Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Лечебный корпус > Амбулатория



Ответ
 
Опции темы

Гонка за призраками. Роман к размышлению

Старый Вчера, 13:48   #1
Посетитель
 
Регистрация: 27.01.2019
Сообщений: 30

Гонка за призраками. Роман к размышлению


Моему прадеду Кара, пропавшему без вести в сталинских лагерях
Эпиграф: "Благородство, честь, совесть - как призраки в замке: все о них говорят, но никто пока не видел..." (Б. Шоу)
Гонка за призраками роман к размышлению

Предисловие

Но вот – как черт из черных чащ
– Плащ-чернокнижник, вихрь-плащ.
Плащ – вороном над стаей пестрой
великосветских мотыльков,
плащ – цвета времени и снов,
Плащ Кавалера Калиостро!

Это строки стихотворения «Плащ» Марины Цветаевой, написанного в 1918 году. И, как это ни удивительно, поэтесса «серебряного века» русской литературы, чье имя связано с именами П. Пикассо, А. Моруа, М. Волошина, В. Маяковского, оказалась косвенно причастной к событиям, произошедшим в каракумских песках во времена, которые в новейшей истории принято называть «Великим Террором».
Впервые я познакомился с этим стихотворением четырнадцать лет тому назад в юрте старого чабана Хыдыра-ага. Мы столкнулись на берегу канала, и он пригласил меня в гости.
Наливая мне чаю, Хыдыр-ага заявил:
-Ты очень похож на одного человека. У него тоже были светлые глаза и волосы… - и что-то сказал по-туркменски внучке – девушке лет пятнадцати.
Она достала из коврового мешка нечто, завернутое в нарядный платок. -С Кораном храню, - старик бережно развернул платок и положил передо мной Коран и какую-то тетрадь. – Посмотри, может, ты знаешь, что это такое… Тетрадь была без обложки. Пожелтевшие страницы были исписаны аккуратным почерком:
Ночные ласточки Интриги
– Плащи! – Крылатые герои
великосветских авантюр.
Плащ, щеголяющий дырою,
Плащ игрока и прощелыги,
Плащ-проходимец, Плащ-Амур!
Это были стихи.
-Откуда они у вас? – Спросил я, листая тетрадь – во мне уже проснулся азарт исследователя.
Старик хитро прищурился:
-Гости оставили…
-Какие гости?
По лицу чабана было видно, что рассказать не терпится, но что-то мешает. На вопросы он отвечал уклончиво, с лукавством в голосе. Наконец, после нескольких пиал горячего чая, оживился.
-Их было четверо. Четверо мужчин: туркмен, русский, китаец и… цыган, кажется. Они пришли ночью, в дождь. Пожили у нас несколько дней и ушли. А тетрадь осталась… Забыли, наверное… Тот, русский, все сидел и писал…
-А когда это случилось? – спросил я. -Мне тогда тринадцать лет было. Мой отец тоже ведь чабаном был. У нас была хашара в песках, за Гяурсом.
Но мне нужна была точная дата, и я поинтересовался: -А вы какого года, Хыдыр-ага?
-Ай, 24-го…
24+13=37. 37-й год! Страшный год для миллионов граждан тогда еще целой страны. И как можно соединить ужас, царивший в те годы, и вот это:
Плащ, шаловливый как руно,
плащ, преклоняющий колено,
плащ, утверждающий: - Темно!
Гудки дозора. – Рокот Сены
Плащ Казановы, плащ Лозэна,
Антуанетты домино?

Париж. Версаль. Сена. И где? Здесь, в каракумских песках! А ведь в те годы стихи Цветаевой в СССР были запрещены. За стихи неудобоговоримых авторов Особое совещание давало от трех до пяти лет. Не то что читать – хранить эти стихи было запрещено. Но кто же были эти люди? Об этом я спросил у старика.
-Не знаю! – клятвенно заверил он. – Отец всем говорил, что геологи. Но геологи не прячутся от людей, от милиции, от пограничников. Про туркмена я уже после войны узнал – был председателем колхоза в соседнем районе. Его арестовали, а он бежал из эшелона…
Так вот оно что! Значит, это были заключенные.
-А потом, яшули? Куда они ушли?
-Не знаю! Я ведь мальчишкой был. Их искали – они ушли. Хотя… - старик запнулся, что-то вспоминая. – Помню, они расспрашивали отца о Назаре-ага. Был такой колодезный мастер. О нем говорили, что ходит, мол, по кяризам в Иран и обратно. Когда пришли русские и закрыли границу – у многих родственники на той стороне остались. Вот и находились смельчаки, носили письма, подарки, посылки… Они ведь знали все ходы под землей; знали, когда вода поднимается, когда спадает… Видимо, наши гости кяризами в Иран ушли. Потому что через две недели понаехали военные, лазали по кяризам с собаками, что-то взрывали. А Назара-ага арестовали и увезли. Назад он не вернулся… Хыдыр-ага замолчал.
Я листал тетрадь. Подвиг бывает разным. Сберечь для потомков произведение искусства. Укрыть, защитить несправедливо униженных и оскорбленных, пусть даже ценой собственной жизни. И уйти в Вечность, точно тени, точно призраки.
Я протянул тетрадь хозяину, но он отвел мою руку:
-Возьми ее себе. Расскажи людям. Пусть о них знают, пусть помянут – они этого достойны…
А с пожелтевших страниц старому чабану вторила Марина Цветаева:
В его лице я рыцарству верна!
Всем им – кто жил и умирал без страха.
Такие в роковые времена
слагают стансы и идут на плаху!

Часть первая Письмо в преисподнюю
«Революции начинают романтики, продолжают фанатики, а пользуются их плодами – подлецы и мерзавцы…»

ъ 1 ъ
Весело, тонко посвистывает степной ветерок, играя среди корявых ветвей саксаула. Тьма. Где-то воют шакалы, выйдя на ночной промысел. И громоздкая, черная туча ползет по небосводу, и степь послушно затихает. Только острее, прянее запахло горькой полынью. Мрачно, одиноко высятся два огромных, оплывших от времени и непогоды, глиняных кургана. В чернильной густоте ночи видятся они внеземными, космическими исполинами. Кто, когда возвел здесь высокие, неприступные стены богатого города? Кто стер, разрушил прекрасные дворцы и храмы, улицы и площади? Чьи волы и верблюды протоптали эту, такую глубокую, что человек, спустившись в нее, виден лишь по пояс, колею дороги? Купцы из каких дивных стран везли сюда свои товары? Как звали хищных соседей, что пировали на развалинах разграбленного, пылающего города, упиваясь стонами истязуемых пленников? Ни звука. Тишина. Последний раз блеснул месяц, осветив на миг спрятавшиеся под сенью курганов юрты и хашару, и пропал, проглоченный черным, косматым чудовищем. Ветерок соскользнул с вершины кургана, со свистом ударился оземь, пронесся по крышам и затих, прислушиваясь к негромким голосам.
-Ты меня ждать будешь?
-Вот еще! Очень ты нужен!
-Ну и ладно...
-Сколько дней тебя не было?
-Я же говорю: библиотеку строим... И потом: собрания, субботники... -Вот и иди в свою библиотеку... И убери руки, не тянись, куда не следует... Хоть бы книжку какую привез...
-Так ты же читать не умеешь... И по-русски не понимаешь...
-Научилась бы как-нибудь...
Робко: -А хочешь... Хочешь, я тебя научу? Пауза.
(Тишина такая, что слышно как в нескольких километрах, в овраге, в камышах кричит фазан.)
Снисходительно:
-Научи...
Тяжелый удар грома сотряс воздух. Паутинки молний расцветили небо. Ветерок спохватился, упруго взмыл вверх и помчался по степи, гоня перед собой столбы пыли и кусты сухой колючки. Первые крупные капли с громким шлепаньем упали на сухую землю.
-Вай, дождь! Надо бежать! И ты поезжай – а то сейчас дедушка придет...
-Завтра... Завтра я привезу книги... Хорошо?
-Да, да, поезжай... (после паузы, с нежной заботой.) – Промокнешь, простудишься...
Очередной раскат грома заглушил последние слова. Потом замолчал, лениво ворча и пофыркивая, важно покатился дальше...
Shohrat Romanov вне форума   Ответить с цитированием
Реклама
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 19:40. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet