насквозь взгляд, казалось, бледно горел изнутри удушливым нереальным огнём. Она была самой истиной-возраст позволял ей быть по обе стороны одновременно. Мне стало жутко.
-Ты задержался зря. У тебя уже помутнели зрачки. Не терзай родных, и не терзайся сам. Уже становится видно. Утром уходи и не вздумай возвращаться...
Со спины сквозь кухонное окно её силуэт освещала как светом фар огромная полная луна...
Утром я проснулся. Неяркий солнечный свет едва пробивался сквозь плотно занавешенные окна. За окном слышался шум просыпающегося города. Я проснулся от холода и всепоглощающей пронизывающей до последней своей клетки тоски. Тоски, от которой сжижается, оседает на землю и замерзает вздох и прорастает никогда уже неповторимым морозным узором на недопитых бокалах, сонно блуждающих мимо душах, не всегда лгущих зеркалах и притягивающих взор стёклах не занавешенных окон. Я проснулся от осознания того, что чуть не умер от страха.
Было утро. Утро выходного дня. И мне было пора. Пора уходить на службу.
В бывшей часовне у госпиталя призывно звонили колокола...Выйдя на улицу, я не сразу понял, что в отражении зеркала в прихожей я мельком пробежал взглядом по стоящему на столе в вазе букету вчерашних роз...
Последнее предложение-тривиальная ложь, а остальное-действительно как-то виденный мною сон.
(с) Илья Веселов
Илья Веселов вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Реклама

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 19:13. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet Rambler's Top100