Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Лечебный корпус > Приёмный покой

Приёмный покой Лечим таланты без фанатизма: Градусник. Грелка. Лечебная клизма.



Ответ
 
Опции темы

Корм для Кости Сопрыкина

Старый 04.02.2021, 20:27   #1
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,145

Корм для Кости Сопрыкина


Корм для Кости Сопрыкина

... Что есть искусственный интеллект? - воспросил зеркало студент 4-го курса Российского технологического университета Павел Иванович Рубенштерн. В зеркале торчала взъерошенная со сна физиономия, без признаков этого самого интеллекта в заспанных поросячьих глазках. Павел достал из пластикового стаканчика зубную щётку и осмотрел её на предмет пригодности. Щётка была не пригодна, причём давно. Её даже выкинуть было неловко. Вдруг кто увидит. Её, строго говоря, надо было сжечь в муфельной печи лаборатории университета, а пепел украдкой прикопать в обретавшейся тут же кадке с фикусом. Тем более, что почва, из которой произрастало это мощное растение, служило кладбищем для криминальных окурков.
- Так что такое искусственный интеллект? - повторил свой вопрос Павел и выдавил на почти лысую щётку экономную воробьиную погадку зубной пасты. Он небрежно повозил щёткой по зубам, торопливо прополоскал рот и сообщил взъерошенному типу в зеркале
- Искусственный интеллект - это могильщик человеческой цивилизации, так как даёт прекрасную возможность сдохнуть от застоя крови... - он наклонился, вытащил из под ванны трёхлитровую стеклянную банку и аккуратно поставил её на стиральную машину. Затем потянулся и достал с полки под потолком картонную коробку. Павел осторожно извлёк из коробки микроскоп и сложную путаницу проводов. У него вдруг радостно забилось сердце - Всё таки получилось... Как это я допёр? - он бережно покопался в проводах, выбрал два контакта и сунул их в банку - Да какой там допёр... просто повезло... - Павел вспомнил с чего всё началось и, улыбаясь, покачал головой.
А началось всё с ничего незначащей инфы, мелькнувшей в ленте новостей. Что, якобы, учёные подняли с пятикилометровой глубины Тихого океана зонд с донным субстратом, в котором обнаружили некие микроорганизмы. Ну подняли и подняли. Подумаешь микроорганизмы. Но Павла привлекла фраза, о том, что вся эта глубоководная живность, увидевшая свет и тепло, стала размножаться в тысячу раз быстрее, чем это принято у штатных инфузорий туфелек, амёб и прочая и прочая...
Как раз в это самое время, Павел Рубенштерн, пребывал в творческом ступоре. Его химический компьютер намертво застрял во «льдах» классической химии, и он кидался на любую нетривиальную инфу, как изголодавшийся пёс на сахарную кость. И когда пахнуло глубоководной чертовщинкой, он чисто интуитивно, ещё ничего не понимая и не подозревая, двинулся навстречу этому запаху, и его нордический, с горбинкой, нос привёл своего владельца в НИИ океанологии, что на Профсоюзной.
В НИИ он изъявил желание занять вакансию лаборанта, обязанности которого Павел исполнял ровно один час. За этот час он получил белый халат, выслушал от завлаба инструктаж по технике безопасности, а затем тайком вычерпал из лабораторного аквариума литр раствора, в котором обитали глубоководные микроорганизмы, и был таков. Собственно, выкрал он сей ценный материал абсолютно не понимая, что с ним делать.
Последовавший за всем этим процесс познания вовсе не походил на исследовательскую деятельность. Скорее всего, это смахивало на допрос третьей степени. Он нагревал образцы чуть ли не до кипения, он добавлял в раствор кислоту и цианиды, жёг бактерицидными лампами и крутил на центрифуге до собственной тошноты. Микроорганизмы погибали, а оставшиеся невозмутимо восстанавливали популяцию, хаотично мелькая в трёхлитровой посудине из-под огурцов.
И только когда, совсем уже отчаявшись, он пропустил через раствор слабый электроразряд, микроорганизмы вдруг перестали изображать прибытие поезда Душанбе-Москва на Казанский вокзал. Они все, как один выстроились в некие фигуры и стали эволюционировать уже строго в рамках этих фигур. И когда Павел глянул в микроскоп, его с ног до головы продрал мороз. Фигуры, как две капли воды были похожи на нейронную сеть человеческого мозга!..

Он вышел из ванной комнаты и застыл на пороге в спальню (она же гостиная, зал для приёма делегаций, кабинет, библиотека, гардеробная, танцевальный зал, мастерская и кальянная). На широкой квадратной кровати спало живописное существо достойное маховой кисти какого-нибудь маляра-авангардиста.
Существо было женского пола и почивало на боку, в позе человека упавшего на бренный асфальт с девятого этажа. Из кружевного неглиже торчали тонкие нервные руки, быстрые и стройные ноги бегуньи на стайерские дистанции, и трогательная детская шейка с отчётливыми синими жилками. Строгий профиль узкого аристократического лица просился на аверс британской стофунтовой банкноты и, казалось, невесомо парил над подушкой. Но волосы... Чтобы описать их, нужно было в один присест употребить ведро апельсинов, так как копна волос, разметавшаяся на подушке, была абсолютно такого же цвета. В том, что цвет натуральный, не было никаких сомнений, ведь кожа девушки, с головы до ног, была щедро присыпана веснушками. Белый ворох постельного белья, заключённый в квадрат кровати; белый пеньюар, который уже отчаялся прикрывать вылезающие прелести и наглая красно-рыжая клякса волос, нечаянно сорвавшаяся с неосторожной кисти... Этот сюр вдруг ударил Павла в лоб, как раньше били на скотобойнях быков - тяжёлой дубовой колотушкой, от удара которой животное мгновенно падало на колени.
У Павла Ивановича Рубинштерна тоже подогнулись ноги и вполне понятное желание стало медленно заполнять его половозрелое двадцатилетнее тело. Но тут он вовремя вспомнил, что ночью всё это уже имело место быть, а перебор попахивает половой булимией, на которую ему уже было указано буквально на днях.
Он с огромным трудом оторвал взгляд от спящей жены и прошёл в кухню
- Тут ведь в чём дело... - принялся объяснять сам себе Павел - Все эти умные дома, беспилотные автоперевозки, маркетинговые нейронные сети, конечно, имеют право на существование, но только в том случае, если будут функционировать автономно, каждый сам по себе... - он взял сковородку, поставил на плиту и полез в холодильник - Но, не дай боже, если какой-нибудь умник затеет объединить всю эту интеллектуальную роскошь в единый центр... Всё!.. Трындец! - Павел разбил над сковородой одно яйцо, посолил и поставил на огонь чайник - Апокалипсис! Бунт машин! Терминатор! Судный день! - неожиданно, сзади, его тело охватили тёплые мягкие руки и сонный, чуть с хрипотцой голосок спросил - Это кто у нас тут с утра бунтует? Опять всю ночь рефлексировал?..

... Ты пойми, Марго... - толковал Павел, тщательно зачищая сковородку корочкой хлеба - Я не имею право заниматься изучением материала, если заведомо известно, что этот самый материал - потенциальный убийца цивилизации. Это, по меньшей мере, неэтично - он выжидательно посмотрел на жену.
Марго сидела напротив, в своей обычной позе, забравшись с ногами на кухонный табурет и обняв конопатые согнутые ноги конопатыми руками. Строгое лицо, с полыхающим апельсином волос, подбородком упиралось в конопатые же колени. Её зелёные, с гипнотической поволокой глаза легко проникали сквозь грешную оболочку мужа. Там, под оболочкой, хранились смешные мужские комплексы, завалы стыдных воспоминаний и тлеющие угольки вожделений различной степени разнузданности. Не дождавшись реакции, Павел непримиримо встряхнул всклокоченной шевелюрой
- И не заниматься искусственным интеллектом - выше моих сил. Тебе филологу не понять, но построение нейронных связей - это такой захватывающий бесконечный детектив... Это наркотик, в конце концов - он вздохнул и отхлебнул из кружки с растворимым кофе - Короче, я попал. Мне срочно надо устаканить философскую составляющую проблемы искусственного интеллекта. Иначе, я сойду с ума - Павел трагично свёл к переносице широкие штормовые брови и принялся со свистом втягивать в себя горячий напиток из кружки.
- Да-а-а... философ из тебя, как из медведя пасечник - произнесла Марго одними губами, не отрывая подбородок от колен - И теории строишь, как берлогу. Навалил пару брёвен, закидал сверху валежником, притрусил прелой листвой и готово. Но это всё ещё ничего, если бы ты не был конченным максималистом. Тебе ж надо всё до абсурда довести
- До какого там ещё абсурда? - нехотя оторвался от кружки Павел
- До такого... - продолжала чревовещать Марго - Например, ты для чего в аскетизм-то кинулся? Вот эта вот яичница из одинокого яйца, что означает? А черенок от зубной щётки, которым ты по зубам водишь? Твоя жена уже работает и денег, чтобы купить еды и зубную щётку, более чем достаточно. Кому и что ты хочешь доказать?
- Ой... Марго, не начинай. Учёный должен быть голодным
- Ага... Это художник должен быть голодным, чтобы не возомнил себя богемой и не погиб от передоза. А учёный должен работать головой и не париться о бытовухе
- Если честно, я убеждён, что любой человек должен жить согласно доходам. А какие у меня доходы? Стипендия и курсовые для дебилов. Особо не развернёшься
- Ну, конечно... - развела руками Марго - Ты под любой абсурд базу подведёшь. А вот эти твои неподконтрольные всплески либидо? Это ведь уже страшно становится
- Ничего подобного - запальчиво возразил Павел - Я узнавал. Нормальный половозрелый мужик думает о сексе каждые семь минут
- Ду-у-мает! - в отчаянии задрала руки кверху Марго - Ключевое слово - «думает», а не бросается, каждые семь минут, приметив обнажённую щиколотку...
- Ну всё, всё... понял - стушевался Павел и, чтобы переменить тему, спросил - Сегодня анализы будут готовы. Пойдёшь? - Марго сразу пригасила зелёный огонь в глазах, вздохнула и неловко сползла с табурета
- Так что пойдёшь? - настойчиво повторил Павел. Марго молча нашарила ногами тапочки, лежащие под столом, вышла из кухни и уже из комнаты ответила
- Нет! - было слышно, как она убирает в тумбочку постель - Что толку? Надоело... Третья клиника уже. Ходишь туда, как жена рыбака на берег моря. Ждёшь чуда какого-то. А её рыбака уже давно крабы съели.

Павел сразу его увидел. В толпе студентов, Маргиналов Валерий Яковлевич - преподаватель производственной этики - выделялся ростом, одеждой и солидной поступью. Это был чрезвычайно худой высокий жердеобразный мужчина, в хорошем чёрном костюме, который имел один небольшой изъян. Рукава пиджака и обе брючины были слегка коротковаты, как будто Валерий Яковлевич, несмотря на предпенсионный возраст, ни с того ни с сего, начал расти.
Валерий Яковлевич, как айсберг, ровно на треть торчавший из студенческого моря, медленно дрейфовал по вестибюлю, к выходу из университета. Но когда он встретился глазами с Павлом Ивановичем Рубенштерном, то заметно вздрогнул и, сделав вид страшно занятого своими мыслями человека, попытался проплыть мимо.
- Валерий Яковлевич! - крикнул Павел, бесстрашно ныряя в поток людей, которые уже с облегчением сбросили с себя фальшивую личину заинтересованности в получении знаний. Счастливо щурясь от избытка дофамина, они видели себя за барной стойкой в мятущемся свете ночных дискотек, в позе морского котика перед домашним кинотеатром, в обольстительно пахнущем кухонном уюте со столовой ложкой наперевес и восклицательными вкусовыми пупырышками...
«Гульливая» волна вынесла Валерия Яковлевича вместе с Павлом на крыльцо и, крутанув пару раз в своём водовороте, отбросила их за колонну, на тихий мраморный плёс.
- Валерий Яковлевич... -
- Подождите, Рубенштерн... я уже понял, что вы мне хотите сказать. Но мне-то сказать вам нечего. Ну, естественно, кроме того, что я вам транслировал на лекциях. Вы поймите, вся ваша ажитация по поводу нравственного облика искусственного интеллекта, не стоит и выеденного яйца. Ведь слабый искусственный интеллект, априори, не может иметь свободы действий. Он полностью контролируется человечеством и, потому, не нуждается в моральном кодексе - Валерий Яковлевич сделал паузу, призванную подготовить нерадивого студента к завершающему и всевопросыснимающему убийственному доводу - А сильный искусственный интеллект - самообучающийся и способный не только решать интеллектуальные задачи, но и самостоятельно ставить цели - пока невозможен, ни в обозримом, ни в далёком, туманном будущем
- Почему? - вырвалось у Павла, и он тут же пожалел, что так тупо спросил. Преподаватель устало завёл под лоб глаза и, раздражаясь всё больше и больше, стал тихо наговаривать
- Как-то еду, вижу мост. Под мостом ворона мокнет. Я ворону ту за хвост и на мост. Пускай ворона сохнет. Еду дальше, вижу мост. На мосту ворона сохнет. Я ворону ту за хвост и под мост. Пускай ворона мокнет. Еду дальше, вижу мост. Под мостом ворона мокнет... Господи, я уже устал ходить по кругу. Вы чем на моих лекциях занимаетесь, Рубенштерн? Ворон считаете? Мы же тысячу раз это обсуждали. Ведь, чтобы создать сильный искусственный интеллект, необходимо понять, что такое человеческий интеллект. А учёные пока не в состоянии отследить весь триллион нейронных связей человеческого мозга.Что тут не понятно, Рубенштерн?
- Да нет всё понятно - замялся Павел - Конечно, я вас всегда очень внимательно слушаю, профессор. Но я хотел спросить вас не как преподавателя, а как обывателя... ну... если бы вас, например, спросили... или, если бы от вас зависело... короче... вы разрешили бы создание сильного искусственного интеллекта?
- Ммм... - профессор оттопырил нижнюю губу и посмотрел на Павла с нескрываемым интересом - Ах, вот вы, как решили меня раздавить? Интересно... - он заложил руки за спину и задумчиво покачался с пятки на носок - Ну, хорошо. Так вот... я бы не разрешил. Хотя бы потому, что сильный искусственный интеллект невозможно контролировать. Так как он неминуемо будет эволюционировать с огромной скоростью, неподвластной человеку. И через очень короткое время станет умнее создателя и сам превратится в Создателя...

олдшуз (с)
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.02.2021, 20:30   #2
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,145

Re: Корм для Кости Сопрыкина


... Ну, что... у меня всё готово - низким конспиративным голосом произнёс Витька - Питание я, считай, наладил
- Как?.. Так быстро?
- А ты что недоволен? На тебя, блин, не угодишь. Корячишься, тут, корячишься, а он ходит, как мой кот Васька после стерилизации... всё ему не в жилу - Витька обиженно засопел и отвернулся - он сидел на кухонном табурете, в одних трусах и раздражённо крутил в руках пустую рюмку. На широком скуластом лице Витьки масляно блестел пот. И, вообще, в квартире стояла банная, субтропическая духота. Хотя пахло, отнюдь, не берёзовыми вениками
- Да, ладно, ладно... я просто не ожидал. Думал, что с питанием мы застряли, и надолго - Павел поискал в своём лексиконе виновато-восторженные выражения, но все они показались ему заискивающими и недостойными мужской деловой беседы. Он поёрзал на табурете и для разгона грубо польстил - Ведь целые институты работают, а ты в одну башку допёр. Давай уже, колись, в чём фишка
- Да какая там фишка, Павлуха - моментально возбудился Витька - Это просто, как за хлебом сходить. Рассеянный свет, дорогой мой Рубенштерн-оглы, всего лишь рассеянный свет - он схватил со стола бутылку, плеснул в рюмку прозрачной жидкости и, заранее сморщившись, выпил
- Э-э-э-э... Жан Бернар Леон Фуко... не так рьяно с амплитудой - Павел снял бутылку со стола и поставил её на пол - Ты мне трезвый нужен
- Понимаешь, Иваныч - Витька наколол вилкой кривой маринованный огурец из банки и с хрустом откусил половину - Это где-нибудь в пустыне Атакама можно питаться от солнечных батарей, а у нас - нихт шиссен. Извольте, двести пятьдесят дней в году без солнца. Но... - он многозначительно поднял вилку с обгрызанным огурцом - Остаётся рассеянный свет. Просто его нужно сфокусировать , усилить и преобразовать полученное тепло в электричество
- Удалось? - деловито спросил Павел
- Ха!.. - приосанился Витька - А ты что не чуешь? Тепловые рецепторы отказали?
- Сколько ватт даёт?
- Пять... Каждая ячейка... - невнятно проговорил Витька, откусывая от гигантского бутерброда, который он сконструировал из разрезанного вдоль батона и двух толстых кружков ветчинно-рубленной колбасы. При этом, Витька выкатил глаза и поднял правую руку, удерживая внимание Павла. Невнятно мыча, он принялся быстро жевать
- Да хватит тебе жрать - не вытерпел Павел. Витька сделал мощное глотательное движение и, дожёвывая, оскорблённо произнёс
- Сутки!.. Сутки не ел. Процесс должен быть непрерывным. Это тебе не твой химический суперкомп. Плеснул в бочку кислоты, обвешался проводками и ходи посвистывай, как сигмаидальный нейрон в градиентных алгоритмах
- Ну что, тогда может попробуем - азартно предложил Павел, поднимаясь с табурета
- Э-э-э... только утром. Остались ещё некоторые... шероховатости - испуганно остановил его Витька - Так что, будет тебе, добрый молодец, пять ватт, но с утреца. Часикам к восьми подтягивайся...

... Павел приоткрыл дверь и, просунув голову, спросил - А можно анализы Рубенштерн?
- На руки анализы не выдаются - прозвучал злорадно-назидательный ответ - Всё у лечащего врача - он спустился на первый этаж и обратился с вопросом на ресепшен
- Евдокимовский? Сейчас посмотрю... Да принимает - пятый кабинет - и женское лицо за прозрачной перегородкой с любопытством проводило его взглядом.
Пятый кабинет пребывал в осаде. Евдокимовского жаждали восемь лиц женского пола различной степени беременности и тревожности. На вопрос Павла - кто крайний - ему ответили, что доктор принимает по записи и посмотрели на него с плохо замаскированным негодованием.
Павел опустился на самый дальний стул и поклялся пересидеть всех беременных на свете. Но на его счастье, буквально через несколько минут, отворилась дверь кабинета и на пороге объявился сам доктор Евдокимовский. У него был страшно разочарованный и заморенный вид, как будто он только что проиграл Трафальгарскую битву. Натруженные пальцы медицинского светила сжимали незажжённую сигарету. Очередь замерла в священном ужасе. Евдокимовский торжественно двинулся по коридору
Дождавшись, когда доктор поравняется с его стулом, Павел встал и, ни слова не говоря, пошёл рядом. Евдокимовский покосился на Павла и сказал
- Я тебя помню... Розенкранц, кажется?
- Рубенштерн...
- Да, да... Куришь?
- Да нет, бог миловал
Они вышли на заднее крыльцо клиники. Вечер устало обмахивался кронами жидких городских берёз и где-то там, за унылой чередой многоэтажек, в чистом поле, медленно и торжественно гас белый свет сверкающих доспехов Даждьбога. А может это завершала суточный цикл гелиоцентрическая система мира Коперника? Или просто солнце уходило на очередной виток вокруг нашей планеты, как утверждает интернет-сообщество приверженцев теории плоской Земли? Кто знает...
Доктор Евдокимовский знал. Кто познал женщину, тот познал Вселенную. Он глубоко, с видимым удовольствием, затянулся и вместе с дымом выдохнул в сгущающиеся сумерки осточертевшие знания о внутреннем строении женского организма. Затем вдохнул в себя ровно пять с половиной литра июньского воздуха, настоенного на зрелом берёзовом листе, и спросил - Как звать?
- Марго... Маргарита
- Да нет... тебя как звать?
- Павел... Паша
- Видишь ли, Паша - доктор сделал неприступное лицо и опять затянулся сигаретой - Вынужден тебе сообщить пренеприятнейшее известие. В случае с твоей женой - медицина бессильна. Также невозможно ЭКО.
- Ясно... - Павел неловко переступил с ноги на ногу и оглянулся по сторонам, как будто узнал что-то запретное. Ему вдруг захотелось лечь здесь перед клиникой, прямо на газоне, свернуться в эмбриональную запятую и долго-долго так лежать, пережидая сосущую тоску в груди. Он рассеянно спустился по ступенькам, потом спохватился и, обернувшись, кивнул доктору - Спасибо...
- Ты куда? Пойдём, я тебе заключение напишу. Да... и ещё. К онкологу её свози. С лейкоцитами у неё как-то невнятно...


- ... Ну что, каковы последствия попыток этической жюстификации искусственного интеллекта? - Марго иронично взглянула на супруга и поставила перед ним тарелку с тушёной капустой.
- Примерно такие же, как от Витькиных брачных плясок вокруг Анжелики Золотарёвой - мрачно произнёс Павел, подвигая к себе тарелку -
- Что за особа? - заинтересовалась Марго, присаживаясь напротив
- Нефертити местного разлива. Предмет вожделений мужского конгломерата Российского технологического университета - Павел отправил ложку капусты в рот - Ммм... Вкусно!? Для филолога ты очень неплохо готовишь солянку...
- С темы не съезжай. Ты тоже там слюни пускаешь?
- Фи... где ты этих жаргонизмов набралась? На кафедре подзаборной лексики?
- Я жду...
- Да, господи... ничего особенного. Ну, конечно, надо признать, что она весьма благодарный материал для экспериментов. А Витька, в её присутствии, вообще, теряет человеческий облик. Но...
- Но?
- Ну, какая-то она... фарфоровая, рукотворная, что ли. Нет в ней этакой бесовщинки... Вот, если бы она была рыжей... - и он выразительно посмотрел на волосы жены - Тады да-а-а...
- Ладно, вывернулся.. ешь, давай
- Да ем я, ем... ммм... да тут грибы? - и он стал есть торопливо, балансируя на той тонкой грани, которая отделяет голодного дикого человека от голодного цивилизованного. Марго вдруг подумала, что если бы её не было тут на кухне, то муж весь вымазался в капусте и чавкал бы при этом, как автор наскальной живописи. Не удержавшись, она тихо прыснула, но тут же зажала рот ладонью. Павел кинул на неё вопросительный взгляд и улыбнулся глазами.
- Ну, что... судя по настроению, ты наведывался в клинику, к Евдокимовскому? - спросила Марго и наклонила голову к самому столу, стараясь поймать взгляд Павла. Павел медленно поднял на неё глаза и, дожёвывая, отложил ложку. Он смотрел, как у неё постепенно разглаживаются мимические улыбательные морщины, печально вытягивается лицо, темнеет зелёная глубина глаз и тускнеет неистовый пламень волос... Она медленно выпрямилась на стуле, который сразу превратился в трон, и взглянула на него с королевской неприступностью Вильгельма II Рыжего - английского короля, жестокого и коварного. С таким лицом наказывали смертью и объявляли войну.
Павел представил, как она барельефно одной рукой придерживает на груди крохотного зеленоглазого ребёнка с рыжим дымом волос на голове, а другой величественно указует на Францию - извечную вражину и соперницу.
- Ну что... что ещё? - подумал он - Какую ещё этическую жюстификацию тебе, надо, Паша?
- Завтра... - от волнения у него осёкся голос, он оправился и повторил - Завтра всё решится, и я тебе клянусь - всё у нас будет хорошо
В ответ она усмехнулась углом надменного рта и заметила - В одном предложении ты умудрился произнести два раза слово - «всё». Образованному человеку это непозволительно... И тебе не кажется, что словесная конструкция - «ВСЁ будет хорошо», звучит также убедительно, как и «ВСЁ будет плохо»?..

... Витька грести не умел. Вёсла то погружались слишком глубоко в воду, и тогда гребец синел от натуги, либо вёсла шаркали по поверхности водоёма и брызги летели во все стороны. Лодка бестолково рыскала по глади Круглого пруда Измайловского парка, и это так диссонировало с плавным ходом тихого солнечного утра, что Павел не выдержал и раздражённо поинтересовался у Витьки
- Тебя где зигзагом грести учили? На курсах кройки и шитья?
- Ну извини... - не обиделся Витька - Первый блин. Погоди чуток, сейчас приспособлюсь
- Ты побыстрее приспосабливайся, а то на нас уже внимание обращают
Они в грехом пополам заплыли за остров, который находился в середине пруда, и остановились. Теперь от лодочной станции их скрывала небольшая рощица острова, а на видимых дорожках вокруг пруда, почти никого не было. Разве, что протрусит мимо какой-нибудь любитель утренних пробежек, да мелькнёт одинокий велосипедист.
Витька бросил вёсла, взялся за рюкзак и с восторгом посмотрел на Павла - Ну что, Рубенштерн-заде - тряхнём старушку Вселенную?
Павлу вдруг стало не по себе. Он растерянно поглядел в воду - Что-то, Витёк, страшновато... - апокалиптические мысли снова зашевелились в голове и ощущение, что он сейчас стоит в шаге от пропасти, потеряло абстрактность. Потянуло от всей этой затеи сумасшедшим домом, палатой для буйных и острым галлюцинозом.
- Эх ты, душа заячья... Тоже мне... экспериментатор , блин. Тебе бы с Марго щи на кухне изобретать, а не искусственным интеллектом заниматься - Витька презрительно сощурился и плюнул за борт - Ну что... передавай полномочия, коли аперцепцию ассертивностью задавить не можешь
- Ни черта ты не понимаешь. Это невозможно, в принципе... - глухо отозвался Павел - На мне всё завязано, исключительно, на мне. Эта глубоководная хрень работает только со мной. Не знаю, как тебе объяснить. Это как «стокгольмский синдром». Пока я их мучил и убивал, они меня исследовали, что ли... подстраивались под меня. Нет, скорее настраивались - Павел помолчал - И теперь у меня ощущение, что мы с ними, как бы одно целое - он вытащил из своего рюкзака банку с субстратом, посмотрел сквозь него на солнце и сказал - Ты хоть понимаешь, элементарный ты мой, что это бомба - он взглянул на Витьку - Представь, что у тебя мозг - размером с этот пруд. Причём неизвестно, на каком этапе этот мозг перестанет быть твоим
- Началось... Ненаучная фантастика - недоверчиво проговорил Витька - Для правды слишком параноидально звучит. Ты же знаешь, что вероятность предполагаемого события всегда меньше половины
- Вот именно, что меньше половины. А я предпочёл бы, чтобы этого события вообще не было. Ладно... хватит - он вдруг решительно сорвал пластмассовую крышку и одним движением вылил содержимое банки в пруд. Витька нагнулся к зеленоватой воде и восхищённо протянул - Ну всё-ё-ё... Пошла реакция, пошла родимая... Ты прикидывал через сколько заработает?
- Часа через четыре. Всё по Дарвину - размножение идёт в геометрической прогрессии. А ты что сидишь? Давай разматывай своё электроснабжение...

олдшуз(с)
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.02.2021, 20:33   #3
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,145

Re: Корм для Кости Сопрыкина


... Всё было готово. Три ноутбука, соединённые оптикой, Витькина заправленная кофемашина и сам Витька с глазами пятиклассника, которому, вот-вот, нальют его первый в жизни стакан запретного портвейна. За столом с оргтехникой сидел Павел с лицом Будды. В голове у него звенела искусственно созданная пустота, в ожидании прилива небывалой интеллектуальной мощи. Витька глянул на смартфон - пошёл третий час ожидания. Он поёрзал на стуле, затем встал, прошёлся по комнате и, наклонившись , нежно проговорил
- Паш, может водочки для разгона, а? Расслабишься, снимешь эти, как его... эмоциональные интердикты. Глядишь и прорвётся тогда в твою тупость искра разума - Павел откинулся на спинку стула, устало потёр глаза и сказал - Ни-че-го... Ноль - он посидел в расслабленной позе брошенного на стул пальто, бездумно постучал пальцами по крышке ближайшего ноутбука и вдруг открыл его крышку
- Как, говоришь, фирма называется?
- «Кнедлики» - немедленно отозвался Витька - Кне-дли-ки... Продукты производят... быстрого питания... для отвода глаз. На самом деле гонят синтетическую наркоту в промышленных масштабах
- Откуда инфа? - деловито спросил Павел
- От ребят с химфака. Уже подъезжали к ним с этих «Кнедликов»
- Как говорил незабвенный кот Матроскин: - « Ннну-у... хршо-о-о...» - Павел ударил в ладоши и азартно потёр ими друг о друга, как будто хотел добыть огонь - Если наркота, значит деньги есть
- А то... - с готовностью подтвердил Витька. Он заглянул Павлу через плечо и робко спросил - Так я не понял, Павлик, ты УЖЕ или ЕЩЁ?
- Какой там УЖЕ... тут бы свои мозги не потерять. Но если гора не идёт к Магомету, то... - и Павел сосредоточенно застучал по клавиатуре. Витька разочарованно отошёл, сел на стул и прерывисто вздохнул. Несколько минут он скептически наблюдал за Павлом, затем вдруг напрягся и сделал стойку.
Павел, за эти минуты, существенно ускорил темп и клавиши застучали, как при пулемётной атаке. На лице появилась лёгкая небрежность, что демонстрировало рутинность происходящего и даже некий примитивизм. С таким снисходительным лицом маститые доктора наук отвечают на глупые вопросы журналистов
- Так сколько тебе, говоришь? Четыре мульта? Долларов или евро? - сухо поинтересовался Павел
Витька изобразил на лице благовейный трепет и, судорожно сглотнув, просипел
- Чччетыре... да... баксов
- Перевожу пять, но... - Павел строго посмотрел на Витьку - Если что со мной, этот мульт Марго отдашь, понятно? Ей на помады, да и сын на что-то должен воспитываться
- Так это... у вас же нет... пока...
- Будет - отчеканил Павел - Через полтора часа произойдёт половой акт, через пять часов - зачатие, а через двести шестьдесят два дня родится сын. Вес - 3874грамма, рост - 52 сантиметра. Назовут Виктор. Самоутверждаться будет на ниве интеллектуальных игр. Данные подсчитаны с вероятностью 89, 5 процентов
Витька сидел с открытым ртом и ошарашенно молчал. Уютно зажужжал принтер. Павел положил на стол лист бумаги и сказал, вставая со стула - Вот реквизиты швейцарского банка и номер счёта - он закинул голову и с хрустом потянулся - На этом всё... я пошёл
- Как всё - переполошился Витька - А обмыть, а потрындеть? Ты что... это же событие мирового уровня. Это же нобелевка...
- Может быть - отозвался Павел, уходя - Но мне это уже не интересно... Кстати... технику уничтожь, сегодня же. Не то твой труп выловят в Москве-реке в районе Патриаршего моста 3-го августа текущего года. Данные подсчитаны с вероятностью 99,9 процента...
Он вышел из Витькиного дома и двинулся по направлению к библиотеке на Преображенской. День плавился от непривычной жары, которую занёс в Москву экзотический казахстанский суховей. В воздухе носился крепкий настой цветущих лип на отработанном бензине, и уже полетело с тополей ежегодное белое проклятье аллергиков и нырнули в фонтаны на Манежке первые отчаянные головы, и медленно-неотвратимо раскручивалась тугая спираль московского лета...
Триада царила в его голове. Это было ново, сногсшибательно и слегка дискомфортно. Самый крошечный объём сознания занимал отдел, который отвечал за элементарную функцию - ХОЧУ, а потому пытался ставить задачи. Но так как был слишком эмоционален, то и задачи получались, зачастую, с иррациональным душком.
Всё остальное интеллектуальное пространство было занято квинтэссенцией мысли. Это был постоянно и пугающе прогрессирующий решебник задач, исполнитель таких желаний, которые ввиду сложности, ещё не могли быть у Павла сформированы. Здесь не могло быть места сомнениям в задуманном. Всё, что может напридумывать себе человечество; всё, что выдаёт на-гора воспалённое воображение фантастов-сказочниов - всё имеет своё немедленное воплощение.
... Лёгкий йодистый бриз морщит голубой шёлк залива и путается в пеньковых снастях, напевая просоленную рыбацкую песню, а над кривыми улочками Каперны плывут паруса «Секрета» - цвета вечерней зари и артериальной человеческой крови; и громадная репа, размером с луковичное оголовье Храма Василия Блаженного, которую не съесть и за зиму, охряно торчит из масляного чернозёма, а из дубовой бочки с живой водой выскакивает давешний труп и, сверкая упругой розовой кожей, приступает к своим репродуктивным обязанностям с царёвой дочкой, а по бушующему Галлилейскому морю идёт Христос, аки по суху...
И надо всем этим великолепием реял сам Павел, мучительно пытаясь контролировать и сумасбродство желаний и фантастичность их реализаций.
А вокруг него хлопотала ничего неподозревающая московская жизнь. Москвичи играли. Играли в казаки-разбойники, заполошно подвывая полицейскими сиренами; играли кубиками зданий; играли в древние, как мир, игры «ты мне- я тебе» и «на золотом крыльце сидели...»; играли в дочки-матери...
Вот, как раз, в небольшом уютном скверике расположились несколько обособленных мамочек, поглядывающих, нет-нет, из-за смартфонов на своих резвящихся чад. Павел остановился. Неожиданное знание сошло на него стремительно, как снежная лавина. Он перепрыгнул через полоску чахлого кустарника, и мгновенно оказался перед аляповатой металлоконструкцией-ракетой, по которой ползало несколько детишек. Павел сгрёб в охапку человеческую мелочь и тяжело отбежал в сторону. Дети завизжали от испуга. Мамочки вынырнули из гаджетов, ахнули и с агрессивным визгом ринулись к Павлу. Не успели они вцепиться ему в волосы, как с оживлённого проспекта, бешено подпрыгивая на бордюрах, ломая ограждения и подминая под себя молодые деревца, ввалился на детскую площадку «Зил», с ляпами цементного раствора на сине-грязном борту. Грузовик снёс бампером простенькие аттракционы со скамейками, промчался мимо живописной группы, с Павлом во главе, и с ужасным дребезгом врезался в мощный развесистый клён...

... Павел вошёл в вестибюль и обратился к охраннику - Привет, дядь Серёж... Марго не пробегала? - охранник оторвался на миг от сканворда и, показав глазами на пол, коротко бросил - В хранилище...
- Ага... Спасибо - Павел пересёк вестибюль и свернул к лестнице. Он спустился в подвальное помещение, где находилось книгохранилище и потянул на себя дверь. Марго стояла лицом к двери, возле одного из стеллажей, с внушительной папкой в руках и, глядя пустыми глазами куда-то в пространство, увлечённо кусала шариковую ручку. В ответ на появление мужа, она нехотя сфокусировала на нём взгляд, вздрогнула и смущённо улыбнулась
- О-о-о... ты как здесь? Хоть позвонил бы...
- Внеплановая проверка - быстро проговорил Павел - Профилактика адюльтеров, служебных романов и прочих непотребств - он подошёл вплотную к жене и чмокнул в подставленную щёку
- Увы... - скорбно вздохнула Марго - Мужчина в библиотеке такой же редкий гость, как и в женском монастыре - она слегка отстранилась от мужа и смерила его взглядом - А ты что припёрся, о бриллиант моих очей? У тебя же сегодня консультация
Павел взял её правую руку в свою левую, другой рукой слегка приобнял за шею и спросил, проникновенно глядя ей в глаза - Марго, ты мне веришь?
- Ну, что за детские вопросы?
Павел молча ждал ответа. Марго медленно стёрла игривость с лица и беспокойно поглядела на мужа - Конечно верю...
- Тогда слушай меня внимательно - он смотрел на неё уверенным, непоколебимым взглядом - Расслабься... тебе сейчас будет хорошо, спокойно, как на пляже в Мисхоре - его голос вдруг приобрёл бархатистые убедительные оттенки и заиграл на разных частотах, как музыкальный инструмент - Мелкая ленивая волна набегает на жёлтый песок, достаёт до твоих ступней, приятно охлаждает нагретую солнцем кожу и медленно возвращается назад. Затем снова набегает, омывает и убегает... Омывает... убегает. Раз... два-а-а, раз... два-а-а - он отпустил руку жены и неожиданно ткнул пальцами ей в лоб - Спать!
Марго тут же закрыла глаза и её лицо приобрело сонное выражение безмятежности
- Доверься мне полностью. Я сейчас решаю все твои проблемы. У тебя всё будет хорошо. Расслабься и слушай меня. Твои руки становятся лёгкими и медленно поднимаются в стороны - Марго в полном оцепенении медленно подняла руки, и Павел еле успел поймать на лету её здоровенную папку - Тебе комфортно и уютно. Медленно опусти руки - продолжал наговаривать Павел - Тебе сейчас также безопасно, как в детстве на руках у матери
В этом месте Марго нахмурилась, но глаза не открыла. Павел уловил перемену и тут же среагировал - Тебе пять лет . Кто тебя обижает? Говори...
Марго поджала губы, помолчала, а затем проговорила - Отчим...
- Что он тебе сделал?
- Он пьяный и говорит, что рыжие люди самые плохие на свете. Что Иуда, который продал Христа, тоже был рыжим
- А ещё что он говорит?
- Он говорит, что рыжие женщины не должны рожать, чтобы рыжих больше никогда не было на всём белом свете
- Теперь-то ты понимаешь, что это просто отвратительная болтовня пьяного дурака? Всем известно, что люди с рыжими волосами, самые красивые и добрые. А рыжие дети - самые милые и замечательные
- Да...
- Рыжих людей очень мало, поэтому их надо любить, беречь, а рыжим женщинам рожать много, много, много удивительных прекрасных рыжих детей. Ты это понимаешь?
- Да...
- Тебе по прежнему хорошо и приятно, а мир вокруг полон чудными и благожелательными людьми. Сейчас я сосчитаю до десяти и ты откроешь глаза. Раз... Твоё тело наливается весёлой бодростью. Два... Ты чувствуешь прилив сил и отличного настроения. Три...
Директор библиотеки Антонина Афанасьевна Кривошеева - женщина с монументальными чертами лица и с фигурой жонглёра-гиревика, появилась в вестибюле, мощно ступая по трещавшей под её весом половой плитке
- Сергей Анатольевич - обратилась она густым басом к охраннику - Вы Рубенштерн не видели? Никак не могу её поймать. На звонки не отвечает... что за дурацкая манера... - и она возмущённо задрала выщипанные брови. Остальные мышцы лица директора пребывали в статике, как будто Антонина Афанасьевна боялась их потревожить из-за опасности обрушения макияжа - Может в книгохранилище заглянуть? - она озабоченно поставила свои сокрушительные руки на пояс и стало ясно, что для полной гармонии ей не хватает стоящей перед ней на полу блестящей двухпудовой гири
- Она в студию звукозаписи подалась, Антонина Афанасьевна... на четвёртый - охранник чуть привстал со стула и указал глазами на потолок
Директор тоже посмотрела на потолок и раздражённо прогремела - Чёрррти что!.. - кивнула охраннику и, величественно треща плиткой, направилась к лестнице
Охранник облегчённо вздохнул, вернулся к сканворду и беря в руки карандаш, пробормотал - Вот и прошвырнись... тебе полезно. Может чуток похудеешь, Поддубный...

олдшуз(с)
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.02.2021, 20:36   #4
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,145

Re: Корм для Кости Сопрыкина


... Мощь прирастала. Чувствовалось, что жалкие, слишком человеческие желания, уже не поспевают за разрастающей и выходящей из берегов волны интеллектуальных возможностей. Когда Павел отстранялся от ситуации и превращался в наблюдателя, то он ясно ощущал, как в голове плещутся прогретые, застойные воды Круглого пруда Измайловского парка. Как смешные и элементарные одноклеточные делятся и делятся пополам и по каким-то неведомым причинам выстраиваются по закрученным силовым линиям. Наводят связи, прокидывают мосты и строят, строят, строят... превращаясь в единый организм, молодой и, потому, жадный до деятельности. Как будто миллионы лет он спал на глубине, а теперь, наконец, дорвался до дела, для которого, собственно, и был задуман неизвестным создателем.
Любая новая информация сразу же разбивалась на кванты, просчитывалась, преобразовывалась и предлагалась к употреблению в таком непривычном и паранормальном виде, который приличен, разве что в сказках народов мира. И оттого, Павлу было страшно, весело и раздирающе любопытно. Он чувствовал себя совсем юным, неопытным, но дерзким богом.
У метро, подметая цветастыми юбками пыльный асфальт, прохаживались цыганки. Они сложно и крикливо меж собой коммуницировали, роились, распадались на пары, слипались гроздьями, касались прохожих. Между ними курьерами шныряла смуглая и быстрая детвора
- Эволюционируют, как мои одноклеточные... - успел подумать Павел, вступая в эту зону грубого хиромантического вранья, филигранного цыганского гипноза и банальной ловкости рук
-- Эй, молодой-красивый... - пожилая цыганка сверкнула на него золотом коронок - Не проходи мимо... всю правду скажу. Беда на тебе, проблемы будут - он остановился. Его тут же обступили, загалдели все разом, забивая сознание мутной тарабарщиной. Он поморщился, затем поднял руки и прокричал - Всё, всё... сдаюсь. Денег, в любом случае, нет. Вы мне только одно скажите. Вокруг такая интересная жизнь, а вы как будто застряли во времени. Ведь тыщу лет назад вы также и гадали, и врали, и воровали... ничего нового
Цыгане разочарованно замолчали, а одна молоденькая бойкая цыганка выкрикнула - А кем мне ещё быть? И мать моя людям гадала и бабка, и прабабка...
- Ну что это за профессия такая - гадалка? - презрительно заметил Павел - Смех... То ли дело химик или программист. Хочешь быть химиком?
- Я на «химии» уже сидела... отпахала целый год на мусорном заводе. Ничего хорошего - отрезала цыганка и, явно издеваясь, добавила - Лучше уж адвокатом, хоть родню от тюрьмы отмажу
- Тебя как звать? - спросил её Павел и протянул к ней руку
- Что познакомиться хочешь? - рассмеялась цыганка - Опоздал, золотой... я замужем
- Как тебя звать? - неожиданно изменившимся утробным голосом повторил Павел, и в наступившей тишине, она робко ответила
- Христя... Христя Шишкевич...
Павел резко дотянулся до неё и вдруг толкнул её пальцами в лоб - Спать! - лицо молодайки мгновенно приобрело выражение безразличия и она тут же послушно закрыла глаза - Христя Шушкевич... - повелительно произнёс Павел - Ты будешь очень хорошим и знаменитым адвокатом
Павел обвёл строгим взглядом толпу цыган. Толпа инстинктивно отшатнулась
- Стоять! - негромко, но властно приказал Павел - Ваша правая нога вросла в асфальт, и вы никак не можете её оторвать. Нога пустила крепкие извилистые корни на десять ... на двадцать метров под землю - он принялся поочерёдно толкать цыганок в лоб, спрашивая имя, и кем бы та хотела бы стать. Женщины и дети, марионеточными бесцветными голосами отвечали - Ада... Соня... Станка... Люба... инженер... врач... художник... А один маленький тощий цыганёнок лет двенадцати, видимо не знавший пока ни одной приличной профессии, на вопрос кем бы он хотел стать, мучительно скривился от внутренних метаний и неожиданно выпалил - Дрампамбумбером...

... Он свернул на боковое ответвление центральной аллеи парка и воровато огляделся по сторонам. Дорожка была пуста и Павел резко свернул в заросли сирени, что тянулись по краю вдоль дорожки. Он продрался сквозь густую поросль и оказался внутри крохотного островка достаточно дикой природы, одного их тех, что иногда самоорганизовываются между дорожками тщательно подстриженного и выхолощенного Измайловского парка. Под ногами мягко поддавалась многолетняя подстилка из прелой листвы, к нему тянулись, не знающие обрезки ветви сирени и, не обращая на него никакого внимания, шумел в непролазных дебрях глянцевой зелени мелкий пернатый народец.
Павел ещё раз огляделся и, удостоверившись, что один, закрыл глаза, молитвенно сложил руки перед грудью и, задрав голову к небу, вдруг плавно оторвался от земли. Он медленно воспарил на метр, повисел некоторое время в воздухе, как будто раздумывая, а затем также плавно опустился. И тут же, как удар, он почувствовал жуткий, пробирающий до костей, холод и когда открыл глаза, то перед ним предстало кошмарное зрелище. Всё то зелёное великолепие, которое только что пахло, шелестело и обнимало со всех сторон, вдруг застыло в зимнем ледяном молчании. Окружающие Павла стволы и ветви были сплошь покрыты белым мохнатым инеем, а листья - будто кто ажурно выковал из серебра.
Не веря своим глазам, Павел машинально дотянулся до ближайшей ветки и тронул её пальцем. С ветки посыпался иней и кованные листочки сирени, с тихим сказочным звоном, слетели на хрустящую от мороза землю
- Градусов пятнадцать, не меньше - очумело подумал Павел и, ничего не понимая, в панике, ломанулся через замороженные кусты куда глаза глядят... У него, почему то, мелькнула мысль, что пока он левитировал, на планету одномоментно пала ядерная зима. Но когда он вывалился на дорожку и с размаху нырнул в тридцатиградусную жару, то устыдился. В нём мгновенно проснулся физик, и он догадался, что преодоление гравитации, потребовало неких энергетических затрат. И всё тепло в радиусе пяти метров от его тела, каким-то непостижимым образом, было истрачено на этот кратковременный полёт
- То есть, если затеять перелёт от Измайловского парка до Кремля - опасливо подумал Павел - то можно проморозить дорожку через пол-Москвы? Однако...

...Павел поднялся из метро на поверхность уже с вполне определённым планом действий. Пора было приступать к чему-то фундаментальному, иначе как-то мелко получалось. Вся эта дешёвая возня с элементарным гипнозом, эти нелепые зависания над землёй под локальные заморозки... всё это диссонировало с интеллектуальной безбрежностью Красного пруда и обесценивало грандиозность научного открытия. Да, Павел считал это своим научным открытием. Пусть случайным, но ведь открытия все, в той или иной мере, случайны.
Он медленно, по-хозяйски прошёлся по Красной площади и остановился напротив Спасских ворот. Павел оглядел знакомую с детства панораму центра России с его церковно-милитаристическим архитектурным стилем и брезгливо сморщился. Господи, ну что за верх иррационализма?Сплошные рефлексии! О, эти ветхие вопли о человечности и милосердии; о, эти замешанные на стариковской слезе думы о сирых и голодных... Не-е-ет...здесь всё надо срочно менять.
И тут же, словно опомнившись, он с ужасом осознал, что эти его речи никакой не рационализм, и даже не брюзгливый снобизм, а самая настоящая мизантропия, чуть ли не фашистского толка. Всё это уже было. Оставить только умненьких и красивеньких, а остальных извести в газовых камерах.
Сознание Павла мучилось от раздвоенности несказанно. Его аналитическая составляющая, которая с каждой минутой становилась всё сильней и сильней, предлагала такие радикальные варианты дальнейшего развития событий, что эмоциональная составляющая только растерянно мекала. Но эксперимент, есть эксперимент. И нужно, архинужно провести его на самом краю пропасти и, балансируя на одной ноге, заглянуть туда, в ревущую бездну. Где бешеный мутный поток несёт вырванные с корнем, некогда, могущественные миры и ворочает обломками цивилизаций.
Когда до шлагбаума остались считанные метры, навстречу шагнул человек в форме и строго объявил - Вход временно воспрещён. Вернитесь назад и покиньте запретную зону...
Павел, нисколько не снижая скорости, и пристально глядя охраннику в лицо, стал отчётливо и убедительно наговаривать - Ты всё очень правильно делаешь, так как действуешь по инструкции, а инструкции должны строго соблюдаться, и ты это очень хорошо знаешь, потому что охрана запретной зоны очень важная и ответственная работа, и у тебя она очень хорошо получается, но президента Российской Федерации нужно пропускать в его рабочий кабинет - и, уже проходя мимо застывшего, как соляной столб сотрудника охраны, добавил - Молодец! Стой, как стоял и делай свою работу, а я буду делать свою...
Уже непосредственно в арке ворот на него набежали двое сотрудников с автоматами, которых он встретил упрёками - Медленно... медленно бегаете.Что вы, как сонные мухи. А если, не дай бог, действительно настоящий нарушитель или маньяк? - он вплотную подошёл к растерянной и уже какой-то сонной охране, остановился и, вытянув шею, принюхался - Та-а-ак... Сапрунов! Ты что, опять с похмелья? Я же предупреждал... - один из сотрудников покаянно опустил голову и неразборчиво буркнул - Виноват...
В кабинет президента постучался его помощник и, сунув голову в полуоткрытую дверь, проговорил - Сергей Сергеевич, к вам этот... как его... ну-у-у... вобщем... - помощник глупо улыбнулся, откашлялся, нелепо повёл плечами и добавил - Короче, он прёт, как опара из кастрюли, не могу удержать - президент откинулся на спинку кресла и, не веря своим ушам, ошарашенно посмотрел на своего помощника, который за все пять лет беспорочной службы ни разу не опускался до такого панибратства. Ибо был интеллигентен, как Чехов и манерен, как англицкий пэр.
Голова помощника исчезла, дверь распахнулась и в кабинет быстрой деловой походкой вошёл Павел. Он на ходу подхватил стул, стоящий у стены, поставил его у стола и уселся напротив президента
- Добрый вечер, Сергей Сергеевич - вежливо поздоровался Павел, внимательно изучая обстановку кабинета - Вы извините, ради бога, что без приглашения, но дело не терпит отлагательств...
Президент растерянно оглядел незваного посетителя и спросил - Вы каким образом сюда проникли?
- Согласен - ответил Павел - Охрана у вас ни к чёрту. Простейший нейролингвистический гипноз и девять степеней защиты я пронзил, как порционный нож бисквитный торт - он пожал плечами и сочувственно заключил - Люди, Сергей Сергеевич, что поделаешь, всего лишь люди... Ну да ладно, я не об этом - он сосредотачиваясь потёр лоб и, глядя в глаза президенту, стал излагать - Хочу сразу вам сказать, что я могу всё... ну почти всё. Лишь бы была энергия. Так вот, исходя из этого постулата, я предлагаю вам сотрудничество в деле изменения мироустройства. Вы наверное хотите спросить, а зачем, собственно, нужны мне вы? Резонно. Не буду вдаваться в подробности, но поверьте мне на слово - так погибнет меньше людей. Вам отводится роль ретранслятора идей, роль отца нации и прочая художественная литература. Я же буду осуществлять функции мозга, и можете не сомневаться - я с этим справлюсь...
Павел смотрел на знакомое любому россиянину лицо и думал - Вот сейчас он откроет рот и скажет: - «Что-о-о?.. Да как ты смеешь мне, офицеру, предлагать такое. Чтобы я столько людей обманывал и плясал под твою дудку? А вот это видел?» - и покажет что-нибудь соответствующее. Вот тогда всё... эксперимент войдёт в заключительную фазу, и фаза эта будет достаточно драматична
Лицо президента, за время тирады Павла, приобрело мрачное выражение. Возле рта появились упрямые волевые складки, спина выпрямилась, и он негромко, но отчётливо сказал - Независимо от того, что у вас там в голове и какой вам видится дальнейший сценарий вашего незаконного проникновения в кабинет главы государства, я отказываюсь от этого позора сделаться вашим подголоском - в кабинете повисла пауза. Высокие договаривающиеся стороны смотрели друг на друга, смотрели оба безнадёжно, как смотрит закланный агнец на кривой жертвенный нож.
Павел, не отрывая взгляда от глаз президента, протянул руку к двери, громко щёлкнул пальцами и крикнул - Эй, любезный... - дверь тут же распахнулась и в проёме опять появился давешний помощник. Он приятно улыбнулся, а Павел попросил - Кликни там охранника... любого - помощник испарился. В кабинете опять воцарилась тишина, но противники уже не смотрели друг на друга. Обоим стало понятно, что время слов закончилось. Вошёл охранник. Павел встал, подошёл к нему и протянул руку - Оружие... - тот с поспешной готовностью вытащил из наплечной кобуры пистолет. Павел аккуратно взялся за рифлёную рукоятку и удивлённо заметил - Тяжёлый... - он неторопливо осмотрел пистолет - Ну-ка, покажи, как им пользоваться
Охранник передёрнул затвор, снял с предохранителя и осторожно передал Павлу. Павел взял оружие в правую руку и поднял пистолет, целясь в президента. Охранник осторожно выпрямил его руку в локтевом суставе, и произнёс, почему-то громким подобострастным шёпотом - Встаньте боком, ноги на ширине плеч, и чтобы линия ног была параллельна линии руки с оружием... - затем он отошёл в сторону и, наклонив голову, полюбовался на дело рук своих
Президент сидел в неудобной позе, вполоборота к Павлу, бледный, неподвижный, не дышащий... Павел закрыл левый глаз, затаил дыхание... и тут случилось неожиданное. Он вдруг заметно изменился в лице, часто, часто задышал и удивлённо поднёс пистолет к самому носу. Затем он неестественно широко открыл рот и аккуратно ввёл туда воронённый ствол. Раздался выстрел. Павел рухнул, заливая кровью паркет кабинета...

олдшуз (с)

Последний раз редактировалось олдшуз; 04.02.2021 в 20:51.
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.02.2021, 20:38   #5
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,145

Re: Корм для Кости Сопрыкина


... Вот я, почитай, сорок лет тут с удочкой сижу, а такого клёва не припоминаю - сказал отдышливый седой мужчина, снимая с крючка полосатого бойкого окуня. Тот извивался в руках, непонимающе разводил алыми плавниками и ритмично широко открывал рот, как бы говоря - Да что за дела, начальник... это уже беспредел! Какой червяк? Да не брал я вашего червяка... - и вообще смахивал на Костю Сопрыкина, взятого за жабры на кармане
Второй мужчина, в умных очках и с развёрнутой газетой в руках, изредка жмурился на свой поплавок, на летнее солнце, на спокойную гладь Красного пруда и на неторопливое течение своей московской пенсионной жизни. Он скосил на соседа ироничный глаз и лениво проговорил - А вот, Степаныч, ещё... - и стал читать вслух, поглядывая на поплавок - Как выяснило следствие, Христя Шушкевич - скандально известный адвокат - никогда не обучалась на юридическом факультете Саратовского государственного университета. И диплом об окончании вуза, скорее всего, был куплен где-нибудь в переходах московского метрополитена.
- Это какая же Христя? - спросил отдышливый - Которая Федорковского из-под следствия вытащила?
Ммм... - подтвердил читатель газеты и, в очередной раз глянув на поплавок, продолжил читать - Среди московской молодёжи набирает бешеную популярность профессия «дрампамбумбера» - он оторвался от чтения и, смеясь, спросил - Слушай, Степаныч, ты когда-нибудь слыхал подобное?..
- Клюёт, Михалыч, клюёт!.. - вскрикнул Степаныч - Подсекай! - и он азартно протянул к воде поросшие седым волосом руки - Эх, сорвался...
- Ничего-о-о... - равнодушно заметил Михалыч - Сейчас всё равно клюнет...без рыбы не уйдём
- Да-а-а... где это видано - не успокаивался отдышливый - Чтобы белым днём так брало - он глянул на стоящее рядом ведёрко,в котором плавали Кости Сопрыкины, помотал седой головой и добавил - За каких-то полтора часа - семь... нет, восемь окушков - он сунул руку в ведро и, ласково поглаживая колючие спины окуней, обратился к собеседнику - И, кстати, это началось-то лет пять назад, не больше. И с каждым годом рыбы всё больше и больше. Как будто кто её подкармливает...
- Ну, может администрация - предположил Михалыч, прилаживая червяка на крючок
- Ага... с сарказмом отреагировал Степаныч - Ночью, сам мэр приезжает, садится в лодочку, мешок с комбикормом и давай кормить... - он сердито дёрнул удочкой, поймал в горсть крючок и сменил наживку.
Они оба одновременно представили, как мэр - высокий, представительный и с благородной седой головой мужчина - плывёт по ночной, лунной дорожке и горстями сыпет в воду какую-нибудь варёную кукурузу или запаренный жмых. Мэр счастливо улыбается, умилено вытягивает губы и подзывает ласковым бархатным баском - Цы-ы-ыпа-цыпа-цыпа... цы-ы-ып, цып, цып...

олдшуз (с)
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.02.2021, 22:37   #6
в поисках статуса
 
Аватар для Клетчатый
 
Регистрация: 10.04.2009
Сообщений: 7,366
Записей в дневнике: 6

Re: Корм для Кости Сопрыкина


памятуя вашу предыдущую "бомжатскую рапсодию", олд, прочёл почти половину опуса. первое впечатление... сначала текст напоминает поверхность озера, подёрнутую рябью. вроде что-то отражается, но насладиться видами мешает недостаток полировки. корявостей много. но где-то в глубине чувствуется потенциал, растущее цунами. и желание автора восторженно выплеснуть в нейронные сети читателя максимум того, что накопилось в кладовых памяти. хотелось бы заметить, что кингстоны желательно открывать аккуратней, в меру, а не топить утлое судёнышко читательского восприятия гейзером эпитетов и метафор. впрочем, я и сам сейчас впадаю в излишнюю цветистость изложения)
постепенно текст выравнивается, хотя, косячки всё-же, нет-нет, но выныривают.
вопчем, надо вооружаться шлифмашинкой, шуруповёртом и работать, работать...)
остальное доскажу, когда прочту полностью.
Клетчатый вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.02.2021, 00:03   #7
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,145

Re: Корм для Кости Сопрыкина


Цитата:
Сообщение от Клетчатый Посмотреть сообщение
недостаток полировки. корявостей много.
эт да. опус конкурсный. тема не моя - "искусственный интеллект". писал судорожно, не зная толком, что будет в следующем абзаце. а править... как всегда, не хватает пороху. так что, если не осилите до конца - не удивлюсь)
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.02.2021, 08:18   #8
не в поисках статуса
Модератор
 
Аватар для Martimiann
 
Регистрация: 31.01.2010
Сообщений: 10,780

Re: Корм для Кости Сопрыкина


я осилила, тк написано не скучно. где-то даже похоже на алексея иванова, особенно в описаниях природы)
Цитата:
Сообщение от Клетчатый Посмотреть сообщение
кингстоны желательно открывать аккуратней, в меру, а не топить утлое судёнышко читательского восприятия гейзером эпитетов и метафор.
это да)
Martimiann на форуме   Ответить с цитированием
Старый 05.02.2021, 09:58   #9
в поисках статуса
 
Регистрация: 17.12.2016
Сообщений: 1,145

Re: Корм для Кости Сопрыкина


Цитата:
Сообщение от Martimiann Посмотреть сообщение
я осилила,
спасибо отчаянным осилившим). насчёт избытка художественной курчавости текста - могу сказать одно... это уже походит на эффект от слабительного - абсолютно неконтролируемый процесс. сейчас и не упомню от кого подхватил эту бациллу. пойду посмотрю, что за фрухт, этот а. иванов
олдшуз вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.02.2021, 11:40   #10
в поисках статуса
 
Аватар для Клетчатый
 
Регистрация: 10.04.2009
Сообщений: 7,366
Записей в дневнике: 6

Re: Корм для Кости Сопрыкина


дочёл. в целом - но не хватило финального взрыва моска)) казалось бы, вот-вот, сейчас произойдёт нечто потрясающее... и вдрух - пшшшшшш... воздух вышел, вместо взрыва дырка от бублика, недофантазированная фантастика, пруд, караси... пичалька. может, я чего не понял? тогда звиняйте...)
ко второй половине текста замечаний меньше, но шероховатости сёже присутствуют. типа,


Цитата:
Сообщение от олдшуз Посмотреть сообщение
Его аналитическая составляющая, которая...... что эмоциональная составляющая
или вот эти картинки:


Цитата:
Сообщение от олдшуз Посмотреть сообщение
и громадная репа, размером с луковичное оголовье Храма Василия Блаженного, которую не съесть и за зиму, охряно торчит из масляного чернозёма, а из дубовой бочки с живой водой выскакивает давешний труп и, сверкая упругой розовой кожей, приступает к своим репродуктивным обязанностям с царёвой дочкой, а по бушующему Галлилейскому морю идёт Христос, аки по суху...
чот не складываются в единый пазл. имхо. вычурно и громоздко.

автору - решпект)
Клетчатый вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
нет

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 12:48. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet