Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка Современная поэзия, стихи, проза - литературный портал Неогранка

Вернуться   Стихи, современная поэзия, проза - литературный портал Неогранка, форум > Дневники > Peccator


Оценить эту запись

Мурр (отрывок из черновика)

Запись от Peccator размещена 06.08.2018 в 04:06
Обновил(-а) Peccator 06.08.2018 в 04:12
Мурр.

«Оно», кажется, серое. Нет, не совсем – просто тёмное. «Оно» на четырёх ногах… или лапах? Надвигается из оконного проёма, оформляясь и вырастая. По-моему, знакомо, но трудно опознаваемо. Я, это, «его» помню вроде бы, даже почти вспомнил, как называется.
- М-мым-м-м… - мыкнул я, стараясь сфокусировать взгляд на движущемся пятне. Бодун, в правый борт твою маму… Изображение оставалось размытым, будто на пыльном экране компьютерного монитора. Мне хотелось совместить изображения, воспринимаемые обоими глазами, в единое целое – так хамелеоны в природе поступают, д-да...
«Вы позволите войти?»
Это кто сказал? Это где сказали? Внутри меня, снаружи, или это я сам? Хренота какая… Я натужно вытянулся, затем съёжился, снова выгнулся подобием личинки насекомого, чтобы прогнать похмельную одурь, протирая слезящиеся глаза.
« Так можно зайти, или как?»
- Или, мля, где! – проворчал я с досадой на «нечто», меня разбудившее до срока: при похмелье лучше поспать как можно дольше, тогда и похмеляться потребуется куда меньше – истина, стократно проверенная на себе.
- Э… Э-э-э… - невольно вырвалось из меня, когда глаза наконец-то поймали в фокус искомый объект.

«Оно» оказалось котом, стало быть, «им». Большим. Буквально по Войновичу, «котом домашним, средней пушистости». Нормального обычного, «нашенского» кошачьего окраса, вызывавшего ассоциации с необожжённой серой глиной, перемешанной с навозом и соломой, - «саманное» эдакое что-то, разлинованное тёмно-серыми полосками.
Говорящий кот – это из категории невероятностей, похлеще бабы-священника. Хотя чего только не случается во времена наши смутные!
- Допился, Серый. Допился, блеать, дожрался, падла… Коты в гости уже приходят аршинные говорящие… - сердце стала наполнять, холодно и липко, нечеловеческая тоска. – Пипец, картина Репина «Здравствуй, жопища, Новый год!»… «Белка», ёпта…

Я в курсе что такое «белка» не понаслышке – «плавали, знаем». Однажды даже восход Звезды Апокалипсиса удостоился лицезреть из окна квартиры, для чего вскочил на компьютерный стол, опрокинув на пол монитор, а потом, без всякой связи с предыдущим бредовым сюжетом, вообразил себя финским солдатом-«кукушкой» и долго выискивал свою «снайперку» под кроватью. Это был первый наскок пьяного безумия, можно сказать, предупредительный – утром я был нормален и отчасти даже помнил, что происходило ночью.
Второй разок меня глюкнуло несколькими годами позже, и в этот раз всё оказалось серьёзнее. Я практически полностью потерял контроль над сознанием, сидя рядышком с «зомбоящиком». Сначала синяя, потом красная «бегущая строка» по экрану: букв не разобрать, «кракозябры» сплошь, но так завлекательно было разгадать этот ребус, что оторваться не хватило сил! Я сидел у окна, вполоборота к экрану. «Поверни голову!» - волево, жёстче всякого командира, где-то внутри мозга. «Влево поверни голову! Ещё!». Понял, что почти не могу сопротивляться – голова сама начала поворачиваться на голос, дикое усилие вернуть её в прежнее положение вызвало только страшную боль – шейные мышцы одеревенели, точно парализованные. Что было дальше, рассказала моя, ныне покойная уже, мама:
«Ты встал с пуфа, встал, как статуя: голова повёрнута к плечу, глаза стеклянные, дикие… Будто отстранил кого-то, завернулся в занавеску, тут же вывернулся из неё и попёр мимо меня, как лунатик: с вытаращенными глазами, руки напряжённые, пальцы скрючены, будто задушить кого хотел… Я за тобой: боялась, что ты на стеклянную дверку шкафа натолкнёшься. Потом рухнул поперёк кровати, и то ли застонал, то ли завыл и заскулил одновременно, протяжно и жутко – ну да, как койот... После тебя трясти начало. Я уже хотела «скорую» вызывать. Потом затих, обмяк. Я перепугалась, подошла – думала, умер. Слышу: дышишь тихонько, зубами скрипишь и постанываешь. Перекрестилась: «Живой…»

Прости, мама! Если можешь… Ты всегда простишь меня «там», я знаю. Это я себя никогда не прощу – «здесь»…
Я тогда проснулся спустя примерно часа полтора. Подо мной на пододеяльнике было кровавое пятно – я прикусил себе язык с обеих сторон до мяса. Никому, никому не пожелал бы видеть такого отражения в зеркале: вампир, пьющий собственную кровь… Я не мог нормально разговаривать и есть примерно неделю – настолько было больно. Распухший воспалённый язык едва помещался во рту…
В третий раз было почти так же: вначале неистово-синий «пиксель», оставляющий за собой шлейф на телеэкране, после - «бегущая строка» такого же синего цвета и невыносимое желание раствориться в этой синеве, зубы, царапающие сколотой эмалью язык… Глупость: не спать трое суток при выходе из запоя и при этом рассчитывать на то, что «белая попрыгунья» уже не явится! Но к тому времени я уже знал, что это можно пресечь, не провалиться внутрь этого кошмара: лёг прямо на ковёр, лицом вниз. Закрыл ладонями глаза, открыл веки и вгляделся в сотворённую мной темноту, потом зажмурился крепко, насколько мог, и стал молиться всеми краткими молитвами, какие на то время знал. Странный метод, скажете? А при «из ряда вон» ситуациях и решение должно быть неординарным. Мне тогда помочь всё равно никто бы не сумел – мамы уже не было в живых, и «скорую» вызвать пациенту самому было не под силу. А дверь врачам открыть было бы уже, пожалуй, некому и не для кого…
С тех пор я ещё не раз ступал на это лезвие острее бритвенного, делящее Вселенную на разум и безумие, шастал по нему с завязанными глазами, босиком. Канатоходец-идиот. Не нужно и четверти шага в сторону – достаточно лишь чуть качнуться, – и ты там, по другую сторону разума, где всё иначе. Где стены глухи к воплям и привычны ко всяким химерам, где койки с надёжными прихватами для рук и ног, где всевозможная «химоза» запихивается в людей под бдительным надзором персонала, где окна и лестничные пролёты зарешечены. Я молю Бога и теперь, чтобы больше не вставать на эту почти невидимую, призрачную кромку. Ведь, как известно, если Господь желает кого-нибудь наказать, то сначала лишает разума. Господи! Ты видишь, больше не могу ТАК! Спаси и сохрани, сбереги…

«Семь кругов ада». Насколько звучит смешно! Возможно, ад подземный и делится на круги, ад же земной их не знает, у него нет кругов – скорее бесконечные уровни и лабиринты, изобилующие тупиками, на которые ни у какого Тесея не хватит ариадниной нити. И это касается не только алкоголя и наркотиков. «И ад следовал за ним…» - Откровение Иоанна Богослова. Апокалипсис…
(с) Сергей ulymson aka gemitator 2010
Всего комментариев 0

Комментарии

 
Последние записи от Peccator

Текущее время: 17:10. Часовой пояс GMT +3.



Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Права на все произведения, представленные на сайте, принадлежат их авторам. При перепечатке материалов сайта в сети, либо распространении и использовании их иным способом - ссылка на источник www.neogranka.com строго обязательна. В противном случае это будет расценено, как воровство интеллектуальной собственности.
LiveInternet