Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Лечебный корпус > Приёмный покой

Приёмный покой Лечим таланты без фанатизма: Градусник. Грелка. Лечебная клизма.



Ответ
 
Опции темы

Парламентские истории

Старый 07.06.2016, 18:55   #1
Тяжелый случай
 
Аватар для Анатолий Цыганок
 
Регистрация: 19.06.2012
Адрес: Москва
Сообщений: 260
Записей в дневнике: 1

Парламентские истории


Парламентские истории

Собака лает, ветер носит, а караван идёт…
Народная мудрость

-1-
Экономная экономика

Депутат Сапронькин из демократической фракции на одном из заседаний своего комитета для того, чтобы наконец-то его заметили, клич кинул, что, мол, экономика должна быть экономной. И что в стране в целом и в парламенте в частности, надо внедрить режим жесточайшей экономии. Сказал, что, дескать, настало уже время, и что от слов пора переходить к делу, что надо наконец-то и о народе подумать.

Когда-то давным-давно в Советском Союзе был уже такой лозунг про экономику, которая в обязательном порядке должна быть к тому же ещё и экономной, но дальше слов в ту пору желаемое не сдвинулось. Затерялось как-то… Замылилось… Не случилось. Забыли уж про то давно. И государство прежнее исчезло. Быльём поросло. В небытие ушло. И сейчас об этом перле ни слова, ни полслова. А этот выскочка возьми да вспомни несбывшееся стремление советских партийных идеологов… Или вычитал где. Может и подсказал кто. Вот он и выдал этот призыв на-гора…
Его коллеги по нижней палате парламента, соратники по партии, представители других фракций приняли, разумеется, это предложение в штыки. Запричитали, завыли они как резанные. Кому такое понравится, коли только-только, в кои-то веки, стали жить на широкую ногу. Попривыкли уже. Из грязи, так сказать, в князи. Покрутили они многозначительно указательным пальцем у виска и стали в назидание талдычить, что, мол, среди них дураков нет от шикарных льгот добровольно отказываться. Сиди, дескать, и молчи в тряпочку, если сам балбес. И на заседании том его послали куда подальше, сказали, чтобы он популизмом тута не занимался. Таких, мол, «экономистов» тута хватает… Дескать, здеся таких народников – хоть пруд пруди. Не на тех, как говорится, нарвался… Так-то вот. Сиди тихохонько, мол, и не рыпайся. Живи-де и наслаждайся жизнью. Дыши, так сказать, полной грудью. Сапронькин послушал-послушал своих парламентских товарищей и стих, не стал вставать на дыбы. Не захотел усугублять отношения. Не стал нагнетать обстановку. Да и заметили его уже, вроде бы… Так ему показалось.

А вскоре подоспело время пленарного заседания, да ещё и расширенного. И на том открытом для народа заседании присутствовала вся верховная исполнительная власть во главе с самим президентом, и самое важное – было много представителей от всяческих всенародных защитнических организаций, как они себя называли, от разных там синодов, профсоюзов, ассоциаций, форумов, движений, центров, советов, общественных палат и народных фронтов. Были даже рабочие со знаменитого Уралвагонзавода. Их всегда в последнее время приглашают на подобные мероприятия.

По замыслу президентской администрации это заседание должно пройти как образцово-показательное, чтобы на нём представить народу великие достижения, что у нас, мол, сейчас всё хорошо, а скоро будет ещё лучше, во сто крат, и даже больше; что все позитивные предложения по улучшению жизни народа будут исполнены в обязательном порядке; и что с этого самого момента страна наша будет жить по другим правилам, по справедливым; что теперь все до единого, дескать, будут жить в достатке и счастливо. Да здравствует народ. Да здравствует Единая Россия! Ура, ура, ура! Слава президенту!

Рядовому депутату Сапронькину, как самому молодому представителю народных демократов, было поручено доложить о новой доктрине развития государства под названием «Всё для народа! Всё во имя народа! Всё для блага народа!» Документ был предварительно согласован ведущими политическими фракциями. Распечатку этой доктрины ему в спешном порядке передали перед самым началом заседания, даже порепетировать перед зеркалом не удалось. Хорошо ещё, что текст напечатан был, а не написан от руки. Обычно для чтения с трибуны депутатам давали заготовленные заранее иногда напечатанные, а частенько просто написанные от руки шпаргалки размером в половину стандартного листа. Такое было неписанное правило с некоторых пор.
Подошло время для оглашения доктрины. Молодой депутат на негнущихся ногах направился к трибуне. Плохо, что без репетиции приходится читать заявление. Но делать нечего – надо… Выступать перед аудиторией ему до этого приходилось, правда, не перед такой огромной. Однако Сапронькин не оробел. Он начал резво читать по бумажке хорошо пропечатанный там текст. Буквы не расплывались. В глазах не рябило. Слова и предложения выливались из уст оратора, как из рога изобилия. Но вот текст этот (видимо для экономии бумаги) был напечатан на одном листочке с двух сторон (депутат этого не знал). И когда Сапронькин дочитал лицевую сторону документа до последней строчки, то растерялся: а где же продолжение?.. где следующий лист?.. Он стоял и молчал как рыба – прикидывал в уме, что же делать, о чём дальше говорить? А вот перевернуть лист на другую сторону не сообразил, и никто не подсказал. Ему вдруг померещилось, что вторую половину текста украли конкуренты из других партий, чтобы опорочить его в глазах трудового народа (так потом он говорил в своё оправдание на заседании комитета по этике, когда слушали его персональное дело). Сапронькин стоял перед смотрящей на него разношерстной аудиторией и молчал. Потный, малиновый и растерянный.

Неожиданно ему пришла мысль рассказать о том, о чём они говорили на недавнем заседании своего комитета, но не мог вспомнить начала того разговора, голова была пустая – вылетело из неё всё напрочь. Вспомнил только, что его там послали… А вот за что… – забыл. Он постоял ещё минуту-две молча, яростно припоминая о чём же они всё-таки говорили «на комитете». Но все потуги были тщетны. Оратор сделался красным как рак, но ничто не шло на ум, кроме того, что его действительно послали в известном всем направлении. Сапронькин с отчаянием стал искать глазами сидящего где-то в этом зале своего помощника Скакальского, в надежде, что может он подскажет, о чём говорить дальше, ведь помощник тоже присутствовал в тот день на «комитете».
Скакальского в зале не было. Во всяком случае, он его там не увидел. «Я его зарплаты лишу за отсутствие на заседании. За прогул. Я ему покажу где раки зимуют. Будет он у меня скакать как уж на сковородке», – гневно принял решение стоявший молчком раскрасневшийся депутат и нечаянно посмотрел на президента, как на своего защитника и единомышленника. Как на опору. Как на гаранта. На гаранта конституции, свободы и права. Президент добродушным взглядом подбодрил бедолагу и тихонько вежливо подсказал, чтобы тот побыстрее заканчивал свою речь. И добавил, что докладчиков ещё много и в связи с этим время надо экономно расходовать и с пользой для дела. Президент подмигнул ему вполглаза и по-дружески улыбнулся.

У Сапронькина немного отлегло от сердца, краснота стала спадать. Он был доволен, что президент поддержал его, подморгнул даже. Но, самое главное это то, что глава государства бросил ему спасительную соломинку, даже не подозревая об этом. Из уст президента растерявшийся было докладчик услышал магическое для себя слово – «экономно». И это слово тотчас вывело его из ступора. Оно чудодейственно повлияло на молчавшего оратора. Сапронькин мгновенно вспомнил в мельчайших деталях своё заветное начинание о всеобщей экономии, которое пытался протолкнуть на злополучном «комитете», враз осмелел и уже не раздумывая ни о чём, стараясь прервать как можно скорее и так слишком затянувшуюся паузу, с ходу бабахнул на всю страну, что экономика должна быть экономной. Голос его сорвался и последние слова были произнесены очень тихо, почти шёпотом, предательски сомкнувшимися губами. Молодому депутату стало обидно за себя, что он «проглотил» главные слова из такой судьбоносной фразы. Ему стало горько, что присутствующие в зале народные избранники и другие представители общества могут неправильно истолковать его интонацию и его личное отношение к произнесённому. Представителю демпартии почудилось, что зоркие наблюдатели из правоохранительных органов, неусыпно следящие за всеми выступающими, вполне могут посчитать его предателем и заговорщиком и сделать нежелательные для него выводы, поэтому он набрал в лёгкие побольше воздуха, затем громко и достаточно внятно повторил сказанное.

Он так и заявил с высокой трибуны: «Экономика должна быть экономной! Мы тоже, все как один, должны экономить и жить экономно!» Потом вспомнил последние слова президента и процитировал: «С пользой для дела!» К оратору пришло вдохновение и новые смелые идеи полились из его уст в таком же высокопарном тоне… и в таком же поэтическом русле… Далее депутат стал рассказывать о том, как этого всего можно достичь без особых усилий; попытался убедить присутствующих, что экономить надо начать с себя – с парламента, с правительства, с президента; проехался он и по силовым ведомствам – что, мол, жируют они почём зря, нисколько не задумываются об экономии бюджетных средств, и от имени народа заявил, что, мол, пользы от них, как от козла молока, и что, дескать, надо урезать им расходы тоже. И поставить на жёсткий контроль.

Дальше – больше. Сапронькина понесло… Он хотел, даже очень хотел, чтобы народу понравились все его предложения. Ведь, он же для народа старается и больше ни для кого. Себя даже для виду немного покритиковал. А на действующую власть вылил большущий ушат грязи. Слушавшие его парламентарии сначала хмурились и кривились, но, вспомнив, что заседание транслируется на всю страну, стали широко улыбаться, одобрительно кивать в знак согласия и усердно аплодировать.

(Продолжение следует...)
(с) А.Цыганок
Анатолий Цыганок вне форума   Ответить с цитированием
Реклама
Старый 07.06.2016, 18:57   #2
Тяжелый случай
 
Аватар для Анатолий Цыганок
 
Регистрация: 19.06.2012
Адрес: Москва
Сообщений: 260
Записей в дневнике: 1

Re: Парламентские истории


Сапронькин призвал в срочном порядке провести реформу всех властных структур, начиная с парламента. С каждым новым предложением он становился всё уверенней, а с каждым следующим взмахом руки – ещё смелей. Несколько слов он сказал и про коррупцию в высших эшелонах власти. Даже примеры не побоялся привести. Ему громко захлопали, когда стал имена коррупционеров называть.
А вот когда он предложил свою кандидатуру на должность главного борца с коррупцией и пообещал покончить с этим позорным явлением в течение месяца-двух, то в зале сначала наступила гробовая тишина – ему не поверили… Но затем стали раздаваться редкие хлопки, которые всё нарастали и нарастали, и наконец превратились в сплошное рукоплескание – так депутатам и сенаторам захотелось побыстрее показать стране, как они стараются покончить с разрастающейся и всепожирающей гидрой, которая не даёт народу жить по-человечески. Даже кричать радостное начали из зала. Стали сравнивать Сапронькина с великими реформаторами, предводителями и полководцами. Раздались возгласы: «Дождались современного Петра!» – «Наш Ермак!» – «Стенька ты наш, Разин!» – «Даёшь нового Емельяна Пугачёва!» – «Да здравствует Сталин!» – «Свободу действий российскому Ли Куан Ю!» – «Ура-а-а-а!!!» – «Виват!» ¬– «Банзай!»

Сквозь стоявший в зале одобрительный гул и бесконечное хлопанье в ладоши, молодой депутат с большим удовольствием слушал хвалебные отзывы в свой адрес. В один момент гул вдруг стих, зал на секунду замер, чтобы вновь взорваться аплодисментами и овациями. Теперь зал неистово скандировал: «Виват Сапронькину! Да здравствует Сапронькин!»

В голове новатора, обличителя пороков и борца за справедливость и счастье трудового народа стали возникать радостные картины: как с позором отстраняют от работы никчёмного спикера, а на его место ставят его – молодого депутата, народного заступника, генератора благостных идей; как самый главный сенатор (сенаторша, вернее) неожиданно подаёт в отставку, а на своё место предлагает неутомимого бойца с несправедливостью и настойчивого проводника революционных мыслей; как выгоняют постылого премьера с насиженного места за ненадобностью, и вот он, «экономист» и «новатор», уже председатель кабинета министров; как на внеочередных выборах 100 % избирателей проголосовало за нового президента, за народного предводителя и всеобщего любимца – ведь хлопают же сейчас ему представители народа, от всей души хлопают… и ещё здравицу поют… – значит любят…

…Речь Сапронькина неоднократно прерывалась бурными продолжительными аплодисментами, которые под конец отважного, колоритного, и доходчивого выступления вылились в «атлантический вал» оваций.

Президент с премьером сначала ничего не могли понять: откуда взялся этот придурок и что за околесицу он там несёт. Но остановить разглагольствования новоиспечённого народного трибуна не могли – народ бы не понял, ведь заседание транслируется в прямом эфире – не то, что вся страна – весь мир смотрит; и сказать ничего плохого про этого красноречивого оратора они явно не хотели – зачем в очередной раз выставлять себя перед народом в неприглядном виде.

Заготовленную заранее резолюцию совместного заседания организаторам форума пришлось подкорректировать и даже внести туда предложения депутата Сапронькина как основополагающие. Исправленные и дополненные документы были переданы в Специальную комиссию президентской Администрации для доработки, обобщения, разработки Мероприятий, подготовки проекта Закона и внедрения его в жизнь.
Страна затаилась в ожидании…

(Продолжение следует...)
(с) А.Цыганок
Анатолий Цыганок вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.06.2016, 11:51   #3
Тяжелый случай
 
Аватар для Анатолий Цыганок
 
Регистрация: 19.06.2012
Адрес: Москва
Сообщений: 260
Записей в дневнике: 1

Re: Парламентские истории


***

Народ ждал перемен… Замер в ожидании славной жизни… хорошей доли… перемен к лучшему… Народ надеялся на справедливость… Он думал, что наконец-то фортуна повернулась к нему лицом.
Ведь когда на том знаменательном форуме депутат Сапронькин сагитировал всех жить экономно и бороться с коррупцией, то его знаковое и своевременное предложение по поддержке трудового народа было принято единогласно и на ура. По всей стране люди аплодировали ему, глядя в цветные и чёрно-белые экраны телевизоров – больших и маленьких, импортных и отечественных, дома и на работе, в парикмахерских и магазинах, в школах и институтах, в детских домах и интернатах, в следственных изоляторах и вытрезвителях, в собесах и пенсионных фондах, в больницах и домах престарелых.
Люди аплодировали, торжествовали, надеялись…
Но люди ничего не знали о Специальной комиссии. Откуда им это было знать…
А там уже кипела работа. Там полным ходом шла разработка Мероприятий. Без них никак нельзя. Положено так. Мероприятия – это основа. Это канва для дальнейших действий. Это начало всех преобразований. Начало всех начал…

Вскоре Мероприятия были готовы, дополнены, детализированы, отредактированы, согласованы с верхами и приведены в божеский вид.
На этапе согласования и приведения в «божеский вид» из них исчезли пункты про коррупцию, острые углы были сглажены, ненужные формулировки убраны, а экономия бюджетных ассигнований коснулась только младшего обслуживающего персонала. Решили с них начать, урезать им зарплаты, доплаты, отменить все льготы и привилегии. В таком виде и Закон появился. Про коррупцию в нём тоже ничего не говорилось. Не было уменьшено и содержание властных структур. Невидимая рука дирижировала процессом.

…И вот… долгожданные перемены произошли. Не для народа – для Сапронькина. Ну и для младшего обслуживающего персонала, туды его в качель.

Сапронькину повезло, не стали привлекать к уголовной ответственности за подрыв государственных устоев, пожурили только немного да слово взяли, что теперь будет ниже травы, тише воды, потом грамоту дали, по работе продвинули. Теперь он в сенаторах ходит – уважаемый человек. Посиживает в мягком кресле и в ус не дует. По курортам и санаториям курсирует – он там, в Сенате, курортную деятельность курирует.
Жизнь идёт дальше, движется своим чередом. Сенатор Сапронькин руководит комитетом, принимает участие в заседаниях, путешествует по стране и заграницам, иногда разглагольствует про экономию, про хорошую жизнь народа и думает, что бы ещё выдать такое… чтобы жилось ещё лучше. Ему…

(Продолжение следует)
(с) А.Цыганок
Анатолий Цыганок вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.06.2016, 12:12   #4
Тяжелый случай
 
Аватар для Анатолий Цыганок
 
Регистрация: 19.06.2012
Адрес: Москва
Сообщений: 260
Записей в дневнике: 1

Re: Парламентские истории


-2-
Импортозамещение

Арсений Никодимович торопился. С минуты на минуту должно начаться пленарное заседание, а ему ещё ехать и ехать… Хорошо было, когда парламентский центр на старом месте находился – вышел из метро и вот, нате вам – заходите, пожалуйста, работайте на здоровье. А теперь, когда его перенесли за город, то добираться стало труднее и дольше: сначала на метро или на автобусе, потом на трамвае или троллейбусе – это как кому повезёт – смотря что вперёд придёт. А с конечной городской остановки надо дальше в область ехать либо на междугородном рейсовом автобусе, либо на маршрутке. На рейсовом по проездному билету можно проехать, а вот на маршрутке надо свои кровные платить, льгот там нет, поэтому Арсений Никодимович редко ими пользовался, только в экстренных случаях. Похоже, экстренный случай намечался у него сегодня – времени оставалось всего ничего.

Транзитные маршрутки, затаренные под завязку, пролетали мимо, а большого автобуса, как назло, всё не было. Местные же микрушки стояли на площадке, а их шофера заполнили придорожную кафешку и не торопились её покидать. На ломаном русском языке они говорили, что у них сейчас законный обеденный перерыв.
Арсению Никодимовичу позарез надо было как можно быстрее попасть на работу. В парламенте заседание скоро должно начаться, а ему выступать там. Докладчик он сегодня. Про импортозамещение рассказывать будет. Модная сейчас тема. Но сперва добраться надо до места. Приходится ждать… Ничего не попишешь.

Раньше-то благодать была: они всегда на служебном транспорте ездили. А теперь – ша… Теперь только на городском. Ну, или на своей личной машине. Но бензин тогда за свой счёт покупать надо. Водителя тоже – хочешь бери, хочешь не бери. Компенсировать затраты никто не будет. Льготы все урезали, спецпайки отменили, талоны на спецбольницы не дают. Цветы на праздники – и те только за свои деньги. Спецобслуживание для них кануло в лету. Да ещё ввели строжайший контроль за выходом на работу. Непрофилонишь теперь. Обложили по полной программе. Кошмар!..

Началась эта эпопея по внедрению жёсткой экономии и жесточайшей дисциплины совершенно случайно – больной на голову депутат Сапронькин из демократической фракции на одном из заседаний своего комитета, а потом на расширенном заседании всего парламента клич кинул, что, мол, экономика должна быть экономной. И что в стране, начиная с президента и парламента надо внедрить режим жесточайшей экономии.
И вот результат… Правда, не для всех. Для моповцев только.

***
Обеденный перерыв наконец-то закончился, маршрутки стали подъезжать для посадки пассажиров. Но за это время на остановке накопилась куча людей, и все напролом кинулись штурмовать двери микроавтобусов. Арсений Никодимович попытался было показать служебное удостоверение с двуглавым орлом на обложке, чтобы войти в маршрутку без очереди, но гудящая и напористая толпа послала его по известному адресу, точь-в-точь как на «комитете» отправили Сапронькина. Арсений Никодимович не стал спорить и с тоской отошёл в сторонку. Ну их к лешему… Но неожиданно повезло: к его беспредельной радости точно к этому месту подкатила большущая гармошка «Икарус» и остановилась с открытыми дверьми аккурат около Арсения Никодимовича, тот не раздумывая, спокойненько вошёл в просторный салон, сел на свободное место и погрузился в свои дела. Автобус тронулся. Из внутреннего кармана он достал листок с текстом предстоящего выступления и стал читать в который раз, чтобы получше запомнить содержание и поглубже вникнуть в его суть.

За чтением доклада пролетело время, вот и парламентский центр. Арсений Никодимович двинулся в сторону проходной. Охранники первого поста проверили документы, похлопали по карманам, и он по широкой аллее направился к центральному входу. На прилегающей площади стояли автомобили всевозможных марок и моделей. Видно все уже собрались, оценил он обстановку по количеству машин на стоянке.

В вестибюле здания находился второй пост охраны. Арсений Никодимович оставил на вахте свой мобильный телефон и прошёл через рамку металлодетектора. Всё нормально – не пикнуло даже. Но зато запиликало на соседней рамке – это какой-то депутат не сдал на хранение свой пистолет и попёрся с ним к себе в кабинет. Офицер из службы охраны реквизировал у него оружие, сказав обескураженному парламентарию при этом, что «макара» ему вернут, когда тот будет покидать здание.

Добавлено через 4 минуты

В просторном фойе кучками стояли депутаты. Чего-то ждали. Увидев вошедшего Арсения Никодимовича, они все наперебой кинулись к нему с криком: «Ура-а-а! Никодимыч пришёл! А то мы уже заждались… Думаем, куда подевался наш кумир…»
Арсений Никодимович важно кивнул всем головой, с некоторыми поздоровался за руку. Тут он узнал, что заседание откладывается, ждут президента, тот ещё не подъехал.

Обожаемый всеми Никодимыч направился в сторону гардероба, и там, в углу, своим ключом открыл небольшую дверку. За ней просматривалась малюсенькая комнатка с набором кой-какой мебели и большим количеством различных принадлежностей для чистки обуви. Арсений Никодимович выволок из коморки обшарпанный стул с отпиленными ножками, поставил перед ним подставку для ног, а сбоку приспособил маленький деревянный ящичек, который своим видом смахивал на миниатюрный колдовской чемоданчик.
Когда он брал в руки этот старенький чемоданчик, то неизменно вспоминал своего дедушку, чёрненького и на цыгана похожего. В эти минуты в глазах возникала картинка, как его родненький дедуля с этим чемоданчиком в руках гордо вышагивал по мостовой в сторону железнодорожного вокзала, где у него было своё законное место. И вся округа знала, где найти дядю Арсена, который враз приведёт их обувь в отличное состояние. И приезжий люд не проходил мимо. Уж очень хорошим сапожником был этот чернявый.

У гардероба, ближе к окну, вокруг низеньких резных журнальных столиков сидели несколько сенаторов и вели меж собой разговор. Увидев, что Никодимыч готов к работе, они повскакивали со своих кресел и ринулись к нему. Арсений Никодимович вытянутой рукой остановил их:
– Сначала депутаты. С вами потом займусь…
Депутаты выстроились в очередь и по одному подходили к своему Никодимычу. Тот драил им ботинки и туфли, изредка перекидываясь фразами с владельцами обуви. Работал он умело и уверенно, сапожные щётки мелькали в руках, подлетая высоко вверх, переворачиваясь и кувыркаясь. Любо-дорого было смотреть на такую работу. Волшебник. Факир. Маг…

Арсений Никодимович глянул на часы, помотал головой – времени как всегда было в обрез. Чтобы ускорить работу, он стал приглашать к себе сразу по два человека. Теперь щётки летали вокруг уже двух человек, а те только успевали менять свои ноги на подставке. Рук факира не было видно – сплошная феерия. Песня. Калейдоскоп.

Очередь продвигалась быстро, Никодимыч знал своё дело. Если бы понадобилось, он смог бы обслуживать и по три человека за один подход. Но пока он и так успевал. Это был дока в своём деле. Мужики оставались довольными блеском и лоском своих отдраенных туфлей. Подходивших дам волшебный сапожник приглашал вне очереди. Женскую обувь Никодимыч натирал красной бархоткой после нескольких капелек чудодейственного бальзама и умопомрачительного ароматизатора. Коко Шанель рядом не стояла… Женщины млели и таяли…

Вскоре дошла очередь и до беспокойных сенаторов, которые нетерпеливо ожидали своего часа, расположившись цепочкой вдоль стеночки. Те тоже только успевали сменять друг друга у знакомого всем низенького стульчика. Щётки летали, бархотки порхали, руки сапожника делали сказку. Сенаторы, как и депутаты, остались удовлетворёнными работой незаменимого Никодимыча. Довольны они были и своими чистыми и сверкающими ботинками. Удовлетворены были все, кроме Сапронькина – ему Никодимыч почистил только одну… левую туфлю. «Другую потом… завтра…» – многозначительно подмигнув молодому сенатору левым глазом, завершил работу парламентский сапожник.

Как хорошо, что на сегодня работа закончена, можно и передохнуть немного перед заседанием, сказал Арсений Никодимович сам себе. На совещании произнесёт несколько слов и всё, можно домой, на «хаус».

…Президент появился неожиданно, и как всегда незаметно. Но в то же время, вовремя. Он как будто знал, когда надо заходить в здание. Его не заметил никто, кроме Арсения Никодимовича, который сидел на том же низеньком стульчике с отпиленными ножками и складывал в ящичек свои сапожные причиндалы. В этот момент краем глаза сапожник и приметил, как бесшумно открылась боковая дверь, и так же бесшумно появился он, самый главный в стране. Он зашёл через другой вход, поэтому его никто и не углядел. Рядом с ним были два амбала из личной охраны и ещё один, щупленький, с таким же, как у Арсения Никодимовича, маленьким деревянным чемоданчиком.
Свита направилась к прямо нему, Арсений Никодимович встал.
– Привет, Никодимыч! – поздоровался президент.
– Здрасьте…
– Вот, хочу показать своему помощнику, – он скосился на человека с чемоданчиком, – как вы управляетесь тут с многочисленной армией наших доблестных парламентариев, вернее с их обувью. Ну что, покажете «класс»?..
– Я, вообще-то, закончил… Но, как прикажете…
– Ну что вы… Какое приказание?.. Так… – просьба… Куда ногу поставить?
Через минуту туфли президента блестели так, что в них смотреться можно было как в зеркало. Слегка чувствовался забытый всеми аромат одеколона «Кремль».

Последний раз редактировалось Анатолий Цыганок; 14.06.2016 в 12:12. Причина: Добавлено сообщение
Анатолий Цыганок вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.06.2016, 12:18   #5
Тяжелый случай
 
Аватар для Анатолий Цыганок
 
Регистрация: 19.06.2012
Адрес: Москва
Сообщений: 260
Записей в дневнике: 1

Re: Парламентские истории


***
Арсений Никодимович до начала этой эпопеи с пресловутой экономией работал здесь же, заведовал блоком по обеспечению внешнего вида парламентариев. Их отдел занимался чисткой и глажкой верхней одежды, позже присоединили и обувную секцию. Закупили импортные машинки для чистки обуви и горюшка не знали. Аппараты работали исправно, да и сервис был на должном уровне. До определённого момента так было. А потом начались проблемы. Возникли они с тех самых санкций, которые применили к России западные политики. Сперва пропали запчасти и расходные материалы, затем закрылись сервисные компании. Ну и в конце концов прекратились поставки самих аппаратов. Чистка обуви приказала долго жить. Парламентарии взвыли… Что делать? По стране клич прокатился: импортозамещение!!! По заданию свыше Арсений Никодимович приступил к подготовке конкретных мероприятий для этого самого импортозамещения. Как и многие в стране, он начал вспоминать бывшее хорошее и забытое старое. Как и другие мыслящие люди пытался в который раз опять изобрести велосипед.

Появились мысли по замене импортных установок для чистки обуви на такие же отечественные: мол, мы тоже кое-что умеем…
В это самое время депутат Сапронькин выступил с историческими предложениями по тотальной экономии бюджетных средств и по борьбе с коррупцией. Расчёты проектирования и производства показали, что отечественные аппараты будут влетать нам в копеечку. Да ещё в какую… И времени на их внедрение требовалось уйма: сначала разработать надо было эти устройства; сварганить на заводе опытные образцы, проверить, обкатать; затем патент получить; потом запустить в промышленное производство; организовать сбыт, сервис; ну и так далее. В несколько лет выливалась программа. А обувь-то сейчас уже чистить надо. Не будут же парламентарии в грязной ходить. Пришлось отказаться от этой идеи. Стали рассматривать альтернативные проекты. Арсений Никодимович предложил самый что ни на есть простой вариант импортозамещения: принять на работу сапожника – и гора с плеч… Но согласно мероприятий по экономии сие новшество было совершенно невозможно – оно же вело к увеличению численности и, стало быть, к обязательному росту фонда заработной платы. Как быть?..

По решению сверху Арсений Никодимович снова взялся рассматривать другие варианты, чтобы в короткие сроки наладить безусловную работу по чистке обуви. На этот раз он не стал в очередной раз «изобретать велосипед» и решил самолично снять остро назревшую «сапожную» проблему. Но при этом две другие секции ему пришлось передать в управление своему помощнику. Так Арсений Никодимович и стал штатным сапожником – без увеличения численности, а, стало быть, и без повышения фонда оплаты труда.

В детстве маленький Арсюха частенько наблюдал за работой уличных сапожников, да и родной дедушка Арсен многому научил, и это ему значительно помогло в овладении новой профессии. Через некоторое время он стал в этом деле докой. Да ещё каким.
«Помнят руки-то… помнят…» – гордился он.

Добавлено через 2 минуты

Арсений Никодимович достиг больших высот, если его и раньше здесь уважали многие, то теперь почитают поголовно все. И лелеют. Даже президент приводил своего помощника учиться у него. Премьер, правда, ещё не заглядывал. Но говорят, что у него другие заботы. И что обувь он не чистит – в кедах ходит. «Ну, ладно, бог с ним, с премьером. Надо будет – придёт. Сообразим…»

Сапожные дела в парламенте не пострадали, вовремя сориентировался умелец во всех этих неурядицах, быстро провёл операцию по импортозамещению исконно русским способом. Отдаёт он теперь сапожному делу всю свою сноровку и душу вкладывает сполна, без остатка.

Сторицей вернулись ему затраченные усилия и старания – чаевые появились. Но не все дают. Некоторые хитрованы умудряются слинять не давши, якобы на заседания они опаздывают. Но всё равно и тех чаевых, которые оседают на дне деревянного чемоданчика, вполне хватает на дополнительные житейские прелести.

А вот со льготами, которыми он пользовался до этого, Арсению Никодимовичу не повезло – отменили их напрочь. Оставили только проезд на городском транспорте. И ещё по специальному постановлению выдают проездной билет на загородные автобусы, и то только из-за того, что парламентский центр теперь находится в лесу, в курортной зоне. Негласно, правда, сохранили ещё одну льготу для таких как он – это питание в парламентской столовой. Официально-то её не оставили, просто все закрывают глаза на этот факт и не выгоняют из столовой, когда МОП приходит туда покушать. Цены-то там такие, какие были в советское время в заводских столовых, кушать выгодно там и экономно. Очень даже выгодно. И весьма экономно. А МОП – это младший обслуживающий персонал, к которому сейчас относится сапожник Арсений Никодимович, в быту и для клиентов просто Никодимыч.

И вот теперь он должен выступить перед большой аудиторией про экономию, про импортозамещение, про русскую смекалку, про народные промыслы. Ведь, он же теперь новатор. А новации очень приветствуются, особенно в последнее время.

(Продолжение следует)
(с) А.Цыганок

Последний раз редактировалось Анатолий Цыганок; 14.06.2016 в 12:18. Причина: Добавлено сообщение
Анатолий Цыганок вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.06.2016, 18:11   #6
Тяжелый случай
 
Аватар для Анатолий Цыганок
 
Регистрация: 19.06.2012
Адрес: Москва
Сообщений: 260
Записей в дневнике: 1

Re: Парламентские истории


-3-
Экономика должна быть экономной

Арсений Никодимович вошёл в зал заседаний и устроился в последнем ряду в ожидании своего предстоящего выступления. Он совершенно не радовался, что ему поручили выступить, да ещё от имени народа, с небольшим докладом о результатах экономической реформы, которую начали проводить по предложению депутата Сапронькина. Никодимыч не любил слова говорить, он желал дела делать. Но, начальство попросило… Особое внимание в докладе он должен посвятить импортозамещению. Ведь, это же он его непосредственный организатор и проводник в сфере обслуживания.

Предоставленный текст Арсений Никодимович уже выучил почти наизусть и в сущность вник достаточно глубоко. Но его терзали сомнения – что делать? Читать, что написано?.. Или пересказать то же, но своими словами. Или… или всё же сказать правду, что реформа эта – фикция сплошная. От начала и до самого конца. Ведь не то предлагал Сапронькин! Совсем не то!!! И импортозамещение должно было идти вовсе другим путём… Что делать??? Что говорить??? Как себя вести???
Сапронькина тогда, после его выступления, из депутатов сразу затолкали в сенаторы. Чтобы не вякал больше он про экономию эту. И про коррупцию тоже. Так что в сенаторах ходит, уважаемый и любимый всеми Сапронькин – российский Ли Куан Ю… Посиживает сейчас он в мягком сенаторском кресле и в ус не дует. А может и по курортам курсирует – он там, в Сенате, курортную деятельность курирует.
Сапронькину-то хорошо… Он уже всё сказал. А вот Арсений Никодимович весь извёлся… Что делать??? Про что говорить??? Пойти по пути Сапронькина и выдать на-гора подробный анализ этой фикции? Примеров-то он может великое множество привести. Ведь сам через это всё прошёл… А, собственно, чем он рискует? Дальше дворника не переведут. А метлой работать он умеет. Да метлой-то не только мести можно… Метла – серьёзный инструмент… в крепких руках-то… Если что…
А если поверят Арсению Никодимовичу? Никодимычу своему?.. Ведь они же уважают его, а может даже и любят… Сапронькину-то поверили. А ведь его до этого мало кто знал… Но поверили ему. На слово поверили. А Арсений Никодимович делами своими ратными проверен на сто рядов… Неужто не поверят? Должны поверить… Что же делать? Как же быть? Извечный вопрос…

А вдруг, если они всё же поверят ему? И если поддержат? Он-то знает, что сказать, чтобы поддержали. Он умеет убеждать. Может в депутаты тогда проведут? Сейчас же это запросто… И выборов не надо. По партийным спискам передвинут. Вместо выбывшего кого-нибудь… Или вместо умершего… Не дай бог, конечно…
А могут и в сенаторы записать от какой-нибудь губернии. У сенаторов тоже ротация бывает. Вон, Сапронькина-то записали…
В правительство он сам не пойдёт. Не нравится ему там. И с премьером не комфортно, не тот человек. Да и друзей там почти нет. Так – раз-два и обчёлся.

Что же делать? И спросить не у кого. Сапронькин далеко… Помощник бывший чисткой и глажкой командует. С женой тоже не посоветовался.
Чёрт… Надо было у президента спросить. Но теперь до него не добраться. В президиуме он сидит. Не пробраться. Да и охрана…
Второй уже докладчик с трибуны речь держит. Хлопают в ладоши, хорошо принимают. Скоро должны Арсения Никодимовича пригласить. А он ещё не принял окончательного решения – читать то, что написали ему, или пересказывать своими словами. Или всё-таки правду-матку лупануть?.. От чистого сердца, так сказать…

Тут к нему подкралась ещё одна мысль. Так, мыслишка маленькая: а может ему попросить, или потребовать, чтобы отменили они ту реформу экономическую, да вернули бы льготы, которые раньше были у обслуживающего персонала. У парламентариев-то они остались, в правительстве тоже без перемен. Только им, горемычным, отменили. Ведь, липовая реформа получилась. Хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Да и льготы-то те – копеечные были. Капелюшные... И в государственном бюджете совсем незаметные.
Сложно теперь товарищам без льгот. Да и привыкли люди к ним за столько лет, присохли… Без льгот не жизнь у них, горемык. Тоска. Без льгот этих они даже уважать себя перестали. Без льгот они себя и людьми-то уже не считают. Кто они сейчас?.. Так – пыль мелкая… Перхоть… Вот раньше бывало…
Да и экономии большой от этих реформ, по его мнению, не было. Никакой! Откуда она могла взяться, если министрам, сенаторам и депутатам сразу вслед за этим зарплату повысили. И не на пять копеек… И ещё повысят. Слухи такие ходят. Борьбу с коррупцией вообще замылили… А где же тогда справедливость? Нету-ка её… И не будет, по всей видимости. Может сейчас рокировку сделать?.. Пока не поздно. Шаг вперёд и два назад…

Арсений Никодимович шёл к трибуне по проходу через весь зал. Шёл и думал, что же сказать, что доложить, о чём попросить? Может и подскажет кто…
Решил начать с того, что произнесёт: «Экономика должна быть экономной! Мы тоже, все как один, должны экономить и жить экономно! И я вам скажу, что экономить надо ещё и справедливо…»

А дальше – как карта ляжет…

Добавлено через 1 минуту

***
Много ли, мало ли времени прошло с того заседания, уж и не помнит никто. Жизнь в стране продолжается, она такая же, как и до заседания, существенно не изменилась. Всё так же… Всё то же… Всё те же…

Импортозамещение дало свои плоды: спрос на сапожные щётки в стране возрос до небывалых размеров. Ну, и на ваксу нашу… отечественную… тоже. Наше самое лучшее, самое надёжное. В народе так говорят.

Заседание то потом в записи народу показали, эпизоды некоторые. А так – всё нормально, никаких изменений, все при своих интересах остались. Как работали, так и работают. И Арсений Никодимович без работы не остался – в местах, не столь отдалённых, тоже, ведь, ботинки чистят…

Видно, карта не так легла…

Последний раз редактировалось Анатолий Цыганок; 26.06.2016 в 18:11. Причина: Добавлено сообщение
Анатолий Цыганок вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
нет
Реклама

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 01:51. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet Rambler's Top100